Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Осторожно: интервенция!

Несколько лет назад в нашем Нижегородском техническом университете с подачи студенческого центра «Инициатива» и при участии студентов Нижегородской духовной семинарии прошёл круглый стол, посвящённый проблеме «Деструктивные культы и молодёжь». Особого интереса ни само мероприятие, ни его итоговые документы, распространявшиеся в фойе 1-го корпуса НГТУ, у студентов не вызвали. А жаль…

НГТУ - парадный подъезд
НГТУ - парадный подъезд


Наше общество, особенно его молодая часть, воспитанная на либеральных ценностях свободы слова и совести, опасности в деструктивных культах не видит. И впрямь, на первый взгляд, пусть каждый самовыражается, как ему заблагорассудится, зачем обществу ставить какие-то препоны на пути человеческого поиска истины? Так обычно рассуждают те, кто лишь со стороны слышал о сектах. Но вот реальный случай: пенсионерка, обращённая на дому миссионерами «свидетелей Иеговы», собирается подарить свою квартиру секте, оставив без крыши над головой дочь-учительницу (со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая 600 – 800 рэ в месяц) с двумя несовершеннолетними детьми на руках. Об этой трагедии писала «Советская Россия» в 1995 году со слов самой несчастной дочери. И добро бы случай был единичный. А ведь бывало и похлеще…

Дворкин
Профессор Александр Дворкин -
один из самых известных борцов с сектами в современной России.
Говорят, участникам круглого стола раздавали его книги...

Поскольку Православная Церковь в настоящее время – единственная общественная сила, организованно противостоящая сектам, у многих создается впечатление, что делает она это из чисто корыстных побуждений. Не стану здесь опровергать расхожий газетный миф о корыстолюбии Православного священства (к слову, быть сектантским «духовным» наставником в настоящее время гораздо прибыльнее). Постараюсь лишь вкратце охарактеризовать общественную опасность, исходящую от деструктивных культов.
Во-первых, практически ни одна секта почему-то не желает представляться собственным именем. Откровенность иеговистов – единственное радостное исключение. Тем самым грубо попираются нормы законодательства о свободе совести, которое, помимо всего прочего, требует при проведении религиозной пропаганды называть юридическое наименование организации, от имени которой такая пропаганда ведётся. Православный, мусульманский или иудейский проповедник всегда чётко укажет свою конфессиональную принадлежность – как того и требует Закон. Но вот сектантские листовки составлены столь «обтекаемо», что с первого раза и не поймёшь, кто и куда тебя, собственно, приглашает. Протестанты, например, очень любят молчаливо маскироваться под православных. Во всяком случае, называть себя они стараются просто «христианами» – без дальнейших уточнений. Не прочь прикинуться единоверцами преподобного Серафима и некоторые сторонники доморощенных ведовских культов (не путать с ведическими – на созвучии этих терминов, содержательно не имеющих между собой ничего общего, секты тоже активно играют). Пример тому – рериховское теософское общество и новоявленный «центр русской духовности» (очень напоминающий «Богородичный центр» Береславского-Янкельмана). Другие антихристианские секты, для которых такая тактика по тем или иным соображениям неприемлема,  ведут ещё более лукавую игру, вообще открещиваясь от собственной религиозности. Представляются они либо в качестве «культурных» межконфессиональных движений, выступающих за «диалог между религиями» (хотелось бы знать, кто их уполномочил вести такой «диалог»? Во всяком случае – не православные), либо в качестве некоей «новой научной парадигмы», незнание которой, по их словам, постыдно для человека XXI столетия (именно по такому «адресу» «прописались» в сознании миллионов россиян идеи «коррекции кармы» и переселения душ). Учитывая, что крах идеологии «научного атеизма» существенно подорвал доверие масс к традиционной науке (которую коммунисты активно поднимали на щит – в противовес религии), последняя позиция оказывается архиудобна. Третьи секты (как правило – наиболее общественно опасные, подчас прямо террористические) регистрируются под безобидными вывесками каких-нибудь клубов по интересам (например, «церковь сатаны» часто маскируется под кружки толкиенистов[1], а мормоны – под бесплатные курсы английского языка). И лишь после того, как человек проникнется идеями группировки и попадет в психологическую (а зачастую и в финансовую) зависимость от новых знакомых, ему, наконец, открывают, что оказался он в организации не просто неправославной, но – антиправославной. Тем самым грубо попирается зафиксированный в конституции принцип свободы совести – люди обманом оказываются вовлечены в организации, принадлежать к которым им, скорее всего, вряд ли хотелось бы (согласно социологическим опросам, 83% населения симпатизируют всё-таки именно православию). Причём в большинстве случаев речь идёт не просто об обмане, а о мошенничестве: большая часть сект практикует обязательные «членские взносы» в пользу организации. Т.е., у человека обманом изымаются его кровно заработанные. Состав преступления налицо. Остаётся только выяснить, по каким причинам наши «правозащитники» не спешат в данном случае вступиться за «права человека».

Сектантские проповедники на улице
Сектантские проповедники на улицах. Сегодня они встречаются реже,
чем десять - двенадцать лет назад, когда от них просто некуда было деваться.

Во-вторых, всех без исключения сектантов отличает патологическая ненависть к собственной стране. Разница лишь в аргументации. Американо-протестанты (баптисты, адвентисты и иже с ними) при упоминании о России обычно делают квадратные глаза и менторским тоном (другого они просто не знают) пускаются в рассуждения о том, что «князь мира сего – сатана» и вообще «не имамы зде пребывающаго града, но грядущаго взыскуем». Псевдоиндийские и псевдобуддийские «эзотерики» («псевдо» – ибо родом они всё из той же Америки) глубоко убеждены, что русские – это вообще по природе своей недочеловеки, которым остаётся одно: замереть в благоговейном почтении перед гималайскими «махатмами» и благодарно перенимать их «тысячелетний опыт». «Эзотерики» доморощенные (типа анастасийцев) прячутся за маской ультранационализма, но при этом видят корень всех бед современной России в отречении от «отеческих богов», к которым и призывают покаянно вернуться. Тем самым вся русская культура (ибо и Рублёв, и Пушкин, и Достоевский, и Мусоргский творили намного позже Крещения Руси) и вся отечественная история (ибо сколь-нибудь значимых успехов в деле государственного строительства Россия добилась лишь в христианскую эпоху) объявляются «объективно вредными» и «органически чуждыми» славянскому духу (Именно так! Кто не верит – почитайте Бушкова или Фоменко).
Такого наплыва антинациональных и антигосударственных сил Россия не знала, пожалуй, со времён Великой Смуты XVII столетия. По существу, против России развёрнута самая настоящая идеологическая война. Нелишне, кстати, будет отметить, что адвентисты, известные прежде всего своим скандальным нежеланием служить в армии и вообще прикасаться к оружию, в 1993 г. формировали отряды добровольцев – в помощь ОМОНовцам, громившим законно избранный Парламент и его немногочисленных сторонников. Автор лично знает людей, участвовавших в таких отрядах. Значит, защищать Россию адвентистам Моисей запрещает («не убий», дескать), но вот ради участия в разгроме независимой русской государственности (а «несгибаемый» Борис Николаевич – прости ему, Господи, – почему-то ни разу не настоял на своём, когда его мнение вступало в противоречие с мнением «дядюшки Сэма») можно-таки сделать исключение. Есть о чём задуматься.
В-третьих, православные публицисты уже неоднократно писали об отрицательном влиянии сект на психику человека. Дело в том, что большинство сектантских учений составлено людьми, мягко говоря, не очень сведущими в философии и богословии. Поэтому и здравой критики эти учения не выдерживают – ни проверки фактами, ни проверки логикой. А терять влияние – и деньги, см. выше – заезжим «духовным наставникам» ох, как не хочется. Значит, надо задать вновь обращенному адепту такой ритм жизни, чтобы у него просто не осталось бы времени остановиться и трезво поразмыслить. Технологии для этого могут быть разные – интересующихся могу адресовать к блестящему учебнику проф. А.Л. Дворкина «Сектоведение. Тоталитарные секты». А в итоге – либо психушка, либо (вспомним кстовскую историю начала 2000-х годов) самоубийство. Псевдобуддийские оккультные учения, на мой взгляд, представляют здесь особую опасность: ведь цель их религиозной практики – сознательное саморазрушение личности. Кстати, наиболее трудным для психиатров случаем являются люди, изувеченные наиболее респектабельным из деструктивных культов – дианетикой Хаббарда.
Да и с обычной человеческой нравственностью у сект тоже не всё в порядке. Чтобы не быть голословным, приведу один фрагмент из поэмы «Бхагавад-Гита» (собственно, часть знаменитой «Махабхараты»), ставшей вероисточником одной из наиболее известных псевдовосточных группировок – кришнаитов. Вот диалог героя поэмы – царевича Арджуны – с «божественным» Кришной. В ответ на исступленный вопль Арджуны: «Не нахожу я блага в убийстве моих родных», – Кришна «с улыбкой» (цитата!) отвечает: «Ты сожалеешь о тех, кому сожаленья не надо! Рожденный неизбежно умрет, умерший неизбежно родится. И без тебя погибнут все воины, стоящие друг против друга. Всех богатырей, убитых мною (!!!) в сраженьи, рази не колеблясь!» Иными словами, поскольку умерший, согласно индийской религиозной традиции, обречен на новое рождение, то убивать тех, кто по тем или иным причинам мешает тебе в достижении твоих целей, не только допустимо, но и справедливо. Убивая, мы никому не причиняем зла («умерший неизбежно родится»), проявляя жалость – никому не делаем добра («рожденный непременно умрет»). Подобными же рассуждениями пестрят и вероисточники «свидетелей Иеговы», и труды небезызвестного Л.Р. Хаббарда, и писания «сладкой парочки» Рерихов, и другая сектантская литература. Согласитесь, странная в свете «общечеловеческих ценностей» философия.


Кришна и Арджуна
Диалог Кришны и Арджуны - иллюстрация к "Бхагавад-Гите".
Жутко становится от этой улыбочки Кришны, как почитаешь,
какие инструкции этот божок даёт своему собеседнику.


Есть и еще один момент. Знаете, сколько может быть в государстве верующих людей? Нет, не пассивно и лениво соглашающихся с тем, что «что-то там такое есть», а всерьёз верующих, пытающихся выстроить собственную жизнь в соответствии со своими религиозными убеждениями? Протодиакон (а по совместительству – преподаватель МГУ) Андрей Кураев приводит на этот счёт весьма любопытные данные. Оказывается, число сознательно религиозных людей, т.е., людей, позволяющих своим убеждениям влиять на свою повседневную жизнь, колеблется в пределах от 10 до 17 % населения. И эта статистика одинакова во всех странах – от поголовно атеистической в недавнем прошлом России до теократического Израиля. Таким образом, можно утверждать (отец диакон именно это и делает), что духовную жизнь общества, вне зависимости от государственной религиозной политики, определяет интеллектуально активное меньшинство – те 15 %, которые, согласно статистике, способны на самостоятельный поиск истины. А значит, достаточно расколоть эти 15 % на враждующие между собой группировки – и стержень, объединяющий вокруг себя различные общественные течения в то, что называют нацией, исчезнет. Общество будет духовно и культурно (да и морально тоже) дезориентировано.

Андрей Кураев в богослужебном облачении
Протодиакон Андрей Кураев

Похоже, именно это произошло с Россией в начале 90-х. Стоило пасть «железному занавесу» – и тысячи миссионеров самой разнообразной направленности – от христиан-протестантов до сатанистов (это не ругательство, «церковь сатаны» – официально зарегистрированная Минюстом РФ организация. Нонсенс, но факт) – хлынули из-за океана в Россию. Теперь, правда, заезжие миссионеры стали редкостью (в них просто нет надобности – в России подросло поколение миссионеров собственных), но интенсивность сектантской пропаганды ничуть не стала ниже. И если новые религиозные движения будут шириться, боюсь, это обернётся потерей всякой национальной самоидентификации России (кстати, это практически уже произошло: «новое поколение» в большинстве своём интенсивно зубрит английский и беспрестанно ворчит по поводу «этой страны», где «всё не как у людей»).
При всём при том сектанты развивают беспрецедентную активность, пытаясь внедриться в образовательные структуры. Дети ведь, как известно, наиболее доверчивая публика. К сожалению, законодательство не даёт возможности признать в судебном порядке ту или иную организацию религиозной. Сами же секты, как уже упоминалось выше, признаваться в собственной религиозности не торопятся. А значит, и ограничения, оговоренные в «Законе об образовании» для религиозных организаций, на них не распространяются. И вот, с молчаливой (а то и с громогласной!) поддержки чиновников от образования наших детишек начинают в обязательном (!) порядке учить чему-то в интервале от «техники левитации» и «биоэнергетического целительства» до ритуального гомосексуализма. Протесты родителей в расчёт никем не принимаются. Что также является вопиющим нарушением пресловутых «прав человека».
Отдельно следует сказать об угрозе терроризма. В настоящее время как-то принято к слову «терроризм» обязательно присовокуплять прилагательное «исламский». А это неверно. Лица, устроившие провокацию в Беслане (а до этого – в Москве, на представлении «Норд-Оста»), действительно, выступают от имени ислама, но вот насколько эта самохарактеристика соответствует действительности – вопрос более чем непростой. Во-первых, строго говоря, с исламской точки зрения, православные и вообще христиане не являются «неверными» (христиане в исламской терминологии – это «люди Писания»), коль скоро христианство едино с исламом в исповедании Единого Личного Бога – Творца и Вседержителя. Основная разница между нами – в восприятии Христа, Которого мусульмане Богом не считают, но почитают в качестве Пророка. А значит, боевик, под угрозой оружия требующий от христианина снять с себя и растоптать нательный крестик, по мусульманским меркам кощунствует, в силу чего не может претендовать на звание «гази» (т.е., воина, ведущего священную войну). А во-вторых, известны случаи вполне хамского поведения северокавказских террористов (не хочу именовать их чеченскими, ибо во-первых, большинство чеченцев все-таки – не террористы, а во-вторых, далеко не все террористы – чеченцы) по отношению к мусульманским святыням. К тому же по свидетельству православных миссионеров, работающих среди чеченских мусульман, как раз террористы в большинстве своем не имеют ровным счётом никакого понятия ни об исламе, ни о Коране. Так что группировки дудаевцев – это скорее сепаратистские (т.е., политические), но не религиозно-фундаменталистские формирования.
Кроме того, исламизированным экстремизмом мир современного терроризма отнюдь не исчерпывается. Во всяком случае, Россия с недавних пор стала объектом активной террористической деятельности представителей так называемых «новых религиозных движений». Эта деятельность менее заметна на фоне ошеломляющих акций в Беслане и в Москве, но от этого она не становится менее опасной. Достаточно вспомнить скандал, разразившийся в середине 90-х годов, когда выяснилось, что экстремисты из «аум синрикё», устроившие газовую атаку в токийском метро, готовились на брошенных военных базах российской армии при полном попустительстве со стороны государства. Кстати, вспоминается, что в студенческие годы я пару раз встречал на стендах объявлений в фойе нашего вуза листовки, приглашающие на собрания этой секты. У нас в России, правда, до газовых атак не дошло (пока?), но со своими идейными противниками секты (и не только «аум синрикё») расправляются физически уже сейчас. Примеры тому – убийство сатанистом трех монахов в Оптиной пустыни в 1993 г., обезглавленный кришнаитом в марте 2000 г. православный священник из посёлка Тура в Эвенкии (кстати, приютивший этого кришнаита в собственном доме), систематические угрозы физической расправы в адрес профессора А.Л. Дворкина (автора подробной и обстоятельной книги «Сектоведение» с критикой «новых религиозных движений») со стороны последователей Хаббарда, неоднократные покушения рерихианцев на диакона Андрея Кураева (в Томске и в Южно-Сахалинске в 1997 г., в Ливадии в 1998 г.), лишь по счастливой случайности не увенчавшиеся успехом, убийство священника Павла Адельгейма…


Оптинские монахи, убитые сатанистом в 1993 году
Оптинские монахи, убитые сатанистом в 1993 году.
Кстати, теракты в исполнении сектантов – это не отдельные акции отдельных «тупых фанатиков», это вероучительная норма тех сект, о которых идёт речь. О "странных поучениях Кришны я уже писал только что. А вот что пишет интеллигентнейшая семья Рерихов, приверженность "учению" которых в 1990-е считалась признаком образованности: «Когда колесница направлена ко благу, возница не отвечает за раздавленных червей». И логичный вывод отсюда: «Могу оправдать любое разрушение». Есть в учении «Агни Йоги» и более откровенные заявления. Например: «Можно представить необходимость уничтожить врага». Речь идёт не о священном долге каждого психически нормального человека – защищать свою Родину, а о государственных преобразованиях, поэтому под «врагом» понимается не внешний агрессор, а именно инакомыслящие. А вот ещё: «Никто из Великих Владык не останавливался перед поднятием меча и даже физического действия в защиту справедливости» (под справедливостью Рерихи всегда понимали воздаяние по «закону кармы», под которое можно подписать всё, что угодно). Или: «Боевое знамя требует и меры боевые, поэтому Знамя Мира будем проводить всеми мерами» (курсив мой – авт.). Наконец, предельно откровенно: «Лучи, газы и воздушный дозор будут лучшими внешними средствами,» – а ведь это прямое оправдание акций, подобных выходке Сёко Асахары в токийском метро. Что, странно слышать такое от «великих отшельников», «подвижников духа» и «борцов за мир и культуру»? И, кстати, возражения, которые могут последовать от рерихианцев, не стоит принимать всерьёз: в письмах Елены Рерих систематически встречаются напоминания о необходимости прикрывать истинную суть «учения» «внешними щитами».

Елена Рерих
Елена Рерих

А вот ещё мысли Л.Р. Хаббарда, основателя самого респектабельного из деструктивных культов – дианетики или сайентологии (которую многие поначалу считали – а кое-кто считает и по сей день – чисто научным феноменом): «Если сотрудник ишачит на всю катушку, он может смело идти на мокрое дело» (курсив мой – авт.). Или ещё: «Любой сайентолог может лишить собственности всякую подавляющую личность или группу подавляющих личностей и нанести им любой вред. Их можно завлекать в ловушку, им можно лгать, их можно уничтожать физически». Под «подавляющей личностью» здесь понимается всякий, кто не желает принимать идей сайентологии и пытается препятствовать их распространению.

Хаббард
Этот улыбающийся американец - один из самых известных сатанистов всех времён и народов.
Лафайет Рон Хаббард, ученик А. Кроули и основатель "сайентологии"
Впрочем, я увлёкся. Нет смысла продолжать этот ряд цитат. Скажу лишь, что подобное отношение ко всем несогласным характерно и для «свидетелей Иеговы», и для доморощенного «богородичного центра» гр-на В.Я. Янкельмана (более известного под псевдонимом Иоанн Береславский, он же «Блаженный Иоанн») и для других тоталитарных сект. Желающих убедиться, что автор не лжёт, могу адресовать к уже упоминавшейся книге А.Л. Дворкина «Сектоведение» или к работам диакона Андрея Кураева «Уроки сектоведения» и «Сатанизм для интеллигенции» (кстати, там имеются не только цитаты, но и ссылки на сектантские вероисточники с указанием страниц). Эти книги у автора есть, можете обращаться. Так что борьба Православной Церкви против засилья сектантов диктуется отнюдь не конкуренцией в материальной сфере, как многие почему-то полагают, а реальной общественной опасностью, исходящей от сект.
Так что деятельность иностранных сект в России мало чем отличается от деятельности «Народной Воли» в 1870-е годы или эсеров в начале ХХ века. Спрашивается, если это не терроризм, то что это такое? И что такое тогда терроризм? Неужели нам необходимо обязательно дождаться зариновых атак уже в Нижегородском метро, чтобы понять, что враг, и враг беспощадный, ходит у нас под боком, а отнюдь не за горами Кавказа?
В общем, пора прекращать играть в политкорректность. Слишком уж опасны становятся эти игры. Пора бы, наконец, перейти от столь же бесполезного, сколь и бесконечного скандирования лозунга «Терроризм не пройдёт!» к реальным мерам против реальных террористов. А то ведь – стыдно сказать: у нас даже «церковь сатаны» (практикующая не только терроризм, но и человеческие жертвоприношения, и даже людоедство) официально зарегистрирована и функционирует на законных основаниях. Пора, наконец, понять, что свобода – свободой, но законы надо соблюдать, а государство – уважать, если, конечно, мы не хотим, чтобы страна утонула в крови. В нашей собственной крови.

[1] Сам Толкиен был набожным католиком, и в его сказках, естественно, ничего антихристианского быть не могло, но об этом у нас мало кто знает.
Tags: Апологетика, Миссионерство, Православие, Секты и деструктивные культы
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments