November 25th, 2016

Господи, благослови

Олег Филинюк. Там, на Рогачёвском шоссе...

133-я Сибирская дивизия в Битве за Москву

От тайги, тайги дремучей,
От Амура от реки,
Молчаливой грозной тучей
В бой идут сибиряки.


(с) Марш сибирских стрелков

Найдено в фейсбуке Олега Владимировича Филинюка, оригинал здесь.

Во второй половине ноября обстановка на Западном фронте снова осложнилась. Особенно усилилась угро¬за с северо-запада на участке Калинин — район Рузы. Здесь действовали 3-я и 4-я танковые группы гитлеровцев в составе пяти пехотных, шести танковых и двух моторизованных дивизий. Замысел врага состоял в том, чтобы ударами (по сходящимся направлениям на Клин, Солнечногорск и Истру разбить войска Красной Армии и атаковать Москву с запада и северо- запада. Одновременно войска 4-й армии, форсировав реку Пару, должны были сковать значительные силы Западного фронта.







Группировке противника противостояли войска 30-й армии Калининского фронта и 16-я армия Западного фронта. Оккупантам удалось прорвать оборону 30-й армии и создать угрозу обхода основных сил 16-й армии с севера. В связи с этим в состав 16-й армии была переброшена с Калининского фронта 133-я стрелковая дивизия. Маршал бронетанковых войск, Дважды Герой Советского Союза М. Е. Катуков вспоминает: «Когда в конце ноября на правом крыле фронта стало особенно тревожно, из резерва Ставки в район Яхромы и Дмитрова была переброшена 133-я Сибирская стрелковая дивизия. 778 автомобилей в течение двух дней пере¬ везли весь личный состав, вооружение и боеприпасы. Кто знает, что могло случиться, не появись у Дмитрова эта дивизия».

Collapse )
promo mikhael_mark december 26, 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
Господи, благослови

Зачем Андрей Ростоцкий снял "Зверобоя"?

В конце 1980-х годов в советском кинематографе произошла удивительная перемена, которую трудно объяснить рыночной или идеологической конъюнктурой. В разгар Горбачёвской перестройки в СССР неожиданно начали снимать собственные, как тогда говорили, "фильмы про индейцев" [1]. Я прекрасно помню те времена. Пик популярности индейской темы в кино пришёлся на 1970-е - начало 1980-х, и к 1985 году эта популярность уверенно сошла на нет, уступив место космической фантастике [2]. Тем не менее, советские режиссёры вдруг, не сговариваясь, обратились к заведомо коммерчески проигрышной теме, вопреки всем законам рынка, движение к которому начала наша многострадальная страна.

Ещё более неожиданным оказался выбор литературной первоосновы для отечественных "индейских" фильмов. Серия германских вестернов с Гойко Митичем в главной роли, в полном соответствии с пропагандистскими установками Холодной войны, героизировала индейцев как мужественных защитников своей родины перед лицом вторжения многократно превосходящего по силе врага. Соответственно сам этот враг, которым очень удачно оказались наши геополитические противники - американцы - рисовался предельно чёрными красками - как алчные и жестокие разбойники. Советские же режиссёры неожиданно предложили своим зрителям Фенимора Купера, чей взгляд на индейскую проблему гораздо более сложен и неоднозначен. Купер, безусловно, осуждает разрушение самобытной индейской цивилизации. В то же время индейцы Купера начисто лишены такого чувства, как патриотизм. Они плохо понимают, что такое Родина (да и немудрено, если учесть, что они ещё не успели оформиться в нацию), зато хорошо понимают, что такое обида. И именно обида (а не желание что-либо защитить) зачастую руководит их действиями. Да и выясняют они отношения не столько с бледнолицыми захватчиками, сколько друг с другом. У Купера белые воюют с белыми, индейцы с индейцами, конфликтующие стороны активно ищут (и находят) себе союзников среди представителей другой расы. Главным же героем оказывается не благородный и отважный вождь, а белый охотник, изо всех сил балансирующий между двумя цивилизациями - индейской и европейской, но в критический момент неизменно делающий выбор в пользу своих соотечественников-англичан. И вот такую трактовку, непривычную для советского зрителя, привыкшего симпатизировать всевозможным "борцам за национальное освобождение", и обрушили на головы этого самого зрителя. Почему и для чего?



Наиболее ярким и художественно удачным примером советской куперианы является снятый Андреем Ростоцким в 1990 году двухсерийный фильм "Зверобой". Этот фильм заслуживает отдельного разговора, без которого нам не понять ни описанного только что феномена, ни заложенных в нём культурологических и нравственных смыслов.

Collapse )