Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Роковая ошибка императрицы Екатерины



1768 год был одним из ключевых моментов царствования Екатерины Второй. В тот год императрице предоставилась уникальная возможность решить одну из ключевых проблем российской внешней политики последних нескольких столетий - но вместо этого она ещё туже затянула узел противоречий. Речь идёт о войне с так называемой Барской конфедерацией.

Барская конфедерация стала ответом на пророссийскую политику короля Станислава-Августа. Этот король Польши некогда был любовником российской императрицы Екатерины Второй, она много способствовала его возведению на престол. И логично рассчитывала с его помощью сделать Польшу проводником российского влияния в Европе.



Первое, чего добилась Екатерина, был закон, уравнивающий в правах православное и католическое население Речи Посполитой, принятый королём Станиславом-Августом. Однако польские магнаты, привыкшие к бесправному положению православных украинцев, дававшему возможность драть с них по три шкуры, этому королевскому указу не подчинились. Противники указа сколотили против короля Барскую конфедерацию и обратились за помощью к своим извечным защитникам в борьбе против России и Православия - Франции и Турции.  А пока занялись своим излюбленным развлечением - геноцидом православных. Украинцев барские конфедераты вешали по двое, а между ними - бродячую собаку. И прибивали табличку: "Два лайдака и собака - вера одинака" [1].

Королевская власть оказалась слишком слабой, чтобы помешать варварским расправам, да король, будучи католиком, думаю, и не стремился к этому. Поняв, что ничего им не светит, кроме полного истребления, украинские крестьяне и казаки подняли ответное восстание против барских конфедератов, вошедшее в историю под названием "колиивщины". Дело было в 1768 году.

Заметим, что восстание разгорелось на Правобережной, Западной Украине - восточная уже давно отошла к России. То есть - там, откуда сегодня расползается зараза униатства и неонацизма, на тех самых землях, которые в России сегодня кое-кто склонен полагать некоей "раковой опухолью" на теле Русского Мира. Так вот на тех самых землях - в Волыни, Подолии и Галиции - в 1768 году Русский Мир дал бой тем, кто пытался его уничтожить. И остался в одиночестве.

Восстание, как сообщает "Википедия", началось в районе Мотронинского монастыря (ныне в Черкасской области Украины). Возглавил его запорожский казак Максим Иевлевич Зализняк (1740 - 1768). Этот самый Зализняк жил в Мотронинском монастыре послушником с 1767 года, пока знакомый казак Осип Шелест не привёз ему письмо от запорожского кошевого атамана с призывом к восстанию против Польши. Вскоре Зализняк собрал вокруг себя отряд более тысячи человек, в основном - украинских крестьян и казаков, а также беглых русских солдат, желавших помочь братьям по вере, а заодно - получить вожделенную волю.



Максим Зализняк


В течение апреля - мая восстание охватило польскую часть Киевщины, Брацлавщину, Волынь, Подолию и докатилось до Галиции. Кульминацией восстания стал штурм Умани. Узнав о приближении к городу гайдамаков (как стали называть себя восставшие), уманский губернатор выслал против них отряд казаков во главе с Иваном Гонтой, однако Гонта, будучи малороссом по национальности и православным по вере, логично присоединился к своим соплеменникам и единоверцам. 7 июня объединённые силы Гонты и Зализняка подошли к Умани и осадили её. Город остались оборонять лишь местные поляки, евреи и украинцы-униаты. Опыта в военном деле это разношёрстное ополчение не имело никакого: резать и вешать безоружных крестьян да грабить храмы - это одно дело, выстоять против нескольких тысяч вооружённых казаков - совершенно другое. Штурм оказался столь стремителен, что никто из атакующих не погиб, и город перешёл в руки гайдамаков.  Поначалу восставшие вели себя с местным населением корректно, побеждённых просто разоружали и никакой враждебности к нерусскому населению не выказывали. Всё изменила делегация местной униатской школы, которая назвала победителей "вольными украинцами" и обещала повстанцам, что дети их и их потомки будут учиться только в украинской школе.

