August 22nd, 2012

Пребываю в благодушном настроении

Моё любимое место на земле

Прошу прощения за долгое отсутствие в блогосфере. Дело в том, что я почти на месяц выезжал с дочкой на отдых за город. В конце июля – августе мы каждый год ездим отдыхать на турбазу «Унзово» в Сосновском районе нашей Нижегородской области. Это поистине райское место. Кроме шуток: есть на Земле ещё места, как будто нарочно созданные для того, чтобы напоминать людям об утраченном рае. Турбаза расположена в заповеднике, так что места там совершенно дикие: асфальтированных дорог нет, озеро Большое Унзово – с чистейшей водой, которую можно смело пить, даже не кипятя, сосновый лес (что такое целебный сосновый воздух, я думаю, говорить излишне). Удобства, правда, во дворе, но это – не слишком высокая плата за возможность пожить на природе, накупаться, нарыбачиться (в озере много самой разнообразной рыбы, от плотвы до щук, отдыхающим турбазы выдают лодки). Путёвка стоит всего 9600 рублей (полная стоимость) с человека – самые дешёвые путёвки в нашей области.


GEDC0491

Турбазе почти 50 лет. Кстати, изначально она называлась «Умзово», но об этом уже мало кто помнит. Название турбазы не совпадало с названием озера, а содержало каламбур: с одной стороны обыгрывало название этого самого озера, с другой – «Зовём умных». Потом это разночтение в названиях забылось, некоторое время считалось, что озеро так и называется – Умзово, пока при перерегистрации прав собственности кто-то не удосужился взглянуть на карту. И лишь коренные «умзовиты» да карта Сосновского района в столовой ещё помнят об этом изначальном разночтении.


А эта панорама турбазы - не моя. Скачал с http://stebor.livejournal.com/1940.html. Очень уж удачно вся турбаза в кадр попала.

В 90-е годы турбаза едва не захирела (как и её владелец – Нижегородский НИИ радиотехники) стараниями Немцова и других «младореформаторов». Но с приходом к власти в начале 2000-х годов Путина (предпринявшего ряд шагов по выводу оборонки из кризиса) турбаза снова расцвела и в настоящее время интенсивно развивается: строятся новые корпуса, закупаются новые лодки, благоустраивается территория. В 2009 – 2010 годах появились цветники, создан тренажёрный зал. Имеется большая видеотека и караоке-бар (впрочем, лично мне эти блага цивилизации не нужны, предпочитаю коротать время на лодке со спиннингом). Каждый год появляется что-то новое. В частности, в этом году были обустроены умывальники в непосредственной близости от столовой и организована библиотека.


GEDC0581

Вот ещё один вид на наше озеро.

У столовой

А вот вид со стороны столовой. Правда, красивый цветник?

Существенная роль в сохранении и развитии этой уникальной турбазы принадлежит её новому (сравнительно) директору Николаю Витальевичу Кувшинову и его заместителю Виктору Николаевичу Ляпину. Испрашиваю ваших молитв об этих людях.

Теперь вернулся в город с новыми силами. Возможно, ещё выложу в ЖЖ свои турбазовские впечатления.  

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
Господи, благослови

Аттракцион рекордной жадности

Люблю я рыбалку. И за город выезжаю прежде всего для того, чтобы поплавать на лодке со спиннингом, забыв на время о городских проблемах, о работе и о политике. Не стал исключением и этот год. И вот один любопытный случай, который со мной произошёл.

Кидал я спиннинг и подцепил окуня. Обычный такой окунь, не особо крупный, каких, наверно, масса в любом пресном водоёме центральной России. Но когда я вытаскивал у него изо рта блесну (а окуни заглатывают блесну очень глубоко, не в пример щукам), я неожиданно обнаружил, что из глотки рыбины торчит недопроглоченная плотвица. Именно так: недопроглоченная, голова уже внутри, а хвост и половина туловища наружу. Значит, окунь позарился на блесну, не успев до конца заглотить предыдущую добычу. Прямо-таки аттракцион рекордной жадности какой-то.


Сашка со спиннигом
Вот такой вот примерно окушок был.




И вот на какие мысли меня это навело. А не так ли и мы в погоне за материальным благополучием: не успев до конца осознать, что мы приобрели, как мы этим будем пользоваться и нужно ли нам это было, устремляемся в погоню за какими-то новыми благами, рыщем в поисках их по всевозможным торговым центрам, ярмаркам и распродажам, бездумно залезаем в долги, которые потом нужно отдавать – и вот уже мы вынуждены искать подработку, чтобы вернуть эти долги. А в итоге порабощаемся миром, в итоге у нас уже нет времени остановиться и подумать о душе, в итоге мы забрасываем церковную жизнь, оправдываясь недосугами. И не замечаем того, что лукавый уже закинул перед нашим носом блесну и выкручивает спиннинг… 

Господи, благослови

Щука как миссионер

GEDC0498

              
             Расскажу, каким образом я пришёл к Богу. Было это на озере Большое Унзово в 1996 году. Я тогда рыбачил на спиннинг, но всё больше безрезультатно. Было у меня два небольших щурёнка за десять дней, да и тех съели с ребятами. У нас тогда сложилась небольшая, но довольно уютная компания, два парня и три девушки, мы частенько по вечерам уплывали с турбазы на противоположный берег озера и там «встречали рассвет» – либо варили уху (как раз из тех самых щурят), либо, что чаще, жарили грибы (благо, год тогда выдался грибной, белых набирали по нескольку десятков за раз, а подосиновики и моховики вообще можно было косой косить). Не обходилось, конечно, без алкоголя (кто в этом возрасте без греха), но свального разврата не было никогда.

