April 18th, 2012

Протоиерей Всеволод Чаплин: «Церковью недовольно не общество, а лишь часть элиты...»

Вопрос: Отец Всеволод, почему фокус общественного интереса сконцентрирован сегодня именно на РПЦ? Речь идет не только о скандальном «панк-молебне» в ХХС, но и о вспышке антиклерикальных настроений, проявляющихся как на бытовом уровне, так и в СМИ, и о нарастающей критике в адрес патриарха.

Ответ: Это индуцируемые настроения. На самом деле они не имеют отношения к реальности основной России. Речь идет о группке в несколько тысяч человек, которые пытаются эти настроения придумать и лукаво на них поиграть.

Вопрос: И какова цель?

Ответ: Очевидно, некоторые не хотят, чтобы общество менялось, чтобы в нем мощно присутствовало нравственное измерение, чтобы любой грех, личный или общественный, назывался бы своим именем и обличался.

Вопрос: Кто же эти супостаты?

Ответ: Это и некоторые финансовые круги, и люди, вхожие в коридоры власти, и часть экспертной и информационной элиты. Все они очень боятся, что религиозное чувство в народе станет основной жизненной мотивацией, и в этом случае для них просто не останется работы: им уже не удастся манипулировать народом в тех или иных экономических или политических целях. Надо сказать, что они правильно беспокоятся, но их методы чрезвычайно постыдны.

Вопрос: А может, в этом проявляется недовольство общества все более активным проникновением религиозных институций в светскую жизнь страны?

Ответ: Отнюдь. Подчеркну: это недовольство не общества, а лишь части элиты.

Вопрос: Не вредит ли моральному авторитету Церкви ее близость к власти, отношение к которой среди граждан далеко не однозначное?

Ответ: Никакой близости к власти у РПЦ нет, это миф. Конечно, мы поддерживаем постоянный диалог с властью и взаимодействуем с ней, как и любая религиозная община в любой стране — от Соединенных Штатов Америки до Северной Кореи. При этом достаточно внимательно посмотреть на наши церковные тексты, чтобы увидеть, сколько критики власти содержится в них. Это касается и демографической политики, и социальной, и всего того вектора традиций, который был неправильно избран в девяностые годы, и многого другого.

Вопрос: Считают ли в РПЦ возможным прислушиваться к голосу граждан — как верующих, так и неверующих?

Ответ: Безусловно. Мы общаемся со многими людьми достаточно тесно и интересно. Например, мне очень нравится обсуждать те или иные проблемы с такими, как господин Гозман, как господин Познер. С ними есть о чем поговорить, порой и поспорить. Но честный разговор и информационная кампания, которая сегодня подчас имеет место, это немножко разные вещи. Когда в публичном пространстве появляются такие люди, как господин Невзоров, который бросается чудовищными, причем бездоказательными и в принципе недоказуемыми обвинениями, то тут, конечно, речь идет не о диалоге, а о том, что нужно помолиться об изгнании беса.

Вопрос: Оставляет ли РПЦ за патриархом право на ошибку? Ведь католики, как известно, настаивают на непогрешимости Папы Римского?

Ответ: В вопросах веры любой церковный иерарх должен прежде всего быть провозвестником учения Христова. Если он не осужден Собором, то, значит, он в вопросах веры не ошибается. В личных же делах, конечно, ошибается каждый человек. Но опять же, без того чтобы эта ошибка была осуждена Собором, ее наличие по церковным правилам не признается.

Вопрос: Способна ли нынешняя критика РПЦ оказать благотворное влияние на развитие Церкви?

Ответ: При всей той скандальности и соматической приниженности сегодняшних дискуссий, как говорится, нет худа без добра. Люди толкуют Евангелие, постепенно начинают понимать, что есть огромная разница между православием и пацифизмом, православием и антропоцентризмом, православием и соглашательством с грехом, приспособленческим типом христианства, который пошел на поводу у общества потребления, отказавшегося от любых представлений о добре и зле. Люди начинают понимать, что в Церкви, как и в Царствии Божьем, не может быть равенства, что православная традиция говорит о Христе не только как о милостивом Господе, но и как о грозном Судие. А Он предстает в Евангелии и тем, и тем. Люди начинают понимать разницу между Христом и так называемым богом души, который покорно оправдает все, что угодно, и согласится со всем, чем угодно. И чем больше об этом будут говорить в газетах и на телеканалах, тем это понимание будет лучше.

Вопрос: Известен евангельский афоризм «Богу — Богово, кесарю — кесарево». Где, на ваш взгляд, проходит грань между «боговым» и «кесаревым» в России?

