October 11th, 2012

К бою готов

Топор вместо пулемёта

Из представления к званию Героя Советского Союза.
на красноармейца Овчаренко Дмитрия Романовича, ездового 3-й пулемётной роты 389 стрелкового полка 176 стрелковой дивизии
Красноармеец Д.Р. Овчаренко. Довоенная фотография

13 июля 1941 года из района Песец красноармеец Овчаренко вез боеприпасы для 3-й пульроты (пулемётной роты - Mikhael_Mark), находясь от своего подразделения в 4 - 5 километрах. В этом же районе на красноармейца Овчаренко напали и окружили две автомашины в составе 50 германских солдат и 3-х офицеров.
Герой Советского Союза Д.Р. Овчаренко в 1941 году. Лихой пулемётчик!

Выходя из машины, германский офицер скомандовал красноармейцу Овчаренко - поднять руки вверх, выбил из его рук винтовку, начал учинять ему допросы.  У красноармейца Овчаренко в повозке лежал топор, красноармеец Овчаренко отрубил голову германскому офицеру, бросил три гранаты вблизи стоящей машины. 21 человек германских солдат были убиты, а остальные в панике бежали вслед за раненым офицером. Овчаренко с топором в руках преследовал его  и в огороде м. Песец поймал его и отрубил ему голову. Третий офицер сумел скрыться.
Тов. Овчаренко не растерялся, забрал у всех убитых документы, у офицеров - карты, планшеты, схему, записи и представил их в штаб полка.
Повозку с боеприпасами и продуктами доставил вовремя своей роте. Тов. Овчаренко продолжает свою боевую жизнь. Был поставлен после этого пулемётчиком.
27 июля на высоте 239,8 ураганным огнём уничтожал противника. Его пулемёт работал безотказно. Своим героизмом тов. Овчаренко воодушевлял всех бойцов на разгром фашистских банд.   
Подписано: Командующий Южфронтом генерал-лейтенант Рябышев.
                  Член Военного Совета Корниец.

Красноармеец Д.Р. Овчаренко родился в селе Овчарово Харьковской губернии (Украина) в 1919 г., сообщает Википедия, в семье плотника. Окончил 5 классов. Работал в колхозе, в 1939 году призван в Красную Армию. На фронтах Великой Отечественной войны с первых дней. Звание Героя Советского Союза ему было присвоено 9 ноября 1941 года.
Рядовой-пулемётчик в летней форме 1942

Находчивый пулемётчик  не дожил до Победы. В 1945 году в боях за освобождение Венгрии в районе станции Шерегейеш он был тяжело ранен и скончался в госпитале 28 января того же года.
Вот так. Не все оказывается, драпали, и не все поголовно спешили сдаваться в плен летом 1941 года. Немцев били. В том числе и превосходящих в силе. И, может быть, именно благодаря таким, как этот мало кому известный украинец, враг взять Москву так и не сумел. Упокой, Господи, душу усопшаго раба Твоего Димитрия, и прости ему вся согрешения вольная и невольная, и даруй ему Царствие Небесное!

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
Летний папа

Конфликт цивилизаций в отдельно взятой гостинной

Интересный факт рассказала в своих воспоминаниях Марина Деникина-Грей, дочь известного белогвардейского генерала. В апреле 1920 года генерал А.И. Деникин сложил с себя должность главнокомандующего Вооружёнными Силами на Юге России (ВСЮР), передав командование генералу П.Н. Врангелю. Сам бывший главнокомандующий, его семья и присоединившийся к ним начальник штаба генерал Романовский навсегда покинули Россию.


Деникин
Генерал Антон Иванович  Деникин

В эмиграции практически сразу же пришлось столкнуться с проблемой отстутствия средств к существованию. Деникин, несмотря на свой генеральский чин, был хронически беден, а его преемник Врангель, столько сил положивший на его свержение, явно не горел желанием платить пенсию семье поверженного колосса. Более того, опасаясь Врангеля, русские дипломатические представители (в то время это были как раз представители Белого командования) отказали Деникину в гостеприимстве. Перед отставным главнокомандующим и его семьёй замаячила перспектива превратиться в обычных бомжей...
В конечном итоге положение спас Уинстон Черчилль.


Черчилль
Уинстон Черчилль

Он лично выделил небольшую сумму из своих средств, а остальное собрал по подписке среди английских политических деятелей. В итоге на первое время удалось снять номер в дешёвой гостинице, а на будущее Деникин планировал зарабатывать писательским трудом. Разумеется, генерал счёл своим долгом нанести Черчиллю визит вежливости и отблагодарить за помощь. И в гостинной у Черчилля произошёл весьма показательный эпизод.


Деникин с дочкой
А.И. Деникин с дочерью в эмиграции

Деникина пожелал видеть двенадцатилетний сын Черчилля Рудольф. Мальчик много слышал о "доблестном русском генерале, нашем славном союзнике", сражавшемся "против этих ужасных большевиков", и испытывал сильное любопытство. Оно было удовлетворено.При встрече Черчилль-младший спросил Деникина: "Скольких большевиков Вы убили собственноручно?". И, по словам Марины Антоновны, получив ответ: "Своею собственной рукой? Ни одного!", - быстро потерял интерес к русским гостям.

Вот это весьма симптоматично. Представления о героизме и воинской доблести в России и на Западе настолько радикально друг другу противоречат, что мы, наверное, никогда не поймём друг друга и никогда по-настоящему не договоримся. Война для западного человека - что-то вроде сафари, охота на людей без особого риска для собственной жизни. А герой - это агрессор, профессионально успешный палач, уничтожающий тех, кого он сам себе назначил во враги, за тысячи километров от границ своей страны (всё-таки большевики лично юному Рудольфу не угрожали). В нашей же культуре этот "герой" - традиционный образ злодея. "Мы не грозим другим народам, но бережём просторный дом, где место есть под небосводом всему, живущему трудом", - резюмировал стереотипы русской культуры С.Я. Маршак. Наши герои не нападают, они лишь встают на защиту своей страны - или тех, кого несправедливо обижают. Именно в этом ключе мыслили свою роль вожди и рядовые участники Белого Дела. И этот герой-защитник (Родины, веры, обиженных), характерный для русского сознания, никогда не будет понят на Западе. Сколько бы ни открещивались западноиды, но Бонапарт и Гитлер - вполне законнорожденные чада их цивилизации. А вот Зоя Космодемьянская или генерал Карбышев по меркам западной культуры - не более, чем слабаки...

Деникин всё-таки смог устроиться на чуждом ему Западе. И ещё и побороться против него смог в годы Великой Отечественной войны. Лишившись возможности защищать Родину с оружием в руках, он защищал её словом проповедника и молитвой христианина. Вечная память Вам, воин Божий Антон!

Протодиакон Кураев о научных заслугах Патриарха Кирилла, Легойде и МГУ

Оригинал взят у diak_kuraev в Внецерковная значимость трудов Патриарха Кирилла
http://www.bogoslov.ru/text/2844974.html

25 января 2012 г. во время торжественного богослужения в день престольного праздника Татьянинского храма Московского государственного университета было официально объявлено о том, что Предстоятелю Русской Православной Церкви Святейшему Патриарху Кириллу присвоена ученая степень почетного доктора МГУ им. М.В. Ломоносова. Вручение диплома почетного доктора должно произойти завтра, 28 сентября, в стенах Университета. В предверии торжественной церемонии читателям портала предлагается статья выпускника и преподавателя МГУ, профессора Московской духовной академии протодиакона Андрея Кураева, посвященная научным заслугам Предстоятеля Русской Церкви и вкладе Его Святейшества в развитие философской антропологии и этики.

Обычно когда высокому руководителю присваивается государственная, общественная или научная награда, он скромно говорит, что этим знаком отмечаются не его малые труды, а великий труд всех тех людей, которых он представляет.

Но речь идет о чествовании Патриарха Кирилла в МГУ, и надо сказать, что присуждаемая докторская степень перестает быть просто «комплиментом». Патриарх (ранее митрополит) Кирилл и в самом деле многие годы разрабатывал очень важную область человеческого знания – причем ту область, которая занимает достойное место в работе самого Московского Университета. Речь идет о философской антропологии и этике.

В стране защищено уже немало светских диссертаций, посвященных развитию антропологической, социальной и этической мысли Русской Православной Церкви во второй половине 20 столетия. Полагаю, что разные кафедры МГУ брали в свое профессиональное и научное рассмотрение «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». Присвоение ученой степени автору этой Концепции и человеку, в значительной степени создавшему это исследовательское поле, не есть ли простая, хотя и запоздалая человеческая и научная справедливость?

Понимаю, мне могут сказать, что наука исследует даже сны, что само по себе не делает сновидения научными. Но в данном случае речь идет о текстах, созданных по всем правилам научных дискуссий. Причем эти тексты (статьи и речи Патриарха Кирилла) в значительной степени и были обращаемы к научным аудиториям и сообществам. У автора этих текстов есть собственные убеждения, мировоззренческие предпочтения, но есть и собственная глубокая рефлексия этих предпочтений и логически выверенная, продуманная их презентация.

Вопрос о достоинстве человека, о роли религии в формировании отношения к индивидууму, о месте религии в обществе подробно разбирается социологами и феноменологами религии, историками, философами. Очевидно, что эта тема вызывает явный научный интерес.

Более того, проблема соотнесения двух ценностных парадигм – либеральной и традиционной – ставится достаточно остро не только на страницах монографий и учебников, но и в реальной жизни. Либеральный стандарт активно навязывается обществу через требования узаконить ювенальную юстицию, пропаганду гомосексуализма, эвтаназию, нетрадиционные модели семьи и т.д. и т.п. В конце концов это вопрос о соотношении «свободы от» и «свободы для» (А. Шопенгауэр, Н. Бердяев), вопрос о долге и правах человека. Права человека – это азбука. Но разве жизнь языка и человека сводится лишь к воспроизведению азбучных прописей? Из букв надо складывать слова. Правам надо находить применение, то есть обосновывать свои обязанности.

Решению данной проблемы посвящены обстоятельные статьи и проповеди Святейшего Патриарха Кирилла (как в бытность его митрополитом Смоленским и Калининградским, так и по восшествии на престол Московских Патриархов), которого по праву можно назвать ведущим отечественным специалистом по теме. Он подробно рассматривает возникновение либерального мировоззрения, либеральную антропологию (в том числе учение о достоинстве, свободе и правах человека), сравнивает его с традиционным (в т.ч. религиозным) мировоззрением и предлагает способы их взаимодействия.

Оба направления мысли, как либеральное, так и консервативное, исходят из общего представления о высоком достоинстве человека[1]. Только в христианской Европе могло сформироваться убеждение об особом месте человека среди всего творения, о достоинстве каждого отдельного индивидуума, о личной свободе. «В христианской культуре ценность человека незыблема и объективна. Человек принадлежит к творению Божиему, о котором Бог сказал, что «это хорошо» (Быт. 1. 25)», – утверждает митрополит Кирилл в одном из своих выступлений[2]. Именно поэтому вполне оправдана мысль о том, что концепция прав и свобод человека несет на себе «отблеск Божественной истины»[3].

Однако либеральная доктрина, выпестованная трудами французских просветителей, не захотела увидеть сходство своей позиции с христианским учением о человеке – венце творения. Понятие «гуманизм» стало считаться антиподом христианства, как будто не может быть гуманизма неатеистического, религиозно мотивированного.

