September 15th, 2021

Бешеный барон

К столетию со дня гибели генерала Р.Ф. Унгерна

15 сентября сего года исполнилось 100 лет со дня гибели в большевицких застенках самого, пожалуй, противоречивого деятеля Белого Движения, генерала Романа Фёдоровича Унгерна-Штернберга. Унгерн был расстрелян в Новониколаевске 15 сентября 1921 года. Весь "показательный суд" над бароном, устроенный большевиками, уложился в несколько часов единственного дня. Обвинителем по делу выступал печально известный Емельян Ярославский-Губельман, адвокат Боголюбов - бывший присяжный поверенный - фактически солидаризировался с обвинением. Приговор был предрешён заранее и в тот же день (по некоторым сведениям - на следующий день) приведён в исполнение.






Барон Роман Фёдорович Унгерн-Штернберг на скамье подсудимых.
Сентябрь 1921 года.




К барону Унгерну у меня сложное отношение. С одной стороны - это был человек, категорически непримиримый к большевикам. Атаман Г.М. Семёнов аттестует его как одного из самых преданных своих соратников, и что бы там ни говорили некоторые нынешние исследователи (а паче - публицисты), в мемуарах Семёнова мы не найдём ни малейшего намёка на какое-либо непослушание или фронду барона по отношению к атаману. Напротив, Семёнов всячески подчёркивает, что Унгерн выполнял его волю и в Монголию вместе со своей Азиатской конной дивизией ушёл ради того, чтобы подготовить там плацдарм для отступления основных сил Семёнова и для развёртывания дальнейших действий против большевиков. В то же время Унгерн, в отличие от прочих белогвардейцев, не только не был ревностным защитником притесняемой большевиками христианской веры, но напротив - с точки зрения христианства его смело можно было бы считать отступником (о чём я ещё скажу). Унгерн вошёл в историю Белого Движения как один из самых жестоких его деятелей, проявлял изощрённую жестокость по отношению к своим подчинённым (как бы ни пытался его в этом оправдать его биограф и апологет А.В. Жуков) и призывал к беспощадному истреблению не только большевиков, но и всех членов их семей, а также - и вот этого уже не позволял себе больше ни один белогвардеец - к тотальному геноциду еврейского населения. А главное - Унгерн готов был поступаться территориальной целостностью России во имя своих умозрительных идей. Остальные белогвардейцы вели свой бой за веру и Отечество - для Унгерна ни то, ни другое не имело особой ценности, он воевал за свою идею, пожалуй, столь же утопичную, как и большевицкая. И всё-таки есть в этой унгерновской утопии, в этой его безумной мечте о повороте Европы назад к утраченным идеалам Средневековья своя красота и своя правда, заставляющие внимательнее отнестись к его биографии.

Collapse )
Продолжение следует
Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…