Ответ: Прописанное в нашей Конституции отделение религиозных объединений от государства означает то, и только то, что религиозные объединения не являются органами власти, а государство не несет на себе религиозной функции. Абсолютно не правы те, кто пытается толковать его по-советски, утверждая, что религиозные общины не должны высказываться на темы экономики, государственного устройства, жизни общества. А государственные чиновники должны чуть ли не обязываться к тому, чтобы не посещать богослужения и не говорить на религиозные темы. Если взглянуть на практику Западной Европы и США, то там советского понимания светскости нет даже близко.

Вопрос: А когда церковные иерархи агитируют, прямым или косвенным образом, за одного из кандидатов в президенты, это ли не нарушение границы между «боговым» и «кесаревым»?

Ответ: Если вы имеете в виду недавние президентские выборы в России, то никакой агитации не было. Церковные деятели не призывали голосовать за кого бы то ни было. А давать оценку действиям политиков они могут и должны.

http://www.itogi.ru/russia/2012/16/176764.html


От себя. Полностью согласен с о. Всеволодом. Дай ему Бог здоровья!
promo mikhael_mark август 12, 21:50 Leave a comment
Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…

Как светские СМИ раскалывают Церковь

А вот отклик протодиакона Кураева на интервью о. Всеволода.

Интервью журналу "Итоги"

Сразу скажу, что "Итоги" подали мое интервью как полемику с о. Всеволодом Чаплиным (поставив мой текств качестве как будто ответа на беседу с о. Всеволодом). Однако на самом деле такая компоновка материала не была согласована со мной и я не был предупрежден о том, что из меня сделают оппонента о. протоиерею.



http://www.itogi.ru/russia/2012/16/176764.html

— Отец Андрей, вы согласны с утверждением, что РПЦ сегодня подвергается целенаправленной атаке?

— Тут очень много факторов, начиная с личного. Любой человек или организация, которая будет предлагать людям моральные парадигмы, или, говоря словами одного из персонажей «Гарри Поттера», выбор между легким и правильным, обречены на то, что их постараются проигнорировать. Более того, человек всегда будет пытаться девальвировать источник такого рода предписаний. Это касается и писателей-классиков, и политиков, и ученых, и школьных учителей, да кого угодно. Так было всегда, и в этом смысле церковные проповедники не исключение.

Второе. Нынешние проблемы, как мне кажется, спровоцировал в том числе ряд серьезных просчетов со стороны церковных пиар-служб как во время выборной кампании, так и в последнее время.

Как человек церковный, думаю, что для нас важнее видеть причину происходящего в себе самих, а не где-то за океаном или в соседней галактике. Я очень люблю теорию заговора, но в данном случае, как мне кажется, она не работает.

— Так ли уж значим антиклерикальный настрой в обществе или все ограничивается Садовым кольцом?

— Когда я читаю лекции за пределами Москвы, то, если честно, нигде не получаю вопросов из той повестки дня, которая обсуждается на некоторых московских телеканалах и в Интернете. Но в приватных беседах с известными священниками я слышу, что напряжение имеется, что у людей есть огромное недоумение. Словом, информационные брызги из столицы туда все же долетают.

Считаю, что преуменьшать масштабы происходящего — не в интересах Церкви. Это очень серьезный кризис... Думаю, что он на десятилетия вперед. Происходит своего рода стигматизация сознания. Не в религиозном смысле, а в смысле современной психологии, когда в сознании возникает клишированная, устойчивая форма реакции на что-то. Чего я опасаюсь в данном случае? Когда у многих людей — не сейчас, с годами — обстоятельства жизни сложатся так, что их ангел-хранитель вложит в душу добрый совет: повернись в сторону Церкви, — этот импульс будет блокироваться этим самым клише. Мол, подожди, да они же там такие-сякие, вспомни весну 2012 года...

Я считаю, что Господь кого любит, того и наказует. Поэтому если Церковь сможет найти адекватные реакции, то мы из этого опыта выйдем обогатившимися.

— Едина ли РПЦ в отношении к происходящему?

— Конечно, в Церкви есть очень разные позиции и суждения по этому вопросу, причем на самых разных этажах церковной жизни.

— А собственно, что плохого в том, что РПЦ решила зафиксировать свой социальный и политический статус? Она уже достаточно настрадалась...

— Я же не против, чтобы Церковь могла присутствовать в самых разных сферах человеческой жизни. Церковь должна быть частью гражданского общества, ведь жизнь страны не может сводиться лишь к жизни чиновников и государства.

Церковь — один из институтов гражданского общества, и это нормальный, живой организм. Естественно, ее расспрашивают о разном, и она по-разному реагирует на различные ситуации.

Скажем, наша с вами беседа. Вполне возможно, кто-то из читателей вашего издания скажет: «Ну что такое, попы даже здесь!» Но ведь это произошло не потому, что я позвонил главному редактору и сказал: «Что-то вы давно у меня интервью не брали, срочно берите, не то я Путину или еще кому-нибудь пожалуюсь». Это произошло потому, что у людей есть запрос, есть интерес к Церкви. Надо просто адекватно на это реагировать. Но так уж получается, что мы часто «даем петуха».

И это естественно, потому что из двухтысячелетней истории нашей церковной службы мы только двадцать лет живем в условиях свободы совести, даже не диалога, а мультиполилога разных субкультур. Разные члены этого нового общества, в том числе гражданского, время от времени могут и ошибаться. И в этом смысле нам стоит признать собственную неидеальность, неопытность. Ведь у Церкви есть опыт построения монашеской жизни, молитвенной, духовной, но нет опыта жизни в информационно-прозрачном социуме.

Все это я говорю как социолог. А как религиозный человек скажу так: я верю в промысел Божий. Думаю, Господь специально решил подарить нашей Церкви опыт общественной обструкции. Человек должен пройти через разные опыты — дружбы и неудачной любви, понимания и одиночества.

Есть замечательный рекламный слоган: «Бери от жизни все!» Но только святой человек может взять от жизни все — не только радости, но и горести. Господь дает нам самые разные опыты, и Церковь должна уметь через них проходить. Понятно, что самая простая человеческая реакция в непростых ситуациях — все кругом виноваты, но не я. Но как взрослые люди и как христиане мы должны эту первую реакцию притушить и приструнить, как-то иначе, мудрее посмотреть на ситуацию, которая, несомненно, сложилась не без нашего участия.

— Где граница между «боговым» и «кесаревым» в жизни светского государства?

— Границы на самом деле достаточно ясны. Навскидку отмечу лишь главные рубежи. Первое: государство никого не должно наказывать или награждать за то или иное отношение к религии либо отсутствие такового. Второе: государство не должно вмешиваться в кадровую политику церковных организаций.

Третье. Церковь, соответственно, не должна вмешиваться в электоральное поведение общества. Тут не надо путать политику и электоральную ситуацию, это не одно и то же. И Церковь не должна вмешиваться в вопросы собственно государственного управления. Кого куда назначать, из кого формировать кабинет министров и так далее. А дальше просто надо понять, что одни и те же люди являются гражданами государства и членами Церкви. Поэтому совершенно естественно, что в самых неожиданных областях нашей жизни у людей может возникать потребность соотнести свою общественно-государственную деятельность и активность с какими-то требованиями христианской морали.

— Стоит ли Церкви отвергать «кесаревы» милости?

— Если они сопрягаются с определенными условиями их оказания, то надо. В истории Церкви такое неоднократно было. Скажем, величайшая милость — право на жизнь. Если император говорит: «Вот моя статуя, вот жертвенник, принесите мне жертву, как Богу, и будете жить» — то надо уметь отказаться.

От себя. Спрашивается: зачем нарочито светское издание лезет во ВНУТРИЦЕРКОВНЫЕ дела и пытается ИСКУССТВЕННО стравливать двух равно уважаемых богословов (особенно если учесть, что оба они - из команды Патриарха Кирилла). Любому, кто внимательно читал интервью о. Андрея, ясно, что с оценкой сегодняшней ситуации он СОГЛАСЕН с о. Всеволодом, а их разногласия касаются только способов церковной реакции на эту ситуацию. Притом, что о. Андрей ясно говорит, что НЕ ХОТЕЛ выступать оппонентом о. Всеволода. Провоцировать раскол в Церкви извне - это не нарушение принципа светскости государства?

Оранжево-голубые объявили нам гражданскую войну?

Некий гей-журналист и (очевидно, по совместительству) историк-недоучка, поливающий грязью победу русского народа в Отечественной войне с Наполеоном, Евгений Понасенков опубликовал статью со скандальным заголовком "Как клирики из РПЦ ведут страну к гражданской войне". Статья следующего содержания. "То, что в последнее время наступление иерархов РПЦ на гражданское общество приобрело огромные масштабы — не новость. Да, они мертвой хваткой вцепились в государственную систему образования и в центральные СМИ. То, что им сходят с рук агрессивные заявления, подпадающие под статьи УК о разжигании разного рода розни, также не является секретом. Однако ситуация развивается стремительно и становится буквально критической. Регулярные высказывания иерархов РПЦ, а также циркуляр Московской Патриархии №01/1662 от 3.04.2012 г. фактически призывают к расколу общества (например, называя всех либералов врагами церкви). При общем мрачном уровне культуры значительной части населения подобные официозы, читаемые с амвонов, могут привести к пролитию крови. И все это, по понятным причинам, остается безнаказанным (веру в бога высшие иерархи РПЦ заменили верой в дружбу с прокуратурой). Вот очередной яркий пример агрессии поповщины. Редакция программы «Право голоса» (название, как выяснилось — лишь лживая красивая обертка неприглядной сути), которая выходит на «Третьем канале», весьма настойчиво в течение нескольких дней приглашала меня на запись выпуска, посвященного влиянию РПЦ на общество. В итоге, я отменил все субботние дела и приехал. Когда я вошел, в редакторской уже сидел «священник» (простите, без кавычек — язык не поворачивается) А. Кураев. Увидев меня, он заметался по комнате, стал выкрикивать матерные слова (это в Пост!) и выбежал в коридор, как черт от ладана. Там он потребовал от редакторов: или Понасенков, или он! Редакторы уже выбрали меня, но тут товарищ Кураев решил поставить их «раком». Он уговорил второго участника от РПЦ (Дмитрия Першина), чтобы тот присоединился к ультиматуму, и редакторы предпочли остаться в предложенной позе. Они попросили меня удалиться. При этом журналисты сыпали ругательства на головы попов и заверяли меня в вечной любви, но судить о людях я привык не по словам, а по делам. В итоге — клирики вновь показали, кто в доме хозяин. Однако главные виновники их «победы» — те беспринципные конформисты, которые готовы пожертвовать чувством собственного достоинства. Подчеркну, что попы позволяют себе глумиться не только над законами государства и над нормами поведения в обществе, но и над собственными традициями: в день перед Пасхой они обязаны в одиночестве готовиться к таинству, а не ругаться матом и проявлять агрессию. Более того! Я вообще не понимаю, зачем они посещают всевозможные эфиры (кстати, эфир – это место, где пребывали языческие боги): ведь все уже сказано в Евангелии, и никаких «дополнений» мы от Иисуса за две тысячи лет в опубликованном виде не читали. Их «мнение» — это всего лишь самодовольная отсебятина, что называется, «от лукавого». Какие напрашиваются выводы? Если в 90-е годы церковники начали масштабный отъем государственной собственности (например, у музеев) и зарабатывали капиталы на беспошлинной торговле сигаретами и алкоголем, то теперь они уже имеют время и желание поглумиться — и решили поучать!"

По существу полемизировать с данной статьёй бессмысленно - она сумбурна и опровергает себя сама. Как говорится, имеющий уши да слышит. По поводу "торговли табаком и водкой" говорить так же не имеет смысла - все это подробно объяснено в книге "Неизвестный Патриарх Кирилл" - читайте, если вам непонятно. То, что гей-активист слово "Бог" пишет с маленькой буквы - самый верный показатель его истинного отношения  к Евангелию. Цель данной статьи - тоже достаточно прозрачно в ней выражена - заткнуть Церкви рот, пресечь неудобную для гр-на Понасенкова проповедь Евангелия (дескать, всё уже написано, говорить больше не о чем...). Между тем, Христос заповедал Своим Апостолам УЧИТЬ все народы, а Апостол Павел (тоже в Библии, между прочим) прямо говорит: "Како услышат без проповедующего?"
Но самое главное даже не в этом. самое главное - это заголовок данной статейки. Полноте, гр-н Понасенков! Если бы Церковь действительно хотела гражданской войны - у неё за последние три месяца сто раз являлся случай - и не "вести" к ней, а прямо её развязать. Досточно было бы после скандальных акций в Храме Христа Спасителя 21февраля и 9 марта Патриарху, протоиерею Чаплину или протодиакону Кураеву бросить клич: "Русь, к топору!" - без каких-либо оговорок, и от болотно-сахаровско-пушкинского майдана осталось бы кровавое месиво. Ибо реакция подавляющего большинства психически нормальных людей - даже из числа неверующих или инаковерующих - на "панк-молебен" в защиту гей-парада была однозначно враждебной. Я лично об этом свидетельствую, как и опыта общения со студентами нашего института, так и из опыта общения с родственниками (среди которых у меня, к сожалению, есть люди, враждебно настроенные к Церкви). Более того, панки-лесбиянки добились прямо-таки головокружительного результата: под одни знамёна с Церковью встал Марат Гельман! Но наши священнослужители предпочли пожертвовать своим имиджем в глазах собственных прихожан ради спасения Отечества от ужасов междоусобицы - и постарались утишить общественные страсти. Так что к гражданской войне Россию ведут отнюдь не попы - а понасенковы.
PS.  А вообще - здорово же Вы, гражданин Понасенков, нас боитесь! Видать, сильна стала Святая Церковь, если Вы Её так...