В общем, я уже совсем было настроился возвращаться домой с пустыми руками, и вдруг за пять дней до конца смены мне попадается довольно крупная щучка. От радости я, будучи тогда ещё атеистом (хотя и не шибко воинственным),  воскликнул: «Господи, вот бы мне в оставшиеся дни брать вот так же по такой же щучке в день!» И что бы вы думали? Точно по щуке в день в последующие три дня. А надо сказать, что в ту же смену некая особо крупная тварь повадилась у меня отгрызать блёсны. Думаю, что это была одна и та же щука, ибо клевала она все разы на одном и том же месте и одинаково: сначала резкий рывок и стопор, так что катушку не повернуть, потом начинает усиленно водить леску вокруг лодки и, наконец, новый резкий рывок – и блесна успешно откушена. И вот в последний день смены я перед обедом взял щурёнка – не особо мелкого, но и не взрослого, именно щурёнка. Отпустить пожадничал: я и более мелких щурят оставляю, отпуская только «солдатиков» на сто грамм и меньше. А после обеда отвёз девчонок за грибами, а сам поехал кидать. И снова клюнул этот самый блесногрыз, оставивший меня без трёх лучших блёсен. На этот раз ему не удалось так просто оторваться, я, уже предвкушая скорую с ним расправу, подтаскиваю рыбину к лодке (специалисты потом говорили мне, что щука была килограммов на десять, не меньше, я таких крупных никогда не вылавливал). Я уже вижу её целиком – изумрудно зелёный бок и широко открытую красную пасть, рыбина с ногу величиной, уже от радостного возбуждения дрожат руки, как вдруг – чпок! – и опять ни щуки, ни блесны. Честно говоря, я в тот миг помянул Господа Бога не самыми благоговейными словами (в чём спустя год покаялся на исповеди). А потом подумал, что Бог, собственно, всего лишь буквально исполнил мою просьбу. Я хотел по щуке в день – и получил именно по щуке в день, а «блесногрыз» в тот день должен был бы стать уже вторым. Потому и сорвался, вместе с моей последней блесной. 

Шутки шутками. Но если вдуматься, нередко бывает, что самое тяжкое наказание нам за неразумие – это исполнить наши желания буквально и в точности. С тех пор я верю в Бога и никогда больше не сомневался в Его бытии. А через год начал ходить в церковь (хотя это уже совсем другая история, не имеющая прямого отношения ни к Унзово, ни к рыбалке). Так что миссионером, приведшим меня в Церковь, оказалась … щука. Вернее, Господь посредством бессловесной твари сотворил Свою Святую Волю.

Я со щукой


А вот я со щучкой, которую мне всё же посчастивилось поймать. Не 10 кг, конечно, но и за это слава Богу.

C паршивой овцы - хоть шерсти клок.

На участниц группы Pussy Riot поданы иски о компенсации морального ущерба. Жители Новосибирска и житель Бердска требуют по 30 тыс. рублей за причиненный им вред.
Исковые заявления направлены в Кунцевский суд Москвы.

«В своих исках Иван Красницкий и Юрий Задоя указывают, что действия Надежды Толоконниковой, Марии Алёхиной и Екатерины Самуцевич оскорбили их чувства как верующих и причинили им моральный вред, который они оценивают в 30 тыс. рублей каждый», — приводит «РИА Новости» информацию от пресс-секретаря Кунцевского суда Татьяны Даниловой.

Судебное заседание по рассмотрению исков будет проходить в закрытом режиме. Досудебная подготовка пройдет 6 сентября.

Напомним, что 17 августа участницы панк-молебна в храме Христа Спасителя решением Хамовнического суда были приговорены по статье «Хулиганство» к двум годам лишения свободы в колонии общего режима.



Читайте далее: http://izvestia.ru/news/533470#ixzz24w2M2BFr
Деловой

Пуссирайотовщина как феномен культуры

Скандальный «панк-молебен» в Храме Христа Спасителя, вроде бы, осуждают все, кроме платных агентов американского фашизма да одержимых манией величия «деятелей культуры», давно и бесповоротно считающих нас быдлом. Но задумываемся ли мы о том, что у этого мероприятия (а сейчас, после обвинительного вердикта суда уже можно уверенно сказать: преступления) довольно глубокие корни. Такие глубокие, что вряд ли в современной России найдётся хоть один человек, который бы в своё время не ухаживал за этими корнями. Да-да, «Пусси райот» не менее укоренены в нашей отечественной культуре, чем Храм Христа Спасителя, сколь ни печален для нас такой вывод.

Справедливо писал русский философ Василий Розанов о разрушении Реймского собора немецкими варварами в годы Первой Мировой войны: «Реймский собор взволновал весь мир. И хочется сказать взволнованным: – «О чем вы плачете? Что погиб памятник искусства?» – Ведь об этом все крики, все вопли. Никто не плачет решительно, что погиб народный дом молитвы. Вспомнили все, что Реймский собор упоминается в «Жанне д'Арк» Шиллера, и не вспомнили, что всего только вчера в нем молились горожане, крестьяне, военные, – вообще, верующие. Все оплакивали музей и решительно никто не плакал о религии. И вот мне кажется, что гораздо раньше прусских ядер его разрушило общее, вовсе не прусское только, но вообще европейское отношение к религии, к молитве, к Богу. Бог отнимает у нас то, от чего мы сами отказались. Ах, Европа, Европа, ах дорогая Европа: если бы ты переменила дыхание с этою ужасною войною и оплакала многое в себе, о чем давно не плачешь, но что поистине достойно слез! Дорогие европейские братья: вы должны плакать о каждой хижине-церкви, если она разрушается, о деревянных церквах стоимостью в две тысячи рублей, – и тогда, только тогда у вас не будут разрушаться и Реймские соборы! Если нет религии – a bas храмы! – Но есть ли религия-то? Разве не тысячи усилий положены писателишками всех рангов и философами всех степеней, чтобы «раскрыть глаза этим мещанишкам и верующим баранам на их глупость и невежество»?.. Да вся литература уложена на разрушение Реймского собора! Разве мы не несли в триумфах и не носили несколько десятков лет поганенков Дрэпера и Бокля, своих поганцев, начиная от Чернышевского, которые орали, кричали, визжали «a bas храмы, церкви и всю эту темную смрадную ветошь». Господа, да разве вы этого не слышали? Господи, неужели никто не видит, что под «разрушением Реймского собора» стоят тысячи одобрительных подписей, стоят такие авторитеты, что страшно выговорить»[1].

Вот и посмотрим, какие и чьи «подписи» сегодня стоят под многочисленными воззваниями, смысл которых сводится к истеричному визгу «Свободу «Пусси райот»!» Наших автографов там точно нет? Припомним: ещё в глубоко советские времена, когда ни о какой гласности и ни о какой свободе слова ещё и помину не было, в пионерских лагерях и в школах взахлёб передавали друг другу загадку: «Висит – висит, болтается, на «З» называется» (правильный ответ гласил: «Зоя Космодемьянская»). Точно так же взахлёб рассказывали похабный стишок про Ивана Сусанина:

– Куда ты завёл нас, Сусанин слепой?

– Идите вы на фиг, я сам здесь впервой!

– Давайте отрежем Сусанину ногу!

– Не надо, ребята, я вспомню дорогу!

И ведь все передавали из уст в уста, и никто не возмущался, что ведь, вообще-то говоря, на величайших национальных святынях топчутся. И сам я, помню, сильно возмущался, но не останавливал, замечаний не делал и в рожу за такое не давал. А может быть, дал бы тогда кое-кому в рожу, и не было бы сейчас никаких «Пусси райот», неоткуда было бы им взяться. Но мы безропотно сносили, давая основания кое-кому считать нас беспросветным быдлом, а наши святыни – никому не нужными.

Из более позднего. Вот песня «Как на поле Куликовом…»:

Как на поле Куликовом прокричали кулики,
И в порядке бестолковом вышли русские полки.
Как дохнули перегаром - за сто верст разит,
Значит выпили недаром, будет враг разбит.

Припев:
И слева наша рать, и справа наша рать,
Хорошо с перепоя мечом помахать.

Славный воин Пересвет был одет в одни портки,
А кольчугу в пьяной драке разорвали на куски,
Взял он кружку самогона и, качаясь, говорит:
Если выпью ее разом - будет враг разбит.

Подошел к своей кобыле, ну расталкивать ее:
Что ж ты, пьяная корова, аль не видишь ничего,
Аль обьелася гороху, за версту разит,
Значит выпито недаром, будет враг разбит.

Припев.

Копья плотную стеною, конный строй из края в край,
Пред кониной и кумысом на холме сидит Мамай.
А Донской с похмелья стремя не поймает, хоть убей,
Из толпы татар галопом вылетает Челубей.

Воевода с красным носом в ратном деле знает толк,
И в засаду был им послан самый пьяный в ж... полк,
Перебрались через реку с криком матом, молодцы,
Знать назад дороги нету, в воду сунули концы.

И сошлись, гремя железом, с пьяной ратью трезва рать,
Все доето, все допито, больше нечего терять,
Только к вечеру над полем прокричали кулики,
Разгромили басурманов протрезвевшие полки.

Припев:
И слева была рать, и справа была рать,
А теперь за сто верст никого не видать.
Слева была рать и справа была рать,
А теперь за сто верст никого не видать.

Времена ушли в историю, в лету канули года,
Но традиции святые вспоминаем завсегда.
Выпив по бутылке водки и портвейном все залив,
Ощущаем наслаждение, морду ближнему набив.

Припев:
И слева твою мать и справа твою мать -
Хорошо с перепою колом помахать.
[2]

Вариантов у этой, якобы, народной песенки – великое множество (отличающихся друг от друга большим или меньшим количеством ненормативной лексики), но смысл везде один и тот же. Я узнал о её существовании из интернета, кто её исполняет – не знаю, но песня существует, более того, активно издаётся на дисках для караоке. «Пусси райот» отдыхают: в словах их панк-молебна есть мат по адресу Святейшего Патриарха Кирилла и гадкие выражения по адресу рядовых прихожан, но, по крайней мере, там нет хулы на святых Божиих. В приведённой же выше песне открыто хулятся святые имена блгв. Димитрия Донского и прп. Александра Пересвета. Более того – песня открыто русофобская, последовательно проводит мысль о беспросветном пьянстве и тупости русского народа и безраздельном превосходстве над ним «трезвых» мусульман (о том, что многие мусульмане злоупотребляют гашишем и ислам их за это не осуждает, говорить сейчас почему-то не принято). И что? Где хоть одно критическое замечание в адрес этой гнусной русофобской поделки? Стерпели, проглотили, более того, сами с хохотом распеваем, не задумываясь над тем, что отдаём на растерзание свои исторические святыни, а значит – свою Родину!

А почему в годы горбачёвской «гласности» никто не полемизировал с бессовестными журналюгами, поливавшими грязью нашу армию в Великой Отечественной войне? Почему никто не восстал тогда против заведомых искажений нашей истории, когда, например, утверждалось, будто Сталин на пару с Ворошиловым лишили нашу армию перед войной военной техники, понадеявшись на «особую манёвренность» кавалерии[3]? Против реабилитации Власова, против памятников нацистским оккупантам, против очернения памяти Зои Космодемьянской, Александра Матросова и других героев, правда, пытались бороться, но опять-таки как-то робко и слишком тихо, словно и эти позиции готовились сдать при первом серьёзном натиске.

А если копнуть совсем глубоко, то можно вспомнить, что в русском фольклоре поп, архиерей или царь – едва ли не самые распространённые отрицательные персонажи. Но если положительный образ царя ещё можно встретить (например, в сказках о Петре Первом), то положительный образ священнослужителя в фольклоре страны Серафима Саровского и Оптинских старцев отсутствует напрочь. Как верно заметила, рассуждая о гоголевском «Вие», Ника Матвеева, «до того, как святыню попрали бесы, ее забросили – посрамили люди»[4].

И вот теперь – панк-молебен в Храме Христа Спасителя, резюмировавший весьма долгий период развития нашей народной культуры[5] по ложному, антинациональному и антихристианскому пути. Теперь очухались. Теперь вопим: нам больно, нас унижают, доколе, примите меры! Что ж, лучше поздно, чем никогда. Надеюсь, что, как поётся в известной песне Константина Кинчева, «это горе нас соберёт в кулак». Но борясь против нынешней кампании по осквернению святынь, не грех бы помнить о тех святынях, которые мы осквернили (или позволили безнаказанно осквернить) сами. Не грех бы помнить, что культура национального самобичевания у нас пустила глубокие корни, и пока мы эти ядовитые корни из своего сознания не выкорчуем, пока мы хихикаем над теми, кем имеем право лишь восхищаться, пока в наших головах бытует поговорка: «Вечно у нас всё не как у людей», – борьба против «пусей» окажется бесполезной. Уйдут эти – придут другие.




[1] Цит. по: Кураев А.В., диакон. Кто послал Блаватскую. – М.: 2001.

[3] На самом деле кавалерия перед войной сокращалась, во время войны её практически пришлось создавать заново. И развитие военной техники шло в СССР бурными темпами, и самыми престижными военными специальностями были как раз лётчики, танкисты и моряки, а не кавалеристы. Если бы Сталину удалось, как он и планировал, оттянуть войну до 1942 года и завершить перевооружение армии, у немцев не осталось бы никаких шансов дойти до Москвы. Но Гитлер, увы, опередил Сталина. Подробнее – см. в книгах Игоря Пыхалова, Владимира Карпова и Владимира Мединского.

[5] О культуре «высокой» разговор требуется отдельный.

Это кто тут Путлер?!!!

Не знаю, как кого, а лично меня более всего в белоленточной пропаганде возмущает кличка «Путлер» по адресу действующего президента. Нет, конечно, к В.В. Путину у меня претензий масса, и он отнюдь не идеал политического деятеля, по крайней мере, лично для меня[1]. Но вот Путлер – это не просто хамство, и даже не просто несправедливо – это шизофренично.

Начнём с того, что именно Путин восстановил должное место дна Великой Победы в списке праздничных дат, именно при нём разнузданно антипатриотическая пропаганда горбачёвской и ельцинской эпохи сменилась более трезвыми оценками как советского периода в целом, так и Великой Отечественной войны в частности. «Белоленточники» – в подавляющем большинстве, люди, родившиеся уже после 1992 года, – не помнят конца восьмидесятых и начала девяностых годов. А я помню, как в пору горбачёвской перестройки начали сперва робко, а потом нагло и в открытую писать, как наши «бездарные» генералы «заваливали немцев трупами»[2], вместо того, чтобы воевать по законам военной науки, как Сталин своими «параноидальными» репрессиями обезглавил армию перед самой войной и лишил её военной техники, уповая на «особую манёвренность» кавалерии (а отсюда делался логичный вывод, что диктатор с трубкой состоял в тайном сговоре с Гитлером). Потом пошли разговоры о «замечательных» асах люфтваффе, с которыми ни в какое сравнение не идут наши прославленные герои Кожедуб и Покрышкин[3]. Затем появились публикации, «опровергавшие» широко известные подвиги хрестоматийных героев Войны[4]. Наконец, в открытую пошли разговоры о том, что немцы всего лишь стремились освободить нашу страну от «большевистского ига» и «колхозного рабства», а значит истинными героями войны являются не бойцы и офицеры Красной Армии и не партизаны, а полицаи, власовцы и бандеровцы. В Прибалтике и на Украине уже поставлены памятники нацистским преступникам, «павшим в боях за освобождение» этих республик бывшего СССР. В России до этого, слава Богу, не дошло – люди не дали, но книги Виктора Суворова и Марка Солонина сделались-таки самым ходовым товаром в книжных магазинах. Вот что мы имели при Ельцине. А также сериал «Цвет папоротника», в «художественной» форме воплощающий всё ту же идею о немцах-освободителях, и документальный фильм «Немцы во Второй Мировой войне», живописующий «страдания» немецких военнопленных (точнее, нацистских преступников) в советском плену. Официальная государственная пропаганда при Ельцине хоть и не солидаризировалась с такой трактовкой новейшей истории[5], но реально ничего ей не противопоставляла. А вот при Путине – начала противопоставлять. Было снято несколько замечательных фильмов о войне, восстанавливающих образ народа-героя, защищающего свою Родину (от аляповатого и по-голливудски разухабистого «В июне сорок первого» до строгой «Брестской крепости»). Была сделана попытка (другой вопрос – насколько удачная и насколько соответствующая исторической правде) показать, что война действительно была народной. Точнее – всенародной, независимо от отношения к советской власти и лично к Сталину («Лейтенант Суворов», «Жажда», «Поп», «Неслужебное задание», «Мы из будущего», спорный с исторической точки зрения, но в целом патриотичный «Штрафбат»). Был частично реабилитирован образ смершевцев («В августе сорок четвёртого») и особистов («Брестская крепость», «Смерть шпионам»), чей истинный вклад в победу, освобождённый как от советских, так и от антисоветских мифов, ещё ждёт беспристрастного исследователя[6]. Активно издаются книги, полемизирующие с Суворовым-Резуном, Солониным и компанией. Столь же регулярно снимаются и документальные фильмы, раскрывающие подлинный (и весьма неприглядный) исторический облик Власова, Бандеры, Мельника и других коллаборационистов. Наконец, вспомним, как величественно были организованы торжества по случаю 65-летней годовщины Великой Победы  (особенно на фоне практически не замеченного полувекового юбилея).

Вот то, что сделал Путин. Кто же теперь судит его? За редким исключением – это люди, для которых Великая Отечественная война всего лишь столкновение двух одинаково преступных режимов (они так и именуют её: «нацистско-большевистская»). Люди, для которых всё равно, сражаться вместе с Гитлером против Сталина или вместе со Сталиным против Гитлера (они об этом так и пишут в своих «исторических исследованиях»). Люди, для которых День Победы – в лучшем случае «день победы преступного сталинского режима над русским народом», а то и вовсе – «день национального позора». Мне лично доводилось полемизировать с деятелями, оправдывавшими и защищавшими гитлеровских пособников, которые потом из моих совершенно невинных размышлений делали вывод, что «путинская Россия угрожает всему человечеству». Лидеры «снежной революции» – либо оскандалившиеся «молодые реформаторы» девяностых (типа Немцова), лично приложившие руку к дискредитации Великой Победы, либо их отпрыски (Навальный, К. Собчак). Вот это-то и странно: сотрудничество с реальным Гитлером «белоленточниками» рассматривается как подвиг, а Путин, попытавшийся пресечь апологию нацистской агрессии, вдруг начинает выставляться как … духовный наследник Гитлера! Что-то с логикой не в порядке у нашей «несистемной оппозиции».

Да и потом, если Путина в чём-то и можно упрекнуть, то не в том, что он – диктатор и расист, а как раз в том, что он слишком либерален и слишком политкорректен. Господа хорошие, будь на месте Путина действительно Гитлер (или его духовный наследник) мы бы сейчас с вами не дискутировали. В лучшем случае, вы гнили бы в концлагерях, в худшем – вас бы просто расстреляли. Для сравнения: русский писатель-белоэмигрант Роман Гуль попал в нацистский концлагерь только за то, что написал роман (!) из жизни русских революционеров. Все расслышали: написал роман, а не организовал митинг? Это кого же это у нас Путин посадил за роман? Единственные, кто имеет основания считать Путина «кровавым диктатором» – это представители так называемых «сексуальных меньшинств», проще говоря – извращенцы, которым действующая власть не даёт провести гей-парад на Красной площади. Что ж, на первый взгляд, действительно недемократично. Но представьте себе, что по вопросу о гей-параде в России прошёл бы референдум. Думаю, даже сами представители так называемой «гей-культуры» понимают, что решение такого референдума было бы не в их пользу. И уж во всяком случае гей-парад на Красной площади был бы однозначно расценен как оскорбление ветеранов Великой Отечественной. А ведь именно эти ветераны одолели Гитлера…




[1] Таким идеалом для меня является император Александр Второй

[2] Реально боевые потери Красной Армии и Вермахта примерно одинаковы. Но немцы, в отличие от наших предков, истребляли советских военнопленных и чинили геноцид над мирным населением – поэтому потери Советского Союза и оказались такими огромными. Если бы «сталинская армия» вела себя в Германии так же, как немцы на оккупированной советской территории, немцев как нации (учитывая их численность) сейчас просто не существовало бы. 

[3] Кого интересует опровержение этого мифа, могу адресовать к книге В. Мединского «Война. Мифы об СССР 1938 – 1945 гг.»

[4] в частности, Зои Космодемьянской: утверждалось, что она поджигала дома ни в чём не повинных мирных жителей, что в деревне, где её схватили, немцев вообще не было, что она вообще была психически ненормальной.

[5] Рассказывают байку, будто тогдашний министр обороны – недоброй памяти Павел Грачёв по кличке Пашка-Мерседес – узнав, что предлагаемая для «новой» российской армии кокарда заимствована с власовского образца, растоптал её ногами. Не знаю, так ли это, но введению в российской армии фуражек по образцу СС и кепи по образцу Вермахта сей персонаж не противился. И в целом введённая при Ельцине форма одежды военнослужащих вызывала чёткие ассоциации с нацистскими захватчиками (хотя – надо отдать должное – и не копировала полностью нацистские образцы). 

[6] Частично эта проблема была затронута в книге И. Пыхалова «Великая оболганная война».

Буденовку – на лоб!

Вы помните фильм «Свадьба в Малиновке»? Помните, как в финале, после разгрома банды Грициана старик-крестьянин надвигает будёновку поглубже на лоб и удовлетворённо произносит: «Власть больше не меняется»? Вот именно такие чувства испытал я после объявления приговора по делу о «панк-молебне» в Храме Христа Спасителя. Прошмандовкам из «Пусси райот» не помогли ни победные миллионодолларовые улыбки в камеру, ни использованные в качестве живого щита собственные дети, ни агрессивные манифестанты на улице, ни десант Б…донны[1], ни ходатайства многочисленных «деятелей культуры», отечественных и зарубежных[2], ни даже заступничество «Международной амнистии». Приговор обвинительный и отнюдь не условный: два реальных года тюрьмы. Конечно, это очень мало, учитывая, что панк-лесбиянки нагадили в душу всему русскому народу (жвачные животные и пивососы по понятным причинам не в счёт). Но это очень много, учитывая ту истерию, которая нагнеталась вокруг процесса, учитывая беспрецедентное давление на суд со стороны Болотной площади (вплоть до нападений с топором на судью), учитывая бесконечные разговоры о том, что в действиях «девочек», якобы, нет состава преступления, и трёп о «православной инквизиции» в нашем светском государстве[3]. Но до конца ли мы сами осознаём масштабы победы, одержанной за нас судьёй?

В первую очередь, обвинительный приговор по делу «Пусси райот» означает, что русских и православных в России больше нельзя оскорблять безнаказанно. В кои-то веки власти у нас поняли, КТО истинный хозяин страны. Надеюсь, теперь слово за Государственной Думой: пора законодательно принять меры, чтобы подобные выходки в храмах, разжигающие межнациональную и межрелигиозную вражду, больше не квалифицировались как «мелкое хулиганство», тем более, что вопрос об этом уже обсуждается (и, шёпотом, вполголоса: надеюсь, что при обсуждении этого вопроса государствообразующая Русская Православная Церковь не будет поставлена на одну доску с заезжими американскими и корейскими сектами). Видимо, Путин не хуже своих избирателей осознаёт, кто, чьи голоса обеспечили ему третий президентский срок, и его ставка на патриотов – не предвыборный ход, а всерьёз и надолго.

Во-вторых, правительство «единороссов» в очередной раз отказалось идти на поводу у цивилизованного Запада и международных (читай: проамериканских) организаций. Оккупационная администрация, каковой по всем признакам было правление Ельцина, также ушла в историю. В 2007 году о. Андрей Кураев писал: «Кто-нибудь может мне назвать ситуацию, когда бы интересы Запада требовали одного, а интересы России другого, и нашему президенту на самом деле удалось бы, вопреки этому требованию, отстоять (не просто заявить, а именно в конце концов отстоять) свой интерес, интерес России? Я такого случая не знаю. Надеюсь, причина во мне, в ограниченности моей информации, а не в президенте»[4]. Сегодня при возникновении подобного вопроса можно будет указать не только на замирение Чечни и Пятидневную войну, но и на приговор по делу «Пусси райот». Путин мог бы пойти на уступки «общественному мнению» «мирового сообщества», вопившему об «узницах совести». Он мог бы надавить на суд, тем более, что, по мнению болотников, он именно этим и занимался. Но Путин этого не сделал, предоставив суду решать дело в установленном законом порядке. Оскорбление, нанесённое русскому народу, и общественный резонанс, вызванный этим оскорблением, оказались важнее начальственных окриков с Запада, а наши, российские законы – важнее западных стандартов политкорректности. Семнадцатого августа 2012 года Россия в очередной раз отстояла свою независимость.

В-третьих, стало окончательно ясно истинное лицо наших оппонентов. На Украине в знак протеста против вынесенного панк-лесбиянкам приговора радикально-феминистская организация Femen спилила поклонный крест, установленный в память жертв красного террора. Кто испытывает такую иррациональную ненависть ко Кресту Господню, объяснять излишне. Так что с белыми ленточками против нас выступает не просто «либеральная оппозиция». Против нас – сатанисты.

И в заключение хотелось бы сказать несколько слов по поводу судьбы самих «Пусси райот». Два года – срок небольшой, пролетит – и не заметим, тем более, что полгода прошмандовки уже отсидели. Хотелось бы надеяться, что судебный приговор – это цветочки, а ягодки они скушают на зоне, да слаба надежда. Их ведь не в мужскую тюрьму запичужат (а жаль!). Сокамерницы могут, конечно, по-свойски разобраться с панк-лесбиянками (например, заставив мыть полы собственным скальпом). А могут и встретить их как героев. Сами «Пусси райот», по меткому наблюдению о. Андрея Кураева, «бронзовеют в своём образе коллективной Веры Засулич». Так стоит ли позволять им корчить из себя «мучениц совести»? Лично для меня вопрос открыт. С одной стороны, представляется целесообразным лишить их славы Герострата, приобретённой ими за последние месяцы, ради которой они и вломились в Храм, а для этого после вынесения обвинительного приговора выпустить их по какой-нибудь амнистии, но не их персонально, а вместе с уголовниками, под общую гребёнку и желательно втихаря, чтобы журналисты не пронюхали. Например, запихнуть их в день амнистии в «воронок», якобы, для перевозки в другую тюрьму, вывезти за город и там выкинуть где-нибудь в лесу – пусть добираются своим ходом. Как относятся в России к ним и к их выходке, им уже дали понять. Теперь нужно лишить их удовольствия попозировать. С другой стороны, есть определённые опасения, что, получив свободу, прошмандовки ещё большей уверуют в собственную силу и в могущество своих западных покровителей. А значит – не скроются за границу, а продолжат дальше в том же духе. Лично я всерьёз боялся, что «пусей» выпустят до 9 мая, дав им возможность в этот священный для каждого русского день учинить очередной «панк-молебен» прямо на Могиле Неизвестного Солдата, с выкриками «Хайль Гитлер!» (и последующими объяснениями: дескать, это мы не историческую память народа оскорбляем, это мы так с лицемерием путинского режима боремся). Эти мои опасения, по счастью, не сбылись. Но проблема остаётся. Так что амнистировать панк-лесбиянок или предоставить их собственной участи – президенту виднее. А вот что однозначно необходимо – так это лишить их родительских прав. Воспитать детей порядочными людьми и достойными гражданами такие вряд ли способны, тем более, что «Толокно» заявляет, что у её четырёхлетней дочери уже был сексуальный опыт… 

Нам же, простым смертным, остаётся покрепче надвинуть на лоб воображаемую будёновку: власть больше не меняется. Возврата к национальному унижению 90-х годов больше не будет. Часы «либерастии» в России своё отбили. Хотелось бы только знать имя судьи, чтобы за неё молиться.



[1] как метко назвали г-жу Чиконе о. Андрей Кураев и (вслед за ним) Н. Зервас. Называть же её тем «ником», которым она сама себя называет, у меня язык не поворачивается.

[2] Печально, но в этой гнусной истории отметился даже Пол Маккартни. В былые времена сэр Пол вёл активную антивоенную работу, выступал против американской агрессии во Вьетнаме, собирал деньги для народа Кампучии, и прочее. Но в последнее время он всё больше ассоциируется с экологической тусовкой. Спору нет, бороться за сохранение окружающей среды необходимо. Но когда некто защищает животных, но и бровью не ведёт при массовом и немотивированном убийстве людей (как это имело место в Югославии в 1999 году), это производит неприятное впечатление. Тогда я ещё мог сомневаться и как-то оправдывать Маккартни (дескать, повёлся мужик на пропаганду), но теперь стало окончательно и безоговорочно ясно, что животные экс-битлу дороже и ближе православных славян. Нас, в отличие от животных, можно убивать.

[3] Вообще-то светское государство должно защищать своих граждан независимо от их религиозных убеждений. Иначе это не светское государство, а какая-то нацистская оккупация.

[4] «Церковь в мире людей».

Сюжет, достойный Достоевского

И в завершение темы «Пусей» (хотелось бы поскорее забыть о них и больше не вспоминать). Допустим, что ситуация сложилась оптимальным для нас, православных, образом. Допустим, что суд действительно принял решение о лишении «пусей» родительских прав. Или что в тюрьме сокамерницы их ухайдокали (дай-то Бог!). Допустим, что их детей не продали за границу на органы и не замучили в детдоме изверги-воспитатели. Допустим, что этих детей передали на воспитание в православные семьи. Вопрос: как сложится дальнейшая судьба этих детей? Сумеют ли приёмные православные родители преодолеть своё вполне законное возмущение и не перенести свою законную ненависть к мамашам на их детей? И сумеют ли дети забыть, какие именно события разлучили их с мамами (дети ведь не понимают, что совершённое «пусями» – преступление против человечества, для ребёнка его мама – всё равно самая лучшая)? Научатся ли эти дети когда-нибудь ценить Любовь Христову к нам, грешным, явленную на Кресте, поймут ли они всё значение Православия для истории и культуры России? Или будут тихо ненавидеть своих приёмных родителей (а заодно и всех попов оптом), а когда подрастут – пойдут громить храмы и убивать священников, чтобы отомстить за свою «поломанную» жизнь? Поймут ли эти дети, став взрослыми, из какой бездны их вытащили? По-моему, этот сюжет, если он реализуется на практике, будет достоин пера великого Достоевского.

Отец Макарий о приговоре панк-лесбиянкам

Иеромонах Макарий (Маркиш) пишет у себя в ЖЖ:
            


            "Со времен фон Клаузевица известно, что война продолжает политику, лишь иными средствами. В наше «миролюбивое» время никто не усомнится в том, что международная политика – продолжение войны, будь то иными средствами, или теми же самыми: горячими, холодными, военно-морскими, военно-воздушными, террористическими, информационными, экономическими, идеологическими, хулиганскими. Примеры множатся ото дня ко дню.

К сфере международной политики относится и дело о хулиганстве в московском Храме Христа Спасителя. Убеждать в этом читателя нет ни малейшего резона: кто еще сам не убедился в этом исходя из обстоятельств дела, от похабного английского лозунга в самоназвании подсудимых и тщательной организации хулиганской выходки, и до перечня чужих и чуждо-финансируемых СМИ, которые, вполне по-большевицки выполняя задачу пропаганды, день за днем, как заведенные, бьют по указанному поводу в русофобский и антихристианский бубен, тому уже навряд ли чем-то поможешь.

Однако на общем фоне других событий так называемые «последние слова» подсудимых дают повод для любопытных наблюдений. Как подметил еще Гюстав ле Бон, в политике дела куда менее важны, чем их названия: взять хоть «марш миллионов», хоть публичный коитус в исполнении тех же подсудимых – в согласии с их самоназванием, – заявленный как «произведение современного искусства».  Так же и тут: опубликованные отрывки – поток нытья о недостатке свободы в сегодняшней России, безо всякой связи с обвинением.

Серенады о свободе иллюстрируют геббельсовский принцип: «Чтобы ложь действовала, она должна быть чудовищной». Не что иное, как их собственная «акция», доказывает наличие у нас произвола и безнаказанности, немыслимых в цивилизованной стране, в том числе и откуда поступил на нее заказ. С дрожью представляю себе такую же «акцию» где-нибудь в синагоге на Истерн Паркуэй в Бруклине: трупов бы не нашли, а дело об убийстве, даже и начавшись, закончилось бы оправданием.

Выделяется самодовольное заявление одной из подсудимых: «Нет у меня сожаления о содеянном». – Как тут не вспомнить о другом процессе с религиозным подтекстом, когда в XIX в. англичане очищали Индию от адептов одного своеобразного культа. Назывались они тхагами (откуда английское слово thug - но вовсе не наоборот!), и были в известном смысле экуменистами, объединяя в своем сообществе как традиционных индуистов, так и мусульман.  В связи с нынешним процессом, характерна реплика одного из тхагов во время допроса: «Сожаление, сагиб? – Никогда! Радость и возбуждение – нередко…»


           Тысячи расстрелянных и сгнивших в тюрьмах тхагов – жертвы войны за свои убеждения и ритуалы. О чем надлежало им сожалеть на взгляд безжалостных законников-колонизаторов?  Что привело их к столь острому конфликту? "Ничего, иль очень мало", как сказал некогда поэт... Практикуя свои ритуалы, тхаги приносили людей, обычно путешественников, в жертву богине Кали. Вот такие у них были убеждения, и они были убеждены в своей правоте не менее, чем извращенческая "оппозиция" в сегодняшней России. Но увы! - у них не было поддержки в лице "прогрессивной западной прессы"; ненавистный им закон одержал верх, и война окончилась разгромом. Очень жаль каждого из них… Но ничего личного.

То же самое скажем о трех подсудимых по делу о хулиганстве: ничего личного. Они ведут свою войну; им не угрожает ни заряд орудийной картечи в спину, ни пожизненный каземат, но они должны быть побеждены. A-la guerre comme a-la guerre.

Пусть так; но сравнить мелкое дело о хулиганстве со Сталинградом?… – Зимой 43-го года в чьих-то глазах Сталинград тоже был "мелким делом"... Однако узкий участок фронта вдоль берега недаром был залит кровью: отдать его значило открыть врагу путь за Волгу. А за Волгой для нас земли нет.

И если мы отдадим наши святые храмы для подобных «акций»» – как отдали для позорных гомонстраций славные площади своих древних столиц народы Западной Европы – нам не будет земли на нашей Родине.


             Сталинград – это точка невозврата, узкий участок фронта, уступая который, мы открываем для удара свою яремную вену. Беда в том, что мы не всегда видим эти Сталинграды, а когда видим, медлим с решительными действиями.

«Государство жуликов и воров!» – трубят те же самые СМИ, в том же контексте, с тем же послушным постоянством. А нам и невдомек, что это очередной Сталинград: принять этот тупой лозунг, согласиться, привыкнуть к нему – значит распахнуть настежь двери двум другим лозунгам, реальным средствам международной политики (сиречь войны), не раз доказавшим свою убойную силу в ХХ веке.

А именно: «Государство чурок и жидов!» (по способу Розенберга-Гитлера) и «Государство богачей и попов!» (по способу Ленина-Сталина). Поскольку я принадлежу к двум из четырех упомянутых групп населения, то знаю, о чем говорю."

http://p-m-makarios.livejournal.com/28772.html