April 20th, 2013

Деловой

Так чьи же грехи искупил "Царь-Искупитель"

Один из любимейших аргументов у сторонников царебожнической ереси: как же, ведь Царь Николай сам говорил… Да, фраза об «искупительной жертве», которая «необходима для спасения России», активно цитируемая царебожниками, была действительно Николаем II сказана.  Вот только никто из моих уважаемых оппонентов не удосужился привести источник, из которого он позаимствовал означенную цитату. Когда же пытаешься восстановить контекст этой знаменитой фразы, то обнаруживаешь удивительную вещь. Оказывается, ни к мученическому подвигу Николая II, ни к его «жертвенному» отречению данные слова не имеют ни малейшего отношения. Не в момент отречения они были произнесены Государем и не в заточении в личном дневнике записаны.

Николай Второй в казачьей форме
Верховный Главнокомандующий

Царь и царевич перед отъездом на фронт - молебен
Николай  Второй и цесаревич Алексей. Молебен перед отъездом на фронт.

Эта фраза была произнесена в связи с принятием Императором на себя полномочий Верховного Главнокомандующего в 1915 году. Как известно, тогдашний Совет Министров в полном составе выразил своё несогласие с решением Государя. Армия в 1915 году стремительно откатывалась назад, оставляя в руках противника исконно русские земли, и министры высказывали опасения, как бы на монарха не пала ответственность за бездарно проигранную кампанию. И вот в этих условиях, остро переживая своё одиночество, Николай II и произнёс свою ставшую крылатой фразу[1]. Так что никакого религиозного подтекста в этих словах Государя попросту не было. Не Богу он приносил свою «искупительную жертву», а общественному мнению (именно в этом смысле употребляет словосочетание «искупительная жертва» И.П. Якобий), и не наше отступничество он искупал, а просчёты прежнего командования, вызвавшего вполне закономерные нарекания. Если бы Николай II нёс царское послушание в наше время, он, вероятно, выразил бы эту свою мысль словами типа: «Во имя спасения Родины я вызываю огонь на себя». Только вот в начале ХХ столетия радио для корректировки артиллерийского огня ещё не применялось… И, кстати, отрекаться от престола и становиться мучеником Государь в 1915 – 1916 гг. явно не планировал. Не о мученичестве были его мысли, а о победе.

Приказ Николая Второго о принятии на себя должности главнокомандующего
Факсимиле приказа Николая Второго о вступлении в должность Верховного Главнокомандующего.

У Ивана Тхоржевского, впрочем, была иная версия: будто бы эти слова были сказаны Императором П.А. Столыпину в разгар беспорядков 1905 г. Но с одним важным уточнением «Я готов стать такой жертвой». Что ж, достойная всякого восхищения готовность жертвовать собой за Отечество… Но не более того. Слова, сказанные в частной беседе одним мирянином другому, не могут иметь силу догмата.





[1] см. Шамбаров В.Е. «За Веру, Царя и Отечество». – М., 2003. – с. 488. Об этом же пишет и известный монархист-белоэмигрант И.П. Якобий в своей знаменитой книге «Император Николай II и революция», ошибочно датируя слова Императора 1916 годом (М. Палеолог приводит их в своём дневнике именно за 1915 год).
promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
Летний папа

Героический танк

Оригинал взят в http://vk.com/brain.journal?w=wall-27797026_5014

3 июля 1941 года в уже неделю находящийся в руках немцев Минск на малой скорости въехал советский танк Т-28. Уже запуганные оккупационными властями местные жители с удивлением смотрели, как трехбашенная машина, вооруженная пушкой и четырьмя пулеметами, смело двигалась в направлении центра города.
Встречавшиеся по пути немецкие солдаты никак не реагировали на танк, принимая его за трофей. Один велосипедист решил повеселиться, и некоторое время ехал впереди. Но вот механику-водителю Т-28 это надоело, он чуть газанул, и от немца остались одни воспоминания. Дальше советским танкистам повстречались несколько офицеров, куривших на крыльце дома. Но чтобы не рассекретить себя раньше времени, их не тронули.

Танк Т-28
Советский танк Т-28. Фото времён Великой Отечественной войны.

Наконец, возле ликероводочного завода экипаж заметил, как подразделение гитлеровцев под охраной бронеавтомобиля грузит ящики со спиртным в грузовик. Через несколько минут от этой идиллической картины остались только обломки автомобиля и броневика, да кучка трупов.
Пока до немецких властей еще не дошло известие о происшедшем у водочного завода, танк спокойно и аккуратно преодолел мост через реку и наткнулся на колонну веселых и самоуверенных мотоциклистов. Пропустив нескольких немцев, механик-водитель нажал на педаль, и стальная громадина врезалась в середину вражеской колонны. Началась паника, которую усугубили еще и выстрелы пушки и пулеметов. А боезапасом танк под завязку набили еще утром в бывшем военном городке...

Лейтенант и рядовой танковых войск 1941


Покончив с мотоциклистами, танк покатил на улицу Советскую (центральная улица Минска), где по пути угостил свинцом гитлеровцев, собравшихся у театра. Ну а на Пролетарской танкисты буквально расцвели улыбками. Прямо перед Т-28 расположились тылы какой-то немецкой части. Множество грузовиков с боеприпасами и оружием, цистерны с топливом, полевые кухни. А солдат – тех вообще не сосчитать. Через несколько минут это место превратилось в настоящий ад с рвущимися снарядами и горящим бензином.
Теперь на очереди – парк имени Горького. Но по пути советских танкистов решила обстрелять противотанковая пушка. Три выстрела из орудия Т-28 навсегда успокоили наглецов. А в самом парке немцы, слышавшие взрывы в городе, зорко высматривали в небе советские бомбардировщики. От них осталось то же, что и от их предшественников: горящая цистерна, разбитое оружие и трупы.
Но настал момент, когда закончились снаряды, и танкисты решили уходить из Минска. Поначалу все шло хорошо. Но на самой окраине по танку ударила замаскированная противотанковая батарея. Механик-водитель держал полный газ, но храбрецам не хватило всего минуты. Попавший в мотор снаряд поджег Т-28...

Советский танк подбитый в Минске
Тот самый героический Т-28. Вернее, то, что от него осталось.

Выбравшийся из горящей машины экипаж попытался скрыться, но уйти удалось не всем. Командир экипажа, майор, и два курсанта погибли. Николай Педан попал в плен и, пройдя все муки немецких концлагерей, был освобожден в 1945 году.
Федора Наумова, заряжающего, укрыли местные жители и затем переправили к партизанам, где он воевал, был ранен и переправлен в советский тыл. А механик-водитель старший сержант Малько вышел к своим и всю войну провоевал в танковых войсках.

Героический Т-28 всю оккупацию простоял в столице Белоруссии, напоминая и местным жителям и немцам о храбрости советского солдата.