Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Око за око.

История полна удивительными совпадениями. 4 ноября - день освобождения Москвы от польского ига, день победы Нижегородского ополчения 1612 года. И этот же день, только спустя более чем полтора века, - день взятия войсками А.В. Суворова Праги - предместья Варшавы, которое не стоит путать с одноименной столицей Чехии. После чего сама Варшава капитулировала без боя. Александр Васильевич Суворов и его чудо-богатыри завершили дело Минина и Пожарского. С польской угрозой западным рубежам России на 200 лет было покончено.

Суворов при Екатерине
А.В. Суворов в царствование Екатерины II

Конечно, спустя 18 лет после Суворова, в 1812 году поляки снова были в Москве. Но это были уже не представители независимой Польши, а наёмники в армии Наполеона, бандеровцы XIX столетия, не игравшие никакой самостоятельной роли. Потом были 1831-й год, и 1863-й, но это были уже локальные бунты, несмотря на весь их великопольский апломб (как то, так и другое восстание ставили своей целью восстановление не просто государственной независимости Польши, но непременно Польши в границах XVII века, с Киевом и Смоленском), которые без особого труда, хоть и с серьёзными потерями, подавлялись правительственными войсками. Угрозы национальной независимости России эти мятежи уже не несли.
***
Штурм Праги войсками Суворова в 1794 году в западной историографии обозначается термином "резня в Праге". Действительно, русские войска, разозлённые ожесточённым сопротивлением защитников этого предместья, в плен в тот день не брали.  Однако, не будем забывать, что Суворов, имея превосходство в силах, делал полякам рыцарственное предложение сдать город без боя во избежание напрасного кровопролития и дал несколько дней на размышления. Поляки благородство Суворова блестяще проигнорировали и решили обороняться  до последнего человека. Ответом был приказ Суворова действовать "по-русски" - решить исход дела стремительной (но тщательно подготовленной перед этим!) штыковой атакой и короткой рукопашной схваткой: "Без нужды не стрелять, а бить и гнать штыком; работать быстро, храбро, по-русски. Держаться своих в середину, от начальников не отставать, фронт везде". Последние два слова особенно примечательны: задолго до Великой Отечественной войны, в которой уличные бои стали нормой, Суворов уже понимал специфику этих боёв и предупреждал о ней солдат. Стремительной русской атаки хвастливые, но трусливые польские мятежники, естественно, не выдержали.
Но никакого массового истребления мирных жителей, тем паче - женщин и детей, как рисуют нам полонофильские западные историки, не было и не могло быть, если вспомнить наставления Суворова солдатам. Приказ Суворова, оглашённый солдатам непосредственно перед штурмом и уже цитированный мною выше, предписывал: "В дома не забегать, просящих пощады — щадить, безоружных не убивать, с бабами не воевать, малолетков не трогать". Впрочем, он и раньше неоднократно напоминал подчинённым о необходимости делать различия между вооружённым неприятелем и мирным жителем, категорически запрещая трогать последнего. Более того, Суворов послал офицеров оповестить жителей, чтобы они после падения Праги бежали в русский лагерь, где будет обеспечена их безопасность. Те, которые последовали этому призыву, уцелели. Чтобы толпа разгорячённых отчаянным штурмом солдат не ворвалась в Варшаву на плечах неприятеля и не устроила там погром (предотвратить который в большом городе начальство было бы практически бессильно, как бессилен был Пётр I остановить насилия в захваченной Нарве), Суворов отдал приказ артиллерии разбомбить мост через Вислу. Войска вступили в Варшаву организованно, на следующий день, после официальной капитуляции города. Суворов лично предводительствовал ими, выкрикивая по-польски: "Мир! Мир!". Никаких насилий в Варшаве не чинилось. И более того, по свидетельству Дениса Давыдова, Суворов, опасаясь актов мести, распорядился взять с собой "лишь те полки, которые не занимали этой столицы с Игельстромом в эпоху вероломного побоища русских. Полки, наиболее тогда потерпевшие, были оставлены в Праге, дабы не дать им случая удовлетворить свое мщение".
Резня в Праге
Вот в таком виде западноиды обычно изображают штурм Праги.
Нисколько не заботясь о правдивости этой карикатуры
Конечно, имеются свидетельства русских офицеров о том, что солдаты, по которым стреляли из окон, врывались в дома и умерщвляли там всех подряд, не слушая приказа офицеров. Вот некоторые из них. «В нас стреляли из окон домов и с крыш, и наши солдаты, врываясь в дома, умерщвляли всех, кто им ни попадался… Ожесточение и жажда мести дошли до высочайшей степени… офицеры были уже не в силах прекратить кровопролитие… У моста настала снова резня. Наши солдаты стреляли в толпы, не разбирая никого, — и пронзительный крик женщин, вопли детей наводили ужас на душу. Справедливо говорят, что пролитая человеческая кровь возбуждает род опьянения. Ожесточенные наши солдаты в каждом живом существе видели губителя наших во время восстания в Варшаве. „Нет никому пардона!“ — кричали наши солдаты и умерщвляли всех, не различая ни лет, ни пола…» (некто фон Клуген). «Во время штурма Праги остервенение наших войск, пылавших местью за изменническое побиение поляками товарищей, достигло крайних пределов» (Денис Давыдов). Но согласитесь, боевики, стреляющие из окон домов - это уже как бы не совсем мирное население. И изображать Суворова виновником геноцида - это прямая клевета. Он сделал всё, от него зависящее, чтобы предотвратить кровопролитие. Да и не только он, но и простые строевые офицеры пытались унять расходившихся солдат.
И уж конечно, остаётся только подивиться бессовестности западных историков, яркими красками живописующих "резню в Праге" и начисто игнорирующих аналогичную резню, устроенную поляками в Варшаве в отношении русского гарнизона. Тогда были перебиты не только солдаты и офицеры, но и члены их семей, включая женщин и детей. Причём с небольшой разницей: поляки напали на них врасплох и убивали без сопротивления. Вот что пишет, например, декабрист (!!!) Бестужев-Марлинский, которого уж никак не назовёшь "великодержавным держимордой": "Тысячи русских были вырезаны тогда, сонные и безоружные, в домах, которые они полагали дружескими. Заговор веден был с чрезвычайною скрытностию. Тихо, как вода, разливалась враждебная конфедерация около доверчивых земляков наших. Ксендзы тайно проповедовали кровопролитие, но в глаза льстили русским. Вельможные паны вербовали в майонтках своих буйную шляхту, а в городе пили венгерское за здоровье Станислава, которого мы поддерживали на троне. Хозяева точили ножи, — но угощали беспечных гостей, что называется, на убой; одним словом, все, начиная от командующего корпусом генерала Игельстрома до последнего денщика, дремали в гибельной оплошности. Знаком убийства долженствовал быть звон колоколов, призывающих к заутрене на светлое Христово воскресение. В полночь раздались они — и кровь русских полилась рекою. Вооруженная чернь, под предводительством шляхтичей, собиралась в толпы и с грозными кликами устремлялась всюду, где знали и чаяли москалей. Захваченные врасплох, рассеянно, иные в постелях, другие в сборах к празднику, иные на пути к костелам, они не могли ни защищаться, ни бежать и падали под бесславными ударами, проклиная судьбу, что умирают без мести. Некоторые, однако ж, успели схватить ружья и, запершись в комнатах, в амбарах, на чердаках, отстреливались отчаянно; очень редкие успели скрыться". Историк И.И. Беллярминов пишет о том, что "убийства происходили даже в храме, где русские причащались" (право, очень напоминает НАТОвские бомбёжки Белграда на Пасху с надписями на бомбах "Христос воскресе"). Ни о каком штурме, ни о каком ожесточённом сопротивлении, которое могло бы оправдать зверства поляков, во время "Варшавской заутрени" речи не шло...
Варшавская заутреня
Вот так представил себе Варшавскую заутреню польский художник.
В действительности всё выглядело куда менее героически - с обеих сторон.
Забывает западная историография и о том, что задолго до разделов Речи Посполитой так называемые "барские конфедераты" развлекались, вешая случайно подвернувшихся им украинских крестьян по двое, а между ними - бродячую собаку. И прибивая табличку с надписью: "Два лайдака и собака - вера одинака". Жертвы среди православного населения западных "историков" с большой дороги не интересовали и не интересуют.
Tags: Век восемнадцатый, Восток - Запад, История Отечества, Суворов
Subscribe

  • Марина Маркитанова. Вернусь к тебе

    Не хорони меня, Не всё ещё пропало. Я обещаю, что вернусь к тебе, вернусь. Жизнь нелегка, Разлук так много, Встреч так мало, Но я в который раз В…

  • Марина Маркитанова. Последняя любовь

    Как ни смейся, ни злословь, Не минуешь неизбежного. Мы спешим на этот зов, дни и ночи торопя. Ты последняя любовь, И жестокая, и нежная,…

  • Декабристский вальс

    1. Танцы, тосты, вощёный паркет - Всё теперь позади, позади. Что забавы твои, высший свет, Если сердцу так тесно в груди? Сердце мчит нас к…

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments

  • Марина Маркитанова. Вернусь к тебе

    Не хорони меня, Не всё ещё пропало. Я обещаю, что вернусь к тебе, вернусь. Жизнь нелегка, Разлук так много, Встреч так мало, Но я в который раз В…

  • Марина Маркитанова. Последняя любовь

    Как ни смейся, ни злословь, Не минуешь неизбежного. Мы спешим на этот зов, дни и ночи торопя. Ты последняя любовь, И жестокая, и нежная,…

  • Декабристский вальс

    1. Танцы, тосты, вощёный паркет - Всё теперь позади, позади. Что забавы твои, высший свет, Если сердцу так тесно в груди? Сердце мчит нас к…