Просветители обратились к языческим авторам, вспомнив слова греческого софиста Протагора: «Человек есть мера всех вещей». В философской мысли возродилось языческое представление о человеке, который появляется на свет изначально благим, неиспорченным, а порча происходит впоследствии по вине окружающего его общества с его ограничениями. Просветители утверждали, что достаточно лишь не мешать человеку, ограничивая его естественную свободу, и он сам разовьет в себе добрые начала, сам раскрепостит себя. «Человек сам по себе хорош, как писал Дидро; он сотворен чистым и светлым, и вся общественная система должна быть устроена так, чтобы этот чистый белый лист никто со стороны не замарал. Дайте человеку свободно развиваться, снимите с него эти убивающие его свободу факторы, освободите его внутреннее светлое начало, дайте ему возможность образования, и он будет творить чудеса»[4]; «каждый человек автономен, каждый человек создает свою систему ценностей»[5]; «человек “по определению” является абсолютной и конченой ценностью, а его благо – критерием справедливости общественного устройства»[6], – излагает суть либеральной концепции Святейший Патриарх в своих выступлениях разных лет.


Это Вольтер, крупнейший идеолог либерализма

В христианстве иные акценты: «По учению Церкви, “человек сотворен по образу и подобию Божию, но грех исказил красоту образа” (св. Василий Великий). Это представление об искаженной природе человека совершенно отсутствует в современном западном мышлении… Средоточием бытия и социума полагается индивидуум»[7]. «Разве природа человека при рождении свята? Если человек рождается с первородным грехом, и вы ему даете все возможности раскрепостить свое внутреннее начало – разве это не путь к раскрепощению греха?»[8] Апелляция к изначально благой человеческой природе не убеждает людей, мыслящих в рамках христианской антропологии. Человек не может экстериоризировать зло и грех, полагая их всецело и изначально внешними по отношению к себе. Здесь обсуждаемый нами сегодня автор намечает существенное расхождение либеральной и традиционной концепций: «А где вообще в либеральной философии идея греха?» И отвечает: «Ее нет»[9]. Концепт падшей, испорченной человеческой природы, предполагающий взвешенно-восторженное отношение к энтузиастическим и утопическим человеческим проектам, был заменен идеей автономности индивидуума. «В ядро антропоцентрической вселенной был помещен богоподобный человек как мера всех вещей. Причем не просто человек, но именно человек падший, находящийся во грехе»[10].


А это - заочный  оппонент Вольтера - свт. Василий Великий

Понятие нормы стало радикально иным. Для секулярной мысли нормально то, что распространено, статистически усреднено. Для православной мысли нормально то, что соответствует идеалу, «софийному» замыслу Творца.

И все же, несмотря на очевидные расхождения, Церковь видит свое родное даже в идеологии своих запальчивых оппонентов. Достоинство человека, которое является центральным понятием либерального стандарта, по сути, есть понятие христианское. «В христианской культуре ценность человека незыблема и объективна», – пишет автор[11]. Человек может быть ничтожен в глазах других людей, по их субъективным оценкам, но христианство постулирует его безусловную «объективную» ценность, не зависящую от людских пересудов – его ценность в глазах Творца: «ценность человека определяется его ценностью в глазах Божиих»[12]. Говоря словами Святейшего Патриарха, «он обладал достоинством. Задачей человека было возрастание в этом достоинстве»[13].

Несомненным благом является и тот факт, что «права человека провозглашают борьбу с различными злоупотреблениями, унижениями и злом, которые совершаются в обществе против личности»[14]. Митрополит Кирилл напоминает: «…именно под воздействием этой концепции на общественное мнение стран бывшего социалистического лагеря Русская Православная Церковь… освободилась от оков безбожия»[15].

Научный подход требует, замечая общее, не упускать и различий. Именно так мыслит Патриарх Кирилл: «В комплекс прав и свобод человека постепенно интегрируются идеи, противоречащие… моральным представлениям о человеке»[16].

У изначально и всецело благого человека не предполагается внутренних ограничений: оптимистическая антропология либерализма настаивает, что минимума общественно-установленных правил достаточно для устроения жизни: «Новый постиндустриальный образ жизни основывается на личной свободе человека от каких-либо условностей, кроме ограничений, налагаемых законодательством»[17]. Для этических, культурных и религиозных традиций не предусматривается возможность остаться регуляторами человеческого поведения и ориентирами для выработки социальных правил. Эти предания понимаются как ограничение, которое стесняет человеческую личность и должно быть преодолено.

С точки зрения христианской антропологии неправомерно говорить о нравственной автономности человека, рассуждать о том, что человек сам изберет добро, если ему обеспечить свободу от внешних стеснений и наделить правами. Христианство говорит об откровении Бога и о помощи Творца в различении добра и зла. «В молитве, в таинственной жизни Церкви и доброделании происходит соединение человека с Богом, а значит, приходит помощь в творении добра»[18]. Но без ответных усилий со стороны каждого отдельного человека даже Бог бессилен. «Важны и человеческие усилия. Они должны быть направлены на устроение общественных отношений, которые, с одной стороны, обеспечивали бы свободу личности, а с другой – помогали бы ей следовать нравственным нормам»[19].

Вполне естественно, что либеральное и традиционное мировоззрение, настолько различающиеся в своих основных посылах, будут находиться в полемических отношениях в том случае, если либеральный стандарт будет насаждаться без учета особенностей, принятых в определенном обществе. Либеральные ценности объявляются универсальными, подходящими для всех обществ с самой разной культурой. Современный человек приучается к той мысли, что религиозные воззрения каждого должны оставаться его сугубо личным делом и не транслироваться в публичное пространство. «Религиозная мотивация рассматривается либеральным секулярным обществом как оправданная и допустимая только в том случае, если ею определяется личная или, в крайнем случае, семейная жизнь граждан»[20]. Однако образ жизни верующего предполагает опору на религиозную мотивацию, которая не может быть вытеснена на обочину или загнана в стены личного пространства. Такой образ жизни митрополит Кирилл называет «религиозным» и дает ему следующее определение: «Религиозный образ жизни есть способ существования в мире человека, чей выбор мотивируется и определяется его вероисповедными принципами»[21].

Верующий человек должен иметь право строить свою жизнь в соответствии с Преданием, с тем избранным им нормативным стандартом, который он добровольно и осмысленно воспринял. Навязанный извне либеральный стандарт не может претендовать на монополию во всех сферах человеческой жизнедеятельности. Рассуждая о способах применения либеральных стандартов в российском обществе, автор предлагает триаду, состоящую из трех моделей взаимодействия традиционного и либерального мировоззрений[22]. Тезисом в ней является первая модель – «изоляционистская», характеризующаяся отказом от дискуссии и осмысления современных явлений, «затворничеством» в национально-религиозном гетто. Антитезисом этой модели выступает механическое перенесение либерального стандарта на отечественную почву, не требующее учитывать специфику национального образа жизни. В качестве синтеза предлагается совмещение двух моделей – либеральной и традиционной; причем если первый стандарт применяется в основном в политике и экономике, социальной жизни и международных отношениях, то за традиционным стандартом оставляется право быть альтернативой философскому либерализму применительно к личности и межчеловеческим отношениям[23]. «Если у нас либеральная идея полагается ныне в основу государственно-общественной модели развития страны, то ей… должно противопоставить политику утверждения в сфере воспитания, образования и формирования межличностных отношений систему традиционных для России ценностей», – утверждает митрополит Кирилл[24]. Эта модель была принята как методологическая база при составлении таких официальных документов Русской Православной Церкви, как «Основы социальной концепции» (2000 г.) и «Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека» (2008 г.).

Как же Святейший Патриарх представляет себе общество, в котором концепция прав и свобод человека сочетается с традиционными мировоззренческими стандартами? Во-первых, такое общество должно строиться по законам, учитывающим нравственные нормы, господствующие в обществе: «…в законодательстве должны быть отражены нравственные нормы, разделяемые большинством общества»[25]. Во-вторых, человека надо научить пользоваться своей свободой и своими правами, чтобы страна не превратилась в царство вседозволенности, «должен быть заполнен вакуум нравственного воспитания»[26]. Воспитанием граждан должно заниматься государство, привлекая общественные институты (школу, религиозные организации – «в той мере и в том объеме, который соответствует их представительству в обществе»[27]). В-третьих, «четвертая власть», средства массовой информации, являющиеся сегодня истинными «властителями дум», должны представлять «положительные примеры использования свобод», не насаждая ради рейтинга и финансовой выгоды те «идеалы», которые наиболее востребованы падшей человеческой природой[28].

Итак, мы видели, что в трудах Святейшего Патриарха четко была обозначена потребность сформировать христианскую рефлексию о концепции прав человека.

Его неоспоримая заслуга заключается в том, что он смог увидеть христианские основания концепции прав человека. В то же время, он смог выделить те положения, которые не соответствуют или напрямую противоречат христианскому взгляду на человека, и очистить от них эту концепцию. Можно с уверенностью сказать, что Святейшему Патриарху удалось, по примеру великих христианских философов, совместить светское знание и богословие, внеся новую струю в отечественную политологию и антропологию.


Этот человек учил, что "тайна теологии есть антропология"

«Тайна теологии есть антропология», – объявил в 1841 году известный немецкий философ Людвиг Фейербах в своем труде «Сущность христианства». Эти слова прозвучали в середине ХIХ века как вызов христианскому мировоззрению, якобы оторванному от проблемы человека, от вопросов антропологии. И действительно, это декларативное заявление оказалось пророческим, ведь ХХ век со всей остротой поставил в реальной жизни перед христианскими умами проблему человека, его блага, его прав и свобод. В своей работе «Православное богословие в современном мире» протопресвитер Иоанн Мейендорф писал: « Теперь стало уже общим местом утверждение, что в наше время богословие должно стать антропологией. Православный богослов может и даже должен принять диалог на такой базе при условии, чтобы с самого начала было принято открытое воззрение на человека»[29]. В трудах Патриарха Кирилла этот диалог творчески принят и осмыслен. [1] Основы учения Русской Православной Церкви о свободе, достоинстве и правах человека I.

[2] Выступление митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла на Х Всемирном Русском Народном Соборе // Электронный ресурс: http://www2.vrns.ru/syezd/detail.php?nid=101&binn_rubrik_pl_news=304&binn_rubrik_pl_news=307. Дата обращения: 05.09.2012.

[3] Кирилл, митрополит Смоленский и Калининградский Обстоятельства нового времени: Либерализм, традиционализм и моральные ценности объединяющейся Европы // «Независимая газета» 26. 05. 1999 // Электронный ресурс: http://www.ng.ru/printed/13779. Дата обращения: 06.09.2012.

[4] Выступление Святейшего Патриарха Кирилла в Киево-Печерской лавре на встрече с архиереями, духовенством, монашествующими, преподавателями и студентами Киевской духовной академии 29 июля 2009 г. // Электронный ресурс: http://www.patriarchia.ru/db/text/707274.html Дата обращения: 07.09.2012.

[5] Там же.

[6] Обстоятельства нового времени…

[7] Там же.

[8] Выступление Святейшего Патриарха в Киево-Печерской лавре…

[9] Там же.

[10] Обстоятельства нового времени…

[11] Там же.

[12] Там же.

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Выступление митрополита Кирилла на Х ВРНС…

[16] Там же.

[17] Там же. С. 209.

[18] Там же.

[19] Там же.

[20] Норма веры как норма жизни. С. 204

[21] Там же. С. 205.

[22] Там же. СС. 212-214.

[23] Там же. С. 213.

[24] Там же. С. 214.

[25] Выступление на Х ВРНС…

[26] Там же.

[27] Там же.

[28] Там же.

[29] Мейендорф, Иоанн протопресв. Православное богословие в современном мире // Православие в современном мире. Нью-Йорк, 1981. С.175.

 


Патриарх Кирилл в МГУ

Еще в тему:

 Председатель Синодального информационного отдела В.Р. Легойда выступил с официальным комментарием в связи с распространившейся информацией о принудительном посещении студентами МГУ мероприятия с участием Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Я крайне удивлен появившейся в социальных сетях, а затем и в некоторых СМИ информацией о том, что студентов МГУ принудительно заставляют явиться на предстоящую встречу со Святейшим Патриархом Кириллом. Надеюсь, что это недоразумение. В противном случае никак не могу поддержать подобных административных мер.

Святейший Патриарх посетит МГУ в пятницу 28 сентября по приглашению Ученого совета Университета. Патриарху всегда интересно общаться с университетской средой, близкой и понятной ему: Святейший много лет был преподавателем, а затем ректором Ленинградских духовных школ. Поэтому в Университет едет с удовольствием. Но если кто-то не может или не хочет принять участие в этой встрече, то и принуждать совершенно незачем.

Святейший Патриарх Кирилл не испытывает дефицита общения. Он всегда с большой радостью встречается и общается с людьми, будь то небольшая группа из нескольких человек или целые стадионы, которые много раз собирались на встречу со Святейшим безо всякого административного ресурса. Могу также напомнить, что когда Патриарх, еще будучи Смоленским митрополитом, посещал мехмат МГУ, аудитория была переполнена, а студенты не отпускали владыку более трех часов.

http://www.patriarchia.ru/db/text/2494623.html


Протодиакон Кураев: Факт панихиды по Марине Цветаевой не стал поводом для скандалов

Оригинал взят у diak_kuraev в Цветаева

К 120‑летию Марины Цветаевой
Портрет Марины Цветаевой

Как известно, по каноническим правилам Православной Церкви самоубийц хоронят без церковного отпевания, по ним не служат панихиды. Но мало кто знает, что в 1991 году, в день пятидесятой годовщины кончины Марины Цветаевой, в московском храме Вознесения Господня у Никитских ворот была совершена панихида по рабе Божией Марине — с благословения ныне покойного Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и по ходатайству тогда диакона, а ныне протодиакона Андрея Кураева. Известный писатель и богослов высоко ценит творчество Марины Цветаевой и категорически не согласен с осуждающим отношением к ее личности и судьбе.
— Отец Андрей, как Вы пришли к мысли, что необходима панихида по Марине Цветаевой?
— Тогда, в связи с близящейся датой, возник вопрос о церковном отношении к ее личности. Марина Цветаева — мой любимый русский поэт, она удивительно владела словом, могла снять с самого избитого слова потертость и обнажить его смысл: «Рас-стояние — версты, мили,/Нас рас-ставили, рас-садили…» Мне дорога ни с чем не сравнимая исповедальность, открытость ее больной души. Она не пропагандирует грех, она просто рассказывает о том, что с ней происходило: «И ты поймешь, как страстно день и ночь/Боролись Промысел и Произвол/В ворочающей жернова — груди». В отличие от нас, Цветаева исповедовалась не наедине, а перед всем миром. В ее строках постоянная память о Боге, о Божией правде, и это для меня было очень важно в период моего собственного поиска.

Протодиакон Андрей Кураев в богослужебном облачении
— Сложно ли было добиться благословения Святейшего Патриарха Алексия II на панихиду?
— Я собрал свидетельства о ссылке Цветаевой в Елабугу, об условиях ее не-жизни там — это было скорее доведение до самоубийства. Когда я все это изложил покойному патриарху Алексию II, меня удивила легкость его решения: без подробных расспросов, взвешиваний, — его решение было сердечно-интуитивным. Важно заметить, что факт панихиды по Марине Цветаевой не стал поводом для скандалов, никто не «жаловался».
Патриарх Алексий (Ридигер) в богослужебном облачении. Это он отпевал Цветаеву.

— Тем не менее, у Цветаевой часто встречаются строчки почти богоборческие. Например: «нежной рукой отведя нецелованный крест». Почему нецелованный? Или: в стихотворении, написанном на смерть Эриха Марии Рильке, она с пренебрежением говорит о выражении «в месте злачнем»…
— Это нельзя назвать богоборчеством, это живая вера, общение с Богом. То же можно сказать и о многих других поэтах и писателях: их личный опыт веры, в том числе и борьбы с собой, и сомнений, очень важен для читателя.

Одна из фотографий М. Цветаевой. Лицо поэтессы счастливым явно не назовёшь...
— Биографии писателей и поэтов обычно — отнюдь не жития святых, и Марина Цветаева не исключение. В период «массового воцерковления» в 1990‑х многие неофиты стали осуждать Цветаеву — и за самоубийство, и за некоторые другие факты биографии…
— Думаю, об «отношении православных к Марине Цветаевой» говорить не приходится: большинство православных о ней не знают, не читают. Она — элитарный поэт. Но, к сожалению, придется отметить, что православные всегда готовы всех осуждать. Мы при случае любим цитировать Евангелие: «не судите, да не судимы будете», но когда доходит до дела, почему-то сразу об этом забываем. Что можно посоветовать читателю, которого смущает тот или иной факт в биографии писателя? Относиться по-христиански: не отождествлять поступок человека с его личностью, только и всего.

Могила Марины Цветаевой
— Как Вы думаете, почему так распространился культ самоубийства в художественной и литературной среде начиная с романтической традиции?
— Думаю, художественная среда здесь ни при чем. Это общий закон: чем более цивилизовано общество, тем больший процент самоубийств.
— Общеизвестно, что самоубийц не отпевают. Однако есть исключения: когда фактическое само-убийство таковым не считается. Каковы они?
— Психическая неуравновешенность, аффективное поведение (это как раз пункт, под который подпадает самоубийство Марины Цветаевой). Но и принятое в здравом уме и твердой памяти решение лишить себя жизни не всегда осуждается Церковью — такой человек даже может быть причислен к лику святых. Известны случаи, когда девы-христианки бросались с крепостных стен, чтобы не стать жертвами насилия варваров, и становились святыми мученицами. В условиях войны отношение к самоубийству пересматривается: подвиги Матросова и Гастелло — формально самоубийство, но никто их самоубийцами не считает. Но не всякое лишение себя жизни на войне — подвиг. Генерал Александр Руцкой, бывший вице-президент России, при мне рассказывал Патриарху Алексию II, как в Афганистане был окружен моджахедами и хотел последнюю пулю потратить на себя. В этот момент ему явилась Божия Матерь и сказала не делать этого.
f_18482022
Герой Советского Союза Н.Ф. Гастелло. Церковь его самоубийцей не считает!

Руцкой
Герой Советского Союза А.В. Руцкой. От "благочестивого" самоубийства на фронте его спасла Богородица.
 
— Могут ли миряне молиться за самоубийц?
— Могут молиться, не призывая Церковь, то есть не подавая записки, не заказывая службы. Можно молиться и дома, и в храме: «Господи, прости им этот грех».
— Цветаева посвятила целый цикл стихотворений самоубийце Маяковскому и фактически осуждала его поступок: «Много храмов разрушил, а этот — ценней всего». Как Вы думаете, почему же и вера, и неприятие самоубийства ее не остановили?
— Пока у самого человека не болит, ему кажется, что все просто. И ей тоже так казалось… Тем, кто сейчас осуждает Цветаеву, хочу сказать: из состояния собственного духовного покоя не следует осуждать никого. Однажды человек, который осуждает, сам может оказаться в такой же ситуации — причем именно за то, что осуждал.


(журнал СПБ митрополии "Вода Живая" http://www.aquaviva.ru/journal/?jid=24380 )