April 23rd, 2012

Протоиерей Всеволод Чаплин: Я молюсь за "Пусси Райот"

Интервью отца Всеволода Чаплина телеканалу "Дождь".

Вопрос: У нас в гостях Всеволод Чаплин, который пришел к нам сразу после молебна, перебежал через мост, спасибо, что вы к нам пришли.

Ответ: Теперь я точно знаю, сколько идти от храма до вас – ровно 12 минут.

Вопрос: 12 минут, несмотря на толпу?

Ответ: Да, толпа была довольно большая, но она тоже уже движется по разным местам, так что я старался обогнуть некоторых, медленно идущих.

Вопрос: Скажите, как вы оцениваете – много ли было людей, сколько, и достаточно ли, довольны ли вы сегодняшним событием?

Ответ: Последний подсчет – более 50 тысяч, люди приехали из разных мест, конечно, в основном это были москвичи, я думаю, около 35 тысяч было москвичей, это прихожане Московских храмов, это члены разных общественных организаций, в том числе и православных, ну и это более 10 тысяч из регионов, приехали люди из Ставрополя, с Кубани, из Подмосковных регионов, были епископы из Тулы, из Владимира. Люди приезжали оттуда.

Вопрос: Наши корреспонденты, которые ходили в толпе, они в основном встречались с приезжими, и все эти люди говорили, ну, или несколько из них, сказали о том, что они приехали в Москву бесплатно, что эту поездку кто-то оплатил. То есть, это была акция, которая была специально…

Ответ: Епархия. То есть, подразделения нашей Церкви в регионах нанимали автобусы, это совершенно естественно, потому что когда Церковь призывает людей приехать, ну, конечно, она должна немножко помочь в этом. Поэтому организовывались люди через автобусы, через поезд, в одном случае, по-моему, целый поезд приехал. Так что, конечно, мы немножко помогли людям, но люди приехали, конечно, без всякого давления, без всякого нажима, и это было видно, хотя бы, по лицам.

Интересно, что иногда пытаются представить церковных людей, как либо пожилых, либо маргинальных. В этот раз мне очень понравилось, также как и вчера на автопробеге, на котором я был, то, что, не знаю, было немного меньше половины мужчин, может быть, 35-40% мужчин среднего возраста, много молодежи. Вчера на автопробеге был типичный средний класс московский, так что сегодня верующие люди – это в большей степени люди с активной гражданской позицией, люди, которые состоялись как профессионалы, как активные участники жизни общества, разных процессов – экономических, общественных и так далее. И сейчас эти люди стараются выражать, в том числе, и в своей работе, в своей гражданской позиции свою веру, что очень хорошо.

Вопрос: Но тем не менее, среди тех самых людей, которых вы описали, среди активных, образованных горожан среднего класса, сейчас есть некоторое недовольство официальной позицией Церкви, и есть некоторое противостояние.

Ответ: Есть определенная узкая среда, которая очень боится, что придется меняться, что придется менять образ жизни, что образ жизни, который связан с грехом, придется пересматривать. Это основная причина. Под это подводят различную философскую базу, придумывают различные идеологические построения, но основная причина именно в этом.

На самом деле то, что сегодня говорил Патриарх, не меняется с течением тысячелетий. Христа гнали потому, что он говорил людям правду, и говорил, что им нужно измениться, чтобы достичь и вечное царство Божье, и достойной жизни здесь; и сейчас Церковь говорит ровно об этом же. Многим это не нравится.

Вопрос: А вам не кажется, что на самом деле многим не нравится не то, что Церковь говорит и не то, к чему она призывает, а наоборот какие-то слова, которые она не говорит?

Ответ: Все остальное - отговорки, потому что Церковь на самом деле не должна говорить что-либо в пользу той или иной политической силы, в пользу тех или иных частных интересов. Она всегда говорит о том, что грех – это плохо, блуд – это плохо, развязное поведение – это плохо, не знаю, пьянство, наркомания – это плохо, неверность супружеская – это плохо. И люди, которые понимают, что это плохо, но боятся себе в этом признаться, очень боятся, что об этом будут говорить все, включая собственных детей. Вот в этом на самом деле главная проблема, все остальное – отговорки.

Кампания, которая сейчас ведется, она ведь не имеет на самом деле своей основой все те построения, которые озвучиваются. Основа очень простая – люди слышат, что им нужно измениться, изменить личную жизнь, изменить общественную жизнь, и очень этого боятся. Отсюда определенная поддержка этой кампании, - не массовая, это поддержка такого объевшегося и привыкшего грешить московского, питерского обывателя. Причем не случайно он так агрессивно всегда себя ведет.

Вопрос: Вы же никаким образом не мешаете ему, этому объевшемуся обывателю, грешить?

Ответ: Мы говорим, что он не прав, понимаете? Мы не можем его заставить измениться, и слава Богу, но мы ему периодически говорим о том, что если он не изменится, ему будет очень плохо в будущем. Ему это не нравится.

Вопрос: Понимаете, есть такая вещь, которую я слышу от многих людей, которые меня окружают, и которая мне кажется, в общем, имеет право на существование. Дело в том, что многие люди сейчас ждут от Патриарха, в том числе, очень простых слов, примерно таких, как я себе их представляю. Ждут слов: Давайте помолимся за девушек, которые сейчас находятся в тюрьме, которые совершили ужасную глупость, давайте призовем к милосердию.

Ответ: Мы за них молимся, я за них молюсь, но мы молимся о покаянии и вразумлении, они тоже должны измениться. И покаяние – это условие прощения, не может быть прощения без покаяния, потому что прощение без покаяния повредит тому, кого прощают.

Вы знаете, мы сейчас не случайно вспоминаем Пасху Христову, почему Христос не оставил без наказания грех, он взял на себя это наказание, но наказание должно было быть совершено. Бог не может быть несправедлив. Бог не может быть не свят, он свят, и он не может соседствовать ни с каким грехом, он должен был осуществить справедливость по отношению к грехам мира. И когда он эту справедливость осуществил, взяв на себя это наказание, и наказание было совершено, и грех был прощен, и прощается грех сейчас только тому, кто верует во Христа, об этом сегодня говорил Патриарх, и только тот получает прощение, кто приносит покаяние. Поэтому в данном случае мы ждем покаяния, и Бог ждет покаяния, и я надеюсь, что когда это покаяние будет принесено, прощение, конечно, совершится и со стороны Бога, и со стороны Церкви. Простить без покаяния было бы несправедливо, и значит, это было бы против Божьей правды.

Сам Господь Иисус Христос говорит следующее: Если согрешит против тебя брат твой, выговори ему, - заметьте, - выговори ему, и если покается – прости ему. Вот слова Христа. Прощение без покаяния будет вредным для них, поверьте мне.

Вопрос: Господь на кресте говорил: Отче, прости им, ибо не ведают, что творят. Он не требовал покаяния.

Ответ: А вот эти ведают, что творят, поверьте мне, это очень сознательные участники разного рода акций. Господь говорит: Прощение только после покаяния. Так говорит Господь. Прощение может быть только после покаяния. Я только что привел вам Евангельские слова. Христианство – это не толстовство, христианство – это не пацифизм, христианство – это не соглашательство с грехом. Соглашательство с грехом – прямо противоположно христианству.

Вопрос: В уставе Русской Православной Церкви есть слова о том, что Патриарх имеет долг, ходатайство и печалование перед органами государственной власти.

Ответ: Я, кстати, - механизм этого печалования, я как раз очень часто подписываю письма, обращения в разные органы власти с просьбой кого-то помиловать, смягчить приговор, если нас об этом просят. И, конечно, в данном случае, когда совершен явный грех против Церкви, а это явный грех против Церкви, конечно, должны попросить о прощении в любом случае.

Вопрос: И вам кажется, что с помощью сегодняшнего молебна вы можете повлиять на девушек, которые совершили глупость? На тех, кто их защищает?

Ответ: Вы знаете, много раз обращали к ним этот призыв к покаянию, и вот одна из них – Мария Алехина сейчас сделала, может быть, полшага к покаянию, она привела известные слова Мандельштама: Извиняюсь, но внутри ничуть не изменяюсь. На самом деле она уже изменилась, поэт сказал очень красивую вещь, но она не всегда и не во всем справедлива. Если человек сказал: Извиняюсь, - он уже стал немножко другим, и это хорошо, и я надеюсь, что будут и дальнейшие шаги к покаянию.

На самом деле есть с ними диалог - и через адвоката, и через обмен публичными импульсами.

Вопрос: Сегодняшний молебен – это часть этого диалога?

Ответ: Нет, это, все-таки, проявление солидарности верующих людей со своей Церковью, со своим Патриархом.

Вопрос: Соответственно, так как это реакция на этот поступок – это часть диалога?

Ответ: Дело не в этом поступке только, вы знаете, что были нападения на храм, и сегодня во время молебна и стояния в храме, и рядом с храмом находились иконы, которые были исполосованы ножом, крест, в который вонзили тоже нож, так что на самом деле речь идет о такой уже достаточно серьезной тенденции.

Так вот, если вернуться к тому, о чем мы говорили, на самом деле уже после всех призывов к покаянию, мы опять увидели тексты, в которых оправдывалось совершенное. Значит, покаяния нет, значит, есть попытка настоять на ложном чувстве собственной правоты. Я надеюсь, что это изменится, я надеюсь, что они смогут, все-таки, измениться к лучшему не через десятилетия, не тогда, когда уже будет поздно, потому что будет перейдена граница этого мира, а раньше. И чем раньше это произойдет, тем лучше.

Вопрос: То есть, вы этого добиваетесь по своему?

Ответ: Мы этого ждем. Мы не добиваемся, мы не насилуем чью-то волю, но мы говорим о том, что правда, и что ложь, и что кощунство, что нормальное поведение христианина. И то, что сегодня люди пришли помолиться – без лозунгов, без криков, без скандирования, - это просто говорит о том, что просто люди хотят проявить свою мирную спокойную добрую силу. Нам не нужно воздавать злом на зло, конечно же, но нам не нужно и молчать и делать вид, что ничего не происходит. Не зря сегодня святейший Патриарх сказал о том, что были в свое время и предатели, и сейчас есть предатели в рясах, то есть, люди, которые пытаются оправдать грех, и побудить Церковь примириться с этим грехом. Так не бывает, это не христианское поведение.

Вопрос: То есть, у вас есть ощущение, что сегодняшний молебен поможет вам в борьбе с агрессивным либерализмом?

Ответ: Люди пришли, чтобы помолиться, и чтобы выразить свою поддержку Церкви и желание защитить Церковь и святыни. Вы знаете, мы ведь не боремся с людьми, мы не ставим перед собой задачу уничтожить врага. Наша задача другая – помочь грешнику измениться. Да, есть неправильные взгляды.

Вопрос: А вы считаете, что тюрьма – это хорошее место для того, чтобы меняться?

Ответ: Вы знаете, всякое бывает в жизни человека, иногда и верующим людям шла на пользу волна гонений. Церковь, по-хорошему, чувствует себя лучше всего именно тогда, когда она гонима. На самом деле я сейчас, может быть, удивительную вещь скажу, может быть, некоторые мои со-пастыри и со-верующие меня не одобрят, но я считаю, что вот эта волна агрессии такой против Церкви не так уж случайна, понимаете? Она для чего-то нам дана. Она идет нам на пользу. То, что сейчас мы с вами разговариваем не о последних моделях одежды, не о последних моделях машин, а говорим о Евангелие, говорим о Христе – это неплохо. И когда на Церковь воздвигаются гонения, люди внутренне собираются, люди сосредотачиваются, люди начинают больше говорить о Христе.

Вопрос: Но мне кажется, что как раз апогеем этого объединения мог бы быть призыв к милости, я по-прежнему уверена.

Ответ: Еще раз: милость без покаяния – это вредная вещь, это опасная вещь прежде всего для тех, чей грех таким образом как бы оправдывается, как бы объявляется нормой.  

http://tvrain.ru/teleshow/coffee_break/protoierey_vsevolod_chaplin_volna_agressii_idet_na_polzu_tserkvi-236467/

От себя. Кое-что проясняется. Оказывается, разногласия между о. Адреем Кураевым и о. Всеволодом Чаплиным вызваны их несогласием в вопросах сотериологии. Отец Всеволод , похоже, является приверженцем юридической теории спасения, которую отец Андрей уверенно и обоснованно отвергает. Но радует, что их позиции продолжают сближаться. О "кураевском расколе" речи не идёт, это либерасты выдумали.

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…

Протодиакон Андрей Кураев: Я не чувствую себя вправе давать советы Патриарху

Интервью отца Андрея Кураева телеканалу "Дождь".

Вопрос: Вы сказали в одном из интервью, что церковных людей провоцируют на участие в пьесе. Это касалось того, что церковь осудила поступок девочек из группы Pussy Riot и призвала, в общем, к тому, чтобы их наказать, к наказанию. Ваша позиция расходится с официальной позицией Церкви по этому поводу.

Ответ: Я не знаю, какая здесь есть, такая изложенная подробно, официальная позиция Церкви. Была бы, я с ней не спорил, конечно, но получается так, что эти 2 месяца, кажется, мы аккуратно исполняли все эти роли, которые нам были предписаны.

Вопрос: Кем?

Ответ: Ну, скажем так, если у этой акции с этими феминистками в храме есть сценарист, если он есть, я не знаю, то мы идеальные исполнители этого сценария оказались.

Мне говорят католики, что в Соборе Святого Петра в Ватикане почти ежедневно что-нибудь такое происходит, масса болящих, которые считают себя Христами, Богами, пророками, еще чем-то, начитались «Код Да Винчи» и пошли что-нибудь сказать Ватикану, но Папа никогда на это не реагирует. Ну, да, швейцарские гвардейцы подбегают, выпроваживают из храма, отбирают входной билет и на этом все кончается.

Вопрос: В том-то и дело, я сегодня говорила с Всеволодом Чаплиным, я как раз пыталась с ним обсудить эту тему, и меня удивляет, что ни Патриарх, ни отец Всеволод не произносят никаких слов и никаких призывов к милосердию, я не слышу из уст ни одного из официальных богослужителей.

Ответ: Вы сказали очень важную вещь. Понимаете, я как человек корпоративный, я никогда не буду вести полемику с официально заявленной позицией Церкви. Но если есть молчание, то это молчание Патриарха на какую-то тему. Если Патриарх молчит и не говорит о милосердии к этим девицам, то почему я не могу об этом говорить?

Причем, для меня здесь даже вопрос не милосердия, для меня это вопрос, простите, да даже просто пиара. Не моего личного. Зачем Церкви своими руками создавать новую Веру Засулич, объясните мне, пожалуйста?

Вопрос: Очень с вами согласна. Кстати, о пиаре. Мы сегодня говорили, опять-таки, с отцом Всеволодом, и он сказал, что волна агрессии идет, по сути, на пользу Церкви, потому что, собственно, сегодняшний молебен…

Ответ: Он совершенно прав, отец Всеволод, только при одном условии – если в ответ в Церкви не поднимается ответная волна агрессии.

Вопрос: А вам кажется, что сейчас эта ситуация именно такова?

Ответ: Сейчас – не скажу, но, по крайней мере, первые дни после этого события, - да, это было очень серьезно.

Вопрос: То есть, и в обществе, и в Церкви существует некоторое противостояние сегодня?

Ответ: Общество – я не знаю, есть ли у общества какие-то ценности, с которыми оно обязано согласовывать свои выступления, но у нас-то есть. Если мы называем себя христианами, то у нас наша конституция – это Нагорная проповедь.

Вопрос: То есть, вы имеете ввиду, что в Церкви довольно много людей, которые не согласны с официальной точкой зрения?

Ответ: Я говорю, здесь официальной точки зрения, вообще-то говоря, Патриархом не артикулируется.

Вопрос: Тот факт, что Патриарх не призывает к милосердию, не произносит никаких слов по этому поводу, а собирает молебен на том самом месте, где были поруганы святыни…

Ответ: В молебне в этом нет ничего плохого, замечательная вещь.

Вопрос: А вы в нем участвовали?

Ответ: Я в это время был у ваших коллег, у Дмитрия Киселева на телеканале «Россия», поэтому не мог в это время участвовать, мы как раз о нем там говорили.

Молебен этот, понимаете, он неожиданно хорош. У меня были некоторые опасения, что там будет, но когда Патриархия, тоже очень важно, то есть, вот видите, и пресс-служба Патриархии учится, они заранее опубликовали текст молебна, еще 17 апреля, если не ошибаюсь.

Вопрос: Да, там были прекрасные слова об агрессивном либерализме.

Ответ: Там были удивительные слова другие. Не было там никакого агрессивного либерализма и близко, в тексте молебна ничего этого не было.

Вопрос: Нет, это было в официальном циркуляре.

Ответ: Циркуляр – это циркуляр, но в тексте молебна ничего такого не было. Зато там была удивительная вещь, ведь та молитва, которая является своеобразной именно для этого дня, для этого молебна, она же начиналась с церковного покаяния, с поведования того, что: Господи, это по нашим грехам ты попустил поношение в наших храмах.

Чтобы это было понять, надо немножко вспомнить историю религии. В том Завете, который христиане называют Ветхим, а евреи называют Танахом, есть очень много нового на самом деле. И одна из новизн Ветхого Завета, - это восприятие истории как пространства теофании. То есть, знамение Бога надо искать не в кометах, не в облаках, не в затмениях, а в истории - моей личной, моей семьи, моего народа, моей Церкви. Если Бог один, то это означает, что Бог, который создал меня, это тот же самый Бог, что создал египетского фараона. Если египетский фараон разбил мою еврейскую армию, то это означает – почему мой Бог оказался на стороне моих врагов? Значит, мои отношения с Богом испорчены. И поэтому пророки Древнего Израиля, они не разрабатывают нано-колесницы пятого поколения, они обращаются к своему народу: Израиль, покайся, почему твой Бог против тебя стал? Это твои грехи.

Также говорили византийские проповедники, древнерусские, и так сказал Патриарх Тихон в 18 году. И вот это же было сегодня сказано.

Вопрос: Может быть, у меня недостаточно чуткие уши, но я как раз сегодня этого, в том числе, в словах Всеволода Чаплина, я этого не услышала.

Ответ: Давайте я вам зачитаю, первая фраза этой молитвы: К Тебе́, Господу нашему, припа́даем се́рдцем сокруше́нным, испове́дующее беззако́ния на́ша, и́миже прогневали Твое́ благоутро́бие и посему ра́ди поношением поразил еси нас, попустил храмы твои дати на поругание.

Вот о чем Патриарх сегодня молился.

Вопрос: Но тем не менее, он ни разу не призывал к милости по отношению к тем, кто совершил это поругание. Таких слов я не слышала. А это ровно то, чего ждут от Патриарха очень многие.

Ответ: Давайте различать - поступок человека и воздержание от неких слов. Если Патриарх этого не говорит, это не означает, что члены Церкви не могут этого делать. И моя позиция другая.

Я вам открою одну тайну: как только были опубликованы адреса этих девиц, домашние адреса, после скандала, я, честно, я за них испугался, потому что такой накал погромных настроений. И я тогда сказал, что я надеюсь, что их, все-таки, задержат для того, чтоб спасти от погромщиков. Прошло 2 месяца и вдруг я читаю, что на позавчерашнем следственном заседании суда, представитель следствия сказал то же самое. И тут я уже удивляюсь, потому что, ребята, если вы всерьез восприняли эту угрозу, которую я артикулировал, по-моему, она была реальна, на что вы потратили 2 месяца, следствие?

Ведь если у вас есть убежденность в том, что есть угроза бессудной, бесправовой расправы с каким-то человеком…

Вопрос: А эта бессудная расправа, возможно, будет осуществлена православными, я так понимаю? Агрессивными православными?

Ответ: Да. То в этом случае – неужели следствие не может выявить этих Интернет-хулиганов, провести с ними профилактические беседы? 2 месяца вам на это не хватило? Сколько вам надо? 10 лет вам на это надо? Сколько? То есть, вот в этом смысле то, что я высказал как серьезный аргумент, я думаю, что он был серьезным, стало фарсом.

Вопрос: Представляете себе, эти люди, как мы только что с вами поняли, они православные, очевидно, те, которые призывают к агрессии и хотят громить дома этих девиц.

Ответ: Я тоже православный, поэтому я очень прошу – не надо Церковь по таким вопросам представлять как некое совершенно единое казарменное целое.

Вопрос: Но у этих православных есть верховный пастырь, самый главный в России, Патриарх Кирилл. Если этот Патриарх скажет, что мы должны быть милостивы к этим девочкам, то эти слова, наверняка, услышат и те, кто собирается громить их дома.

Ответ: Мне такие слова было бы очень приятно услышать, но я не чувствую себя вправе давать советы Патриарху, простите.

Вопрос: Понятно, согласна с вами, тут мне нечего вам ответить. Скажите, сегодняшняя акция, она приведет к какому-то примирению? Потому что, действительно, есть ощущение, что в обществе есть какой-то раскол. Как вам кажется, поможет сегодняшняя акция этому примирению, которое так необходимо нам всем?

Ответ: Дело в том, что вы употребили слово, которое табуировано в церковном лексиконе, слово «раскол» - это очень серьезно. Я вообще боюсь, что очень разные люди слишком банализируют очень страшные слова. Во время зимней избирательной компании про гражданскую войну начали говорить, про всяких шпионов-вредителей, затем некоторые церковные спикеры стали говорить о том, что чуть ли не взрыв храма Христа Спасителя готовится второй раз взорвать, и так далее, вот сейчас вы, простите, слово «раскол» употребляете.

Вопрос: Я его употребила в смысле раскола в обществе, и не дай Бог не имела ввиду церковь.

Ответ: Нету в обществе раскола. В обществе – это не более, чем повод для шахматной партии за чашкой виски.

Вопрос: Подождите, если в этой шахматной партии, как минимум, ставится на кон жизнь людей?

Ответ: К сожалению, в современном информационном обществе – это не более, чем повод для сплетни на работе за чашкой чая.

Вопрос: Подождите, кроме сплетен на работе есть жизнь конкретных людей, которые поставлены под угрозу, кроме того, эти конкретные люди в данный момент находятся в тюрьме. Поможет ли?

Ответ: Вот это серьезно. А вот сплетни вокруг общественного раскола, ну, нет общественного раскола здесь.

Вопрос: Подождите, есть невероятные споры бесконечные, которые занимают и души, и сердца людей, да?

Ответ: В перерывах между матчами Лиги Европы.

Вопрос: На том же уровне?

Ответ: Боюсь, что для изрядного количества спорщиков это именно так.

Вопрос: Для изрядного, а для кого-то этот вопрос очень серьезный.

Ответ: Для кого-то – да, и мое уважение этим людям, независимо от того, какую позицию они занимают.

Вопрос: Способен ли сегодняшний молебен примирить вот этих людей? Вообще, какая у него, простите за это слово по отношению к молебну, функция?

Ответ: Это был Пасхальный молебен, и там пелись стихиры Пасхи. «Радостью друг друга обымем; рцем: братие».

Вопрос: Очень красивые слова, но кроме этого у него было какое-то предназначение, которое было озвучено: защита Церкви и защита поруганных святынь.

Ответ: Защита Церкви, святейшества и проповеди не на молебне, а перед молебном. После окончания утренней литургии в храме Христа Спасителя он сказал так, что когда собирается такое большое количество людей в храме и около него, то очень мощное энергетическое излучение идет к небу, и он очевидно полагает, как религиозный человек, что в ответ будет некая Божья помощь.

И все-таки, задача здесь была, и Патриарх это подчеркивал, что это не митинг, это не демонстрация какой-то политической силы.

Вопрос: Но это демонстрация силы, все-таки.

Ответ: Патриарх специально сказал, что это молитва и надежда на то, что небо склонится к земле в ответ на взлеты нашего духа.

Вопрос: И поможет земле бороться с агрессивным либерализмом?

Ответ: Этих слов не было в молебне. И в проповеди Патриарха сегодня тоже не было.

Вопрос: В проповеди и в молебне не было, но они были в циркуляре, который был распространен 3 апреля.

Ответ: Тогда давайте говорить об агрессивном либерализме?

Вопрос: Давайте.

Ответ: Давайте, да. Есть такая штука.

Вопрос: Вам кажется, что в этой штуке, как вы сказали, есть опасность?

Ответ: Безусловно, потому что все тоталитарные идеологии рождаются под бряцанье свободой.

Вопрос: Подождите, вы только что, буквально 10 минут назад, рассказали мне историю про то, как всякие, вы назвали их нездоровыми, люди в Ватикане в церкви заходят.

Ответ: Есть психически нездоровые люди, я ж не про них говорю. Я говорю, что есть серьезная идеология агрессивного либерализма.

Вопрос: Подождите, кто-то из них психически нездоровый, кто-то из них делает это убежденно, но самый лучший способ – это не обращать на это внимания.

Ответ: В случае с идеологией, она есть, это определенные средства массовой информации.

Вопрос: Какие опасности у этой идеологии есть?

Ответ: Разрушение традиционной модели семьи, скажем, пропаганда суррогатного материнства. Это же не сумасшедшие люди делают, вполне вменяемые, умные, интересные, образованные.

Вопрос: А в чем тут опасность?

Ответ: Суррогатного материнства?

Вопрос: Да.

Ответ: Ну, во-первых, это форма работорговли, торговли детьми, когда женщина продает ребенка, вынашивает ребенка и продает его за деньги. Это нормально? Кто-то скажет, это ее организм, это ее проблемы, вот такой, очень либеральный человек скажет. Я скажу иначе.

То есть, пропаганда гомосексуальных браков, - это тоже форма этого либерализма. Причем, почему агрессивный? Вот, скажем, несколько лет назад в Швеции один лютеранский священник, пастор лютеранской церкви местной, за свои деньги опубликовал в местной газете объявлений – объявление, просто цитата из Апостола Павла из Нового Завета: Не обманывайтесь, мужеложники царство Божье не наследуют. Он реальный тюремный срок отсидел.

То есть, понимаете, мы проходили на советском опыте, что начинается очень часто как борьба за права человека, права рабочих и так далее: Ну, разрешите нам. А потом оказывается, что ты не имеешь право в этом не участвовать. Попробуй только не стать членом профсоюза или не членом партии и так далее, а ведь большевизм-марксизм, это ведь очень либеральная начиналась идеология.

Вопрос: Вы знаете, мне всегда казалось, что Церковь проповедует терпимость.

Ответ: Причем тут терпимость и проповедь Церкви? Представьте, что нет на мне рясы, перед вами просто сидит социолог, и который говорит: Да, среди современных идейных течений в современном мире есть в частности группа, которая представляет интересы меньшинства, но творческого, креативного меньшинства, голливудского, скажем, и так далее, и вот у них есть своя программа, и очень раскрученная масс-медиа, и у них есть своя идеология, которая сначала называется «политкорректность», скажем, и так далее. Но во славу этой политкорректности реальные кляпы затыкаются во рты людям, начинается реальная цензура, в том числе, даже классических произведений. Почитайте Татьяну Толстую. Вы либеральный человек? У нее в свое время в журнале «Знамя» была великолепная статья с анализом этой идеологии Public Relations. 

http://tvrain.ru/news/protodiakon_kuraev_o_pussy_riot_zachem_tserkov_svoimi_rukami_sozdaet_novuyu_veru_zasulich-236499/

Гном с топором или агрессивный либерализм в действии

Москва. 23 апреля. INTERFAX.RU - В отношении москвича Андрея Бородина, напавшего на федерального судью Елену Иванову с топором и требовавшего освобождения из-под стражи участниц группы Pussy Riot, возбуждено уголовное дело, сообщил "Интерфаксу" официальный представитель СК РФ Владимир Маркин. 
"В настоящее время Андрей Бородин задержан, по предварительным данным, мужчина не находился в состоянии алкогольного опьянения", - сказал Маркин.
 Он уточнил, что уголовное дело возбуждено по ст. 295 ("Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие") УК РФ.
 По версии следствия, 23 апреля примерно в 11:00 Бородин ворвался в кабинет судьи Таганского суда Елены Ивановой с требованием освободить участниц панк-группы Pussy Riot. При этом нападавший пытался нанести судье удар топором.
 "Судья оказала Бородину сопротивление. Услышав крики потерпевшей о помощи, судебные приставы пресекли противоправные действия мужчины", - сказал Владимир Маркин.

Смотрите оригинал материала на http://www.interfax.ru/society/news.asp?id=242325

 От себя. А ещё говорили, что Патриарх нарочно придумал "агрессивный либерализм", чтобы перед Путиным выслужиться...

Русский гаишник спас семью мусульман, или так поступают православные

В Дуванском районе Республики Башкортостан 37-летний инспектор полка ДПС старший лейтенант полиции Сергей Куклин спас из ледяной воды молодую семью с восьмимесячным ребенком.

 Супруги Альберт и Лариса Бикмухаметовы вместе с младенцем, не рассчитав мощи водного потока, попытались пересечь вброд на своем автомобиле разлившуюся во время паводка речку Сикиязку. Машину понесло, остановилась она, только зацепившись за электроопору. Семья выбралась на крышу автомобиля и стала звать на помощь. Однако большинство свидетелей происшедшего проезжали мимо по проселочной дороге, даже не притормозив, некоторые фотографировали бедолаг на телефон. Отчаявшиеся супруги умоляли забрать хотя бы ребенка, но добровольцев лезть в ледяную воду не было.

 На выручку попавшим в беду людям пришли только водитель и пассажир светлой "Нивы", один из которых оказался сотрудником республиканского полка дорожно-патрульной службы.

 «Мы с братом ехали навестить родителей, когда заметили мужчину и женщину с ребенком, сидящих на крыше автомобиля посреди реки, - рассказал инспектор ДПС Сергей Куклин. – Сразу остановились, я обмотался арканом, другой конец зацепил за свой автомобиль и полез в воду».

 Сергей сделал четыре захода в ледяную реку, перенес на берег женщину, ребенка, помог выбраться водителю. А в последний раз забрал пакет с детскими вещами. Потом все вместе они поехали до ближайшего селения.

Сергей Куклин работает инспектором ДПС больше семи лет. Живет в селе Месягутово Дуванского района, там же дислоцируется и его взвод. У него трое детей, старшим 12 и 9 лет, а младшей 4 месяца.

 Сам Сергей героем себя не считает и уверен, что любой мужчина в подобной ситуации обязан поступать так же.


http://gidepark.ru/community/4177/content/1318343

Я не знаю, есть ли в жизни бравого полицейского религиозная составляющая, но именно так должен поступить любой православный христианин на его месте. Слава герою! Слава России! И - шёпотом - надежда: может, после этого случая спасённые русским офицером мусульмане захотят окреститься?

Православные тоже умеют майданить.

Накануне Молитвенного стояния 22 апреля в защиту поруганных святынь либерасты злословили, что это стояние выявит мобилизационные возможности священноначалия Русской Православной Церкви. И выявило. По оценкам полиции, в молебне приняло участие 65 тысяч человек - больше, чем в недоброй памяти митинге на Болотной площади. А накануне, в субботу, рок-певица Ольга Кормухина провела автопробег под лозунгом "Руки прочь от Патриарха!" - и встречные водители недвусмысленно выражали автопробегу своё сочувствие. Непосредственно в день Молитвенного стояния в Москве прошла и ещё одна акция: группа байкеров совершила мотопробег по городу со знамёнами, на которых было написано "Христос воскресе!" Так что теперь и власти, и оппозиции придётся считаться с Церковью. Если священноначалие должно было выявить свои мобилизационные возможности, то оно их выявило. Православные тоже умеют майданить!