Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Безвестный крест на немецком кладбище

Есть в Белоруссии такой населённый пункт - Боруны. А в нём - оставшееся со времён Первой Мировой войны немецкое военное кладбище. Все могилы на нём содержатся в порядке - население с мёртвыми не воюет, хоть и лежат на этом кладбище, за редким исключением, оккупанты. За редким исключением - потому что на одной могиле значится надпись на польском языке: "4 неизвестных российских лётчика".


Экипаж бомбардировщика "Илья Муромец XVI".
На переднем плане сидят, слева направо: Ф. Гаибов, М. Рахмин, Д. Макшеев, О. Карпов

Кто же эти лётчики? Как попали они на вражеское кладбище? И почему монумент на их братской могиле поставлен поляками?

По счастью, нам не нужно искать ответа на этот вопрос. В Борунах хорошо знают по именам этих павших героев Первой Мировой войны. Они - экипаж бомбардировщика "Илья Муромец XVI" - того самого, на котором служил первый в истории лётчик-азербайджанец Фаррух Гаибов, о котором я уже имел удовольствие писать. Как имел уже удовольствие писать, что командиром экипажа в действительности являлся не Гаибов, а русский пилот Дмитрий Макшеев.

СПРАВКА. Макшеев Дмитрий Дмитриевич (1880 - 1916) - дворянин, родился в Вологодской губернии. 1 января 1901 года поступил рядовым в Фанагорийский гренадерский полк. В августе 1905 года успешно сдал офицерский экзамен и был переведён в 10-й Сибирский пехотный Омский полк. В 1906 году выведен в запас. 22 июня 1906 года вторично призван на действительную военную службу и возвращён в свой "родной" Фанагорийский полк. Увлёкся авиацией. В 1912 году получил диплом лётчика-испытателя. В марте 1913 г. откомандирован в Гатчину, в Офицерскую воздухоплавательную школу, по окончании которой переведён в Гренадерский корпусной авиаотряд. В сентябре 1914 года сбит в воздушном бою, однако, остался жив. До 15 мая 1915 года совершил 27 боевых вылетов. 1 мая 1915 года командирован в Севастопольскую военную школу, после которой получил звание военлёта. 17 декабря переведён в Эскадру Воздушных Кораблей - воинскую часть, оснащённую бомбардировщиками "Илья Муромец". Был женат, имел двоих детей - сына и дочь.


Дмитрий Дмитриевич Макшеев.

"Илья Муромец" был на тот момент уникальным боевым самолётом. Самолёты такого класса у Великобритании появились только в 1918 году, у Германии - годом раньше. "Илья Муромец" мог подниматься на высоту до 3 километров, что делало его недосягаемым для огня тогдашних зениток, и мог нести 1100 килограммов груза. Предельная длительность полёта этого аппарата составляла 6 часов 33 минуты. С большой высоты "муромцы" могли совершенно безнаказанно сбрасывать на врага бомбы весом от 5 фунтов до 25 пудов (первые сбрасывались вручную, вторые - подвешивались под фюзеляжем) Кроме бомб, использовались также стальные стрелы - обрушиваясь на пехоту и кавалерию противника с высоты, имея скорость летящего аэроплана и достаточно большую массу, эти стрелы прошивали человека насквозь и внушали пехотинцам чуть ли не суеверный ужас. Те, кто смотрел сериал "Гибель империи", наверняка помнят эпизод применения таких стрел германцами против армии Самсонова в Восточной Пруссии. Но в действительности и Россия могла дать немцам по этой части вполне адекватный ответ: техническая осталость царской России авторами сериала сильно преувеличена.

Для защиты от истребителей "Илья Муромец" имел станковые пулемёты системы Максима или Виккерса и ручные пулемёты Мадсена и Льюиса - вооружение достаточно мощное. Экипаж составлял 4 человека.

Заместителем командира на бомбардировщие Макшеева служил Митрофан Александрович Рахмин.

СПРАВКА. Рахмин Митрофан Александрович (1891 - 1916) - потомственный дворянин, родился в Киевской губернии. Окончил Нижегородский кадетский корпус  и 1-е Киевское Константиновское военное училище. С 5 августа 1911 года служил в 25-м Сапёрном батальоне. Проявляя интерес к техническим новинкам, Рахмин в августе 1914-го был переведён в 3-ю автомобильную роту, а 4 февраля 1916 - в Эскадру Воздушных Кораблей.

Четвёртым и самым младшим членом экипажа был корнет Олег Сергеевич Карпов. Родился в семье офицера в 1892 году, окончил Сухумский кадетский корпус и Елисаветградское кавалерийское училище. Служил во 2-м Пограничном Заамурском полку, расквартированном в Харбине. Принимал участие в боях Первой Мировой войны сначала в составе своего родного полка, потом - в составе Астраханского драгунского. 25 мая 1916 года окончил Севастопольскую авиационную школу и  получил звание "военлёт". В экипаже Макшеева служил офицером-наблюдателем.