Здесь важно понять один момент. Слово "украинец" в обиходе тогдашней Польши (как и в лексиконе австрийской Галиции XIX - начала ХХ веков) имело совершенно иной смысл, чем в обиходе Российской империи. Если у нас это слово употреблялось наравне со словом "малоросс" и служило синонимом ему, то поляки называли украинцами только униатов, по отношению же к православным изощрялись в выдумывании всяких обидных кличек [2]. В ответ православные предпочитали называть себя малороссами, а то и просто - русскими. Предложение православным гайдамакам, чтобы их дети учились "в украинских школах" было ими воспринято как приглашение в унию. После массового террора, устроенного барскими конфедератами, оно звучало прямым оскорблением. Почувствовав настроение гайдамаков, Гонта приказал делегатам прекратить такие речи, но те продолжили. В результате гонтовцы набросились на поляков. Началось то, что вошло в историю под названием Уманской резни. Причём если по польским данным число жертв её насчитывает от 12 до 20 тысяч человек - поляков, евреев и украинцев-униатов, то Гонта, которому, вроде бы, никаких резонов нет преувеличивать число жертв собственной жестокости, уверенно говорит о 30 тысячах.


Иван Гонта

К чести Гонты надо сказать, что он пытался остановить кровопролитие, но унять людей, потерявших своих родственников в результате развязанного католиками террора, было ох, как непросто. Жертвами погрома стали не только католики и сочувствовавшие им евреи, но и многие православные - те, кто находился в услужении у униатов.

После взятия Умани восстание стало принимать организованные формы. Восставшие собрали Раду, на которой провозгласили создание Правобережной Гетманщины в составе Российской Империи, а Максим Зализняк стал гетманом. На землях, охваченных восстанием, формировались органы казачьего самоуправления по образцу Запорожского войска.

Примечательно, что Зализняк не провозгласил независимость Правобережной Украины, а настаивал на её включении в состав Российской империи. Среди повстанцев ходила так называемая "золотая грамота" Екатерины, призывавшая избивать повсеместно поляков и униатов и обещавшая гайдамакам покровительство императрицы.

А что же сама Россия? А екатерининская Россия, одержимая миражом прорусской Польши во главе с послушным королём-марионеткой, решила выступить против повстанцев. Русские регулярные войска, на помощь которых так рассчитывал Зализняк, были высланы против гайдамаков. С их помощью восстание удалось быстро подавить - "колии", ненавидевшие поляков, сражаться против единоверных русских солдат не хотели. Вероятно, им и в голову не могло прийти, несчастным этим, купившимся на мифическую "золотую грамоту", что русские люди, такие же, как и они, способны будут выдать их на расправу злейшим врагам - всё тем же полякам, в головах которых - и гайдамакам это было прекрасно известно - бродила программа "Уничтожение Руси" (ни больше, ни меньше!). Но русский генерал Кречетников, вероятно, русским был лишь по названию...



Поляки учинили над восставшими зверскую расправу. Гонта подвергся столь мучительной казни, что распоряжавшийся ею польский вельможа не выдержал вида его мучений и приказал его обезглавить. Рядовых гайдамаков четвертовали, сажали на кол, жгли на кострах. Впрочем, значительную часть колиев вывез в Россию фельдмаршал П.А. Румянцев "под видом учения, как правильно вязать пленных". В России эти страдальцы за веру Христову были зачислены в русскую армию. Кречетников получил выговор за выдачу Гонты и его сторонников. Тем не менее, Зализняк, как российский подданный, был сочтён достойным смерти, после чего приговорён к пожизненной каторге. Впоследствии каторгу ему заменили ссылкой. Сделано это было во избежание конфликта с Турцией, с которой у колиев были боестолкновения.

И что потом? Потом пришлось посылать русские регулярные войска против барских конфедератов, дабы поддержать власть никому, кроме Екатерины, не нужного короля Станислава Августа. Пришлось вести с конфедератами бои, в которых отличился Суворов, заработав свой генеральский чин и первые ордена, нанося поражение за поражением многократно превосходящим силам польских мятежников, возглавляемых французскими офицерами-инструкторами. Строго говоря, войной это можно назвать с очень большой натяжкой - скорее, контртеррористическая операция, однако, в стычках с польскими экстремистами гибли русские люди. И с Турцией пришлось воевать, результатом чего стало утверждение России на Чёрном море. Всё это было... потом. После того 1768 года, когда Правобережная Украина сама падала в руки - достаточно было только поддержать Зализняка и его гайдамаков.

Ну, а выводы из вышеизложенного пусть каждый делает сам.


_____________________________________________________________
Примечания
[1] Лайдак - бездельник, лодырь, плут. Этим обидным словом поляки издавна называли православных. А сама фраза представляла собой польское издевательство над малороссийским языком. По-украински правильно: "віра однакова".
[2] Слово "быдло", как и "лайдаки", тоже родом оттуда.

Tags: Век восемнадцатый, Екатерина II, История Отечества, История Украины, Моя история меня бережёт, Неизвестных героев не бывает, Суворов
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment