May 31st, 2012

В Мексике тоже преследовали Церковь. Правда, католическую..

Максим Курепин пишет в своём блоге:

Революционеров, где и когда бы они ни вели свою деятельность, объединяет одно - ненависть к христианам. Что творили советские большевики, то делали и их мексиканские братья. Читая «Силу и славу» Грэма Грина, мы видим историю одного человека, здесь же приведу несколько сухих фактов.


       « Я не стану приводить все "деяния мексиканских мучеников", напоминающие мученичество христиан в век Нерона и Диоклетиана или эпизоды наиболее интенсивного преследования христиан в СССР. Я упомяну только вкратце о нескольких характерных случаях.

        Двенадцатилетнему мальчику солдаты предлагают "оставить католические басни", поступить "на государственную службу" и заниматься на очень выгодных условиях шпионажем среди католиков в пользу правительства. Ему угрожают расстрелом в случае, если он не согласится. Мальчик отказывается наотрез. "Вы сражаетесь за человека - отвечает он, - я же сражаюсь за правду Божию; да здравствует Христос-Царь". Ребенка расстреляли; до последней минуты он не переставал громко славить Христа-Царя.


        В Гвадалаяра другой ребенок, 11 лет, с воодушевлением разносит "тракты" католической Лиги. Его арестуют и подвергают жестоким пыткам, чтобы заставить его выдать своих сообщников. Дитя медленно умирает, не сказав ни одного слова, могущего повредить его товарищам.

        В г. Мексико на кладбище палачи собираются расстрелять несколько католических студентов. Одного из них командующий офицер хочет спасти и взять его после к себе на службу. С этой целью он посылает его с нарочно придуманным поручением в город. Но, исполнив поручение, юноша возвращается на кладбище. "Безумец! Неужели ты не понял", шепчет ему удивленный офицер. "Я все понял - отвечает мальчик; - но когда убивать моих товарищей за то, что они католики, я хочу быть с ними; я тоже католик и хочу иметь ту же участь, что и они".

      15 апреля, как раз в Страстную Пятницу, в Салязар был замучен член Союза Мексиканской Католической Молодежи, 23-летний Жуан Бонилла. Его сначала распяли на кресте, затем расстреляли. Перед казнью он успел написать четыре письма к родным, в которых он их увещевал мужественно страдать за веру. Сестре своей он писал: "Господь соблаговолит принять мою кровь и жизнь. Я спокоен перед смертью, но мне больно за вас. Что будет с нашей матерью? Быть может, она умрет от боли, узнав о моей смерти; во всяком случае она будет много страдать, но именно этим страданием она вымолит у Бога обращение стольких несчастных слепых, которые не хотят видеть..."

        Еще осенью 1926 г. в Замора были замучены за веру Иоаким Сильва, 25 лет, сын мученика, и Мануил Мельгарео, 17 лет. Мельгарео мог спасти свою жизнь бегством, но он предпочел мученичество. Перед самым расстрелом молодые люди крикнули во всеуслышание: "Слава Христу-Царю! Да здравствует Пресвятая Дева!" Пораженный ликующим выражением лица юных мучеников, один из палачей тут же бросил оружие на землю и заявил командиру отряда: "Я хочу тоже быть католиком; стрелять не буду". Он был, конечно, приговорен за это к смертной казни. Узнав о смерти Иоакима, его старший брат писал своим родителям: "Он был достоин такой смерти. Господь удостоил его этого счастья за его великое целомудрие... Да простит Бог его палачам. Чистая кровь этого подвижника да послужит Богу угодной жертвой за спасение мексиканцев..."

         1 апреля был казнен в Гвадалаяра один из главных деятелей мексиканской католической молодежи, Анаклит Гонзалец, отдававший все свои силы и весь свой скромный заработок на это святое дело. В то время как его товарищи были просто расстреляны или повешены, для него были уготованы утонченные пытки. Его повесили за пальцы головою вниз, били палками и медленно сдирали с него кожу; целью этих мучений было узнать от него местопребывание Гвадалаярского епископа. Мученик умер, не выдав своего архипастыря. Во время своей страшной агонии он не переставал увещевать присутствовавших оставаться верными Христу до конца. Чувствуя приближение смерти, он обратился к начальнику палачей со следующими словами: "Генерал, я вам прощаю от всего сердца. Когда вам будет тяжело на душе, буду молится за вас. В день Страшного Суда, буду ходатайствовать за вас перед Господом". Малолетнему мученику Падилла, пытаемому вместе с ним, он сказал: "Не бойся, дитя; проси прощения и прощай палачам". Он знал, что без всепрощающей любви нет подлинного христианского мученичества. После нескольких часов пыток мученик был добить кинжалом на глазах своей молодой жены.

        Иозе Галлардо, тоже член Союза Католической Молодежи, проповедует своим мучителям учение Христово. Над ним издеваются, плюют ему в лицо, поднимают дикий визг, чтобы заглушить его слова. Галлардо громко повторяет лозунг мексиканских католиков: "Слава Христу-Царю! Да здравствует Пресвятая Дева!" Чекисты вырывают ему язык, приговаривая в насмешку: "Теперь прославляй твоего Христа!" Мученик, чудесным для умирающего усилием мускулов, разрывает толстые веревки, связывавшие его руки, и поднимает правую руку к небу в знак верности Христу-Царю. Это происходило в г. Леоне в январе прошлого года.

        4 февраля 1927 г. в Чиудад молодая девушка, Мария Хаирес, ведет группу женщин к городской тюрьме, чтобы освободить томящихся в ней католиков. Полиция стреляет сначала в воздух, чтобы внушить страх наступающим. Женщины идут смело дальше. Полиция стреляет в них. Несколько девушек и старух падает на землю, ранеными или убитыми. Остальные бесстрашно идут дальше и, преодолевая все препятствия, освобождают заключенных. Через несколько дней войска Каллеса приходят "усмирять" католических женщин. Мария Хаирес на допросе. Ее привязывают к деревянному столбу, бичуют, жгут, чтобы заставить ее выдать скрывающихся в городе священников. Мученица молчит. Тогда ей медленно вырывают пальцы один за другим. Девушка бледнеет от ужасной боли, но не сдается. Наконец, заставив всех присутствовавших молчать, ей велят кричать: "Да здравствует Каллес!" Мученица собирает последние силы и громко крикнув: "Слава Христу-Царю!", улыбаясь, испускает дух. »

Свящ. Станислав Тышкевич. Париж, апрель 1928 г.


        В статье приведены эти и многие другие свидетельства подвига мучеников Мексики. Кроме того, дается сжатое описание деятельности большевиков Каллеса, признававшего своим духовным учителем Ленина. Борьба с Церковью в Мексике носила сперва более рациональный характер, планировалось медленное удушение через ограничение социальных прав верующих. Каллес прекрасно знал, что кровь мучеников - семя Церкви. Но эти планы, как и планы большевиков в России, не дали существенных результатов. Тогда полилась кровь. Грабежи, пытки, расстрелы и т.д. Вот такое светлое будущее принес Мексике коммунизм.

http://maxim-kurepin.livejournal.com/10539.html

От себя. А над Россией снова сгущаются революционные тучи... Так, может быть, не стоит надеяться, что удастся новых революционеров воцерковить и обратить их энтузиазм на благо Православия? Революция и христианство - две вещи, радикально несовместимые. Впрочем, помоги Господь о. Андрею Кураеву! У него, при всех его миссионерских экспериментах, стремления "оседлать революцию" всё-таки не наблюдается. Не то,что у некоторых.

promo mikhael_mark август 12, 21:50 Leave a comment
Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…

Водитель задержал виновника ДТП до приезда полиции.

В выходные прошло сообщение, что в Кемеровской области пьяный водитель иномарки сбил на переходе женщину с семилетним ребёнком (их в тяжёлом состоянии доставили в больницу) и, не тормозя, попытался скрыться с места происшествия. Но в это время на перекрёсток выезжал грузовик. Водитель грузовика в какие-то доли секунды успел подставить свою машину под удар "бешеной иномарки" и тем самым задержал преступника. Сам водитель грузовика не пострадал, но его машина оказалась сильно помята. Подвиг был отмечен: местная администрация выделила деньги на ремонт грузовика. Хотя сам водитель (к сожалению, не помню его имени) героем себя не считает.

И вспоминается мне трагический образ царя Александра Освободителя. Первая бомба, брошенная под колёса его кареты террористами, не нанесла ей заметного ущерба. Царь мог бы скрыться и спасти свою жизнь. Но он предпочёл остановить экипаж и выйти, чтобы мирным жителям, пострадавшим от взрыва, была своевременно оказана помощь. И тогда второй террорист довершил дело первого...

А между тем, в Омске другой пьяный лихач на другой иномарке тоже сбил женщину с ребёнком на переходе и скрылся с места преступления. Героя на грузовике, который пошёл бы на таран и остановил бы мерзавца, там не нашлось. Другие времена - другие нравы.