12 сентября четыре бомбардировщика "Илья Муромец", и в их числе - самолёт Макшеева, должны были атаковать деревню Боруны, в которой размещался штаб германской дивизии, вражеский аэродром и многочисленные военные склады. Для защиты бомбардировщиков их должны были сопровождать 13 истребителей.


"Илья Муромец" на взлёте

Однако, утром 12 сентября сразу же начались неудачи. Из четырёх бомбардировщиков в воздух смогли подняться только два - остальных не досчитались из-за технических неисправностей. Потом в ходе полёта самолёт Макшеева также столкнулся с "нештатной ситуацией" - отказал один из четырёх двигателей. Боевое задание спас Олег Карпов - отважный лётчик выбрался на крыло и на лету, рискуя в любую минуту сорваться вниз, починил мотор. Однако, за время устранения аварии лётчики потеряли второй бомбардировщик, которым командовал лётчик-белорус Башко. В итоге, когда 16-й подлетал к Борунам, Башко уже отбомбился и возвращался на аэродром. Оказать поддержку своим соратникам он не мог в силу ограниченности лимита горючего.

Около семи утра Макшеев, наконец, достиг цели. На земле горели подожжённые артиллерийские склады - Башко отбомбился на редкость точно. По "муромцу" Макшеева немцы немедленно открыли ураганный зенитный огонь, но огромный четырёхмоторный биплан летел слишком высоко и был для них недосягаем. Как на учениях, Макшеев принялся бомбить намеченные цели.


"Илья Муромец" бомбит и обстреливает железнодорожную станцию.
Примерно так выглядела и атака Макшеева.

И тогда в воздух поднялись четыре германских истребителя - два "фоккера" и два "альбатроса". Как те, так и другие были для своего времени отличными машинами. Русский истребитель, сопровождавший Макшеева, был сбит практически сразу - как потом выяснилось, у него заклинило пулемёт. И враги сосредоточили весь огонь на самолёте Макшеева. В ответ Гаибов, Рахмин и Карпов начали отстреливаться из "мадсенов".

Огонь русских лётчиков был убийственно точен. Три из четырёх немецких истребителя были сбиты практически сразу. Но четвёртый вцепился в свою добычу намертво.

На руку экипажу Макшеева работала мощность двигателей "Ильи Муромца" - его винты создавали такие сильные воздушные потоки, что германскому лётчику (история сохранила его фамилию - Вольф) приходилось постоянно стабилизировать машину. А с земли за их поединком следили сотни русских и немецких глаз. Русские - со смесью радости и отчаяния (радости от того, что три из четырёх вражеских истребителей удалось сбить, отчаяния - когда пули Вольфа достигали своей цели). А немецкие - с чувством суеверного ужаса: "цивилизованным евроинтеграторам" было совершенно непонятно, почему этот аэроплан с трёхцветными кругами на крыльях, уже дымясь и рассыпаясь в воздухе на части, всё ещё продолжает лететь. На "муромце" горели два двигателя. Гаибов, Рахмин и Карпов погибли под пулями немецкого лётчика. В этих условиях Макшеев принял, пожалуй, единственно возможное решение - уходить к своим. С трудом ему удалось развернуть подбитый бомбардировщик на обратный курс, но в это время пулемётная очередь сразила и его.


Бой "Ильи Муромца" с немецкими истребителями.

Некоторое время самолёт ещё продолжал движение в прежнем направлении, словно повинуясь воле погибшего командира, затем вдруг начал раскачиваться и перешёл в отвесный штопор.

Когда русский самолёт-гигант упал на землю, немцы первым делом осмотрели его - такое чудо техники не каждый день попадалось им в руки. Среди обломков упавшего аэроплана подобрали тела членов его экипажа. Их решено было захоронить с надлежащими воинскими почестями. О чём немецкое командование не преминуло известить русское с помощью специального акта, который был послан с лётчиком. "Сегодня в  7 часов утра в упорном бою был сбит немецкими аэропланами "Илья Муромец", - извещала сброшенная с немецкого самолёта бумага. - Храбрые воины завтра будут похоронены с воинскими почестями". Достойная честь для авиаторов.

В дальнейшем деревянный памятник обветшал, и в 1930-е годы польское правительство, под юрисдикцией которого в то время оказались Боруны, приняло решение установить на могиле новый памятник - каменный крест, с которого, собственно, и начался наш рассказ. Правда, имён погибших героев поляки не знали...


Памятник экипажу "Ильи Муромца XVI" 2009 года


А в самих Борунах в апреле 2009 года был торжественно открыт памятник экипажу "Ильи Муромца". Прошу всех, кто это читает, помолиться за упокой душ павших воинов - Димитрия, Олега и Митрофана. Царствие им Небесное!

При написании статьи использована книга:
Бондаренко В.В. Герои Первой Мировой. - М.: Молодая Гвардия, 2013.

Tags: История Отечества, Неизвестных героев не бывает, Первая Мировая война
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments