Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Партизанская аскетика

Думаю, любому, кто интересуется историей Великой Отечественной войны, известно имя доблестного разведчика Николая Кузнецова. Личность поистине легендарная - этот человек лично ликвидировал 11 немецких генералов и высокопоставленных чиновников оккупационной администрации, он похитил генерала Макса Ильгена (данный случай послужил основой для известного фильма "Подвиг разведчика"), им обнаружена ставка Гитлера в Виннице ("Вервольф") - в общем, всех подвигов не счесть. Слава Кузнецова затмила даже славу его непосредственного командира - полковника Д.Н. Медведева, в партизанском отряде которого воевал разведчик. Об одном из эпизодов боевой биографии Кузнецова следует рассказать отдельно - ибо он заслуживает внимания не только с точки зрения увековечения памяти о наших героических предках, но и с точки зрения христианского воспитания детей.


Одно из немногих фото, на которых Н. Кузнецов изображён в советской форме.

Как утверджает "Википедия", основным заданием Кузнецова на Западной Украине было уничтожение гауляйтера Эрих Коха. "Основным" - это, может быть, и слишком громко сказано, но, начиная с весны 1943 года Кузнецов несколько раз пытался ликвидировать этого нацистского преступника (которого даже рейсминистр Розенберг критиковал за чрезмерную ретивость в борьбе за "расовую чистоту"). "Если украинцы повернутся против немцев, - с ужасом писал Розенберг начальнику личной канцелярии Гитлера, - это будет результатом политической деятельности рейхскомиссара Коха". Фюрер, однако, всецело встал на сторону своего цепного пса, и Кох продолжал безнаказанно грабить Украину и уничтожать её население. Пока им вплотную не занялись партизаны.

В числе прочих разведчиков Медведева, работавших в оккупированном Ровно, заметна фигура замечательной девушки Вали Довгер. Дочь белорусского немца-антифашиста, павшего от рук карателей, она явилась в отряд, почерневшая от горя, и потребовала оружие. Медведев, однако, прекрасно понимал, чем может кончиться её личная вендетта в такое время, когда чувство опасности притуплено болью и жаждой мщения. Поэтому он первое время выдержал девушку в отряде в качестве радистки, а потом, дав ей немного успокоиться и прийти в себя, устроил в Ровно. Положение "фольксдойче" избавляло Валю от излишнего внимания со стороны гестапо и открывало ей дорогу в оккупационные учреждения, так что она оказывалась идеальной разведчицей.


Валя Довгер


В середине мая сотни ровенских девушек, и в их числе Валя, получили повестки о мобилизации "на работы" в Германию. Статус фольксдойче не давал права на освобождение от мобилизации - напротив, считалось, что гитлеровская армия "освободила" немецких жителей оккупированных территорий, которые теперь, в знак благодарности, должны потрудиться на благо своей новой родины. Однако, именно эта повестка о мобилизации давала возможность Кузнецову добиться того, чего он так давно и безуспешно домогался по другим каналам - аудиенции у Коха. А на этой аудиенции можно было беспрепятственно совершить задуманное покушение.

Кузнецов, известный немцам как обер-лейтенант Пауль Зиберт (с детальнейшим образом проработанной легендой), объявил о своём намерении жениться на Вале и обратился к гауляйтеру за разрешением на брак и отменой, в связи с ним, предписания о мобилизации. Подробности покушения были тщательно обговорены между Кузнецовым и Медведевым, благо, оккупанты предоставили им на это время: Коха в нужный момент в Ровно не оказалось. Валя Довгер после войны вспоминала, что она не чаяла вырваться живой из резиденции страшного рейхскомиссара, настроилась достойно встретить смерть и сосредоточилась исключительно на выполнении задания.

В два часа 31мая к резиденции Коха подкатил экипаж, из которого вышли молодой немецкий офицер с двумя "железными крестами"  и худенькая девушка. Это были главные действующие лица предстоящего акта возмездия - Кузнецов и Довгер. Кучером был разведчик медведевского отряда Николай Гнидюк, уроженец Западной Украины, знавший Ровно как свои пять пальцев. Под сидением у него было спрятано оружие. Где-то рядом притаились и другие партизаны: они должны были прикрыть отход Кузнецова и Довгер, если бы им после покушения удалось вырваться наружу.


И вот, наконец, он, роковой кабинет гауляйтера. "Кузнецов хорошо понимал, - пишет Теодор Гладков, - что его выстрел прогремит по всей Украине громче любого взрыва, поднимет на борьбу новые тысячи патриотов".  Можно себе представить, с какими чувствами он переступал порог этого кабинета, за которым должна была решиться его судьба.

Кох поначалу был неприветлив, однако потому случилась совершенная неожиданность: гауляйтер вдруг "вспомнил" Зиберта, "вспомнил", что видел его подростком в имении князя Шлобиттена, в котором, согласно легенде, вырос "персонаж" Кузнецова. Дальше разговор шёл как по маслу.

Поначалу гауляйтер "отечески" попенял "знакомому" офицеру, что тот связывает свою жизнь с "расово-неполноценной" девушкой (ау, украинские "истинные арийцы", вы слышите?), однако Кузнецов на это твёрдо возразил, что Валя - чистокровная немка и что её отец оказал неоценимые услуги рейху. Коха такие объяснения удовлетворили, и он распорядился отменить мобилизацию. А затем... Затем вдруг пустился в откровенность.

Узнав, что своё "ранение" (опять-таки согласно легенде) "Зиберт" получил в боях под Курском, Кох доверительно сообщил, что обер-лейтенант скоро будет полностью отмщён, потому что под Курском в самое ближайшее время начнётся крупное наступление. "В течение двух ближайших месяцев, - вещал гауляйтер, - фюрер нанесёт под Курском удар такой силы, что он переломит Ивану хребет!" Поскольку незадолго до разговора Кох находился в Берлине, в истинности этого сообщения можно было не сомневаться. А далее доверчивый чиновник рассказал, что для наступления немцами приняты на вооружение и в ближайшее время будут поставлены на фронт новые сверхтяжёлые танки и штурмовые орудия (речь шла о танках "Тигр" и самоходных установках "Фердинанд"), равных которым Красная Армия никогда не имела.


Гауляйтер Эрих Кох

А теперь, дорогие читатели, поставьте себя на место Кузнецова. Перед вами сидит крупный нацистский чин и самым беззастенчивым образом выбалтывает одну военную тайну за другой. Сомневаться в истинности его слов не приходится. Достаточно сказать, что многочисленная разведка "Победителей" уже неоднократно фиксировала усиленное передвижение войск и военной техники через Ровно и Здолбуново в направлении Курска и Орла. От этой информации, от того, дойдёт ли она до советского командования, зависит, возможно, будущее начавшейся летней кампании 1943 года, а возможно, что и всей войны. У вас вполне конкретное задание - ликвидировать гауляйтера. Но дом под усиленной охраной, у вас есть шанс произвести только один выстрел - и никаких шансов после этого выбраться. Попадись вы в руки к немцам - и всё, что вы только что чудом узнали, умрёт вместе с вами. Но с другой стороны, если оставить Коха в живых, он и дальше будет безнаказанно грабить Украину и истреблять её мирных жителей. Было о чём призадуматься мнимому обер-лейтенанту и его спутнице (напомним, что отец Вали был незадолго до этого зверски убит карателями, девушка горела желанием мести). Взвесив всё, оба, не сговариваясь, решили отказаться от покушения. Доставить Медведеву полученные сведения было гораздо важнее.

По сути, Кузнецов и Довгер решали в кабинете Коха аскетическую задачу, одну из тех, с которыми ежедневно, пусть и не в такой смертельной постановке, сталкивается каждый из нас. Вот, есть два дела. Оба из них представляются важными и неотложными, оба видятся в равной степени богоугодными, но выполнить оба из них никак не получается. Что выбрать? Какое из двух благих пожеланий выполнить? Какому чувству дать в себе верх, а какое - задушить, несмотря на то, что само по себе оно прекрасно, но, увы, несвоевременно? И кто из нас может сказать, что всегда проходит эти развилки безошибочно? А перед партизанами Великой Отечественной жизнь порой ставила такие задачки с предельной остротой, так что от их решений зависели жизни не десятков, не сотен - миллионов людей. И не давала времени на размышления. И как знать - не прими тогда Валя Довгер и Николай Кузнецов единственно правильного решения, была бы в наших учебниках по истории Курская битва? И были бы сами эти учебники, да и мы тоже?

Благодарение Богу, поставившему на нужное место нужных людей!

Tags: Великая Отечественная война, История Отечества, Полковник Медведев и медведевцы, Православное воспитание детей
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments