Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Светлой памяти героя 1812 года

26 мая 1818 года скончался герой Первой Отечественной войны 1812 - 1814 годов Михаил Богданович Барклай-де-Толли, прибалтийский дворянин с шотландскими корнями, гениальный полководец, сохранивший Русскую Армию в образцовом порядке на начальном этапе войны и проявивший чудеса воинской доблести на Бородинском поле. Предлагаю своим читателям любопытную статью об этом неординарном человеке, которую я скачал ещё в прошлом году, но не сумел найти ей должного применения. К сожалению, полный текст статьи настройки ЖЖ выложить не позволяют, придётся ограничиться выжимками. Полный текст см. по ссылке.

Барклай-де-Толли
Один из наиболее ярких героев сражения под Москвой и всей Отечественной войны, Барклай, несомненно, занимает особое место в их списке. Можно смело сказать, что не будь Барклая, Бородинское сражение вообще бы не состоялось, и русское войско не снискало бы славы под Москвой, выражаясь словами Наполеона, «быть непобедимым». А если рассматривать всю войну против Наполеона до вступления русских войск в Париж, очевидно, что именно Барклай заслуживает первостепенного внимания из всех российских полководцев.
Неслучайно Пушкин, воспевший великолепную галерею 1812 года в Эрмитаже, выделил в ней именно Барклая:
Но в сей толпе суровой
Один меня влечет всех больше. С думой новой
Всегда остановлюсь пред ним - и не свожу
С него моих очей.

В Петербурге у Казанского собора, где находится могила Кутузова, стоят два памятника, равно удаленных от храма, равно приближенных к храму, равных по значению памятника – памятники Кутузову и Барклаю де Толли.
А в Москве?
Бывшее Фильское шоссе, небольшая изогнутая улица, соединяющая в настоящее время современный Кутузовский проспект с Большой Филевской улицей и Новозаводской улицей, носит имя «улица Барклая». Имя полководца приведшего французов к Москве, имя полководца  предложившего оставить Москву врагу и организовывавшего это оставление – проход войск через покидаемый армией город. Имя полководца, несмотря на беспримерную  преданность царю и отечеству, несмотря на честность и храбрость, благородство порядочность, безошибочное управление войсками, несмотря на настоящий профессионализм, твердость и мужество, получившего незаслуженное порицание и даже ненависть в народе. И все же, можно с уверенностью сказать, что это имя - имя человека, ставшего наиболее эффективным и наиболее успешным среди военачальников всех стран за весь период Наполеоновских войн.  Небольшая московская улица носит именно это имя. Кутузову и Багратиону в Москве посвящено гораздо больше памятников. Однако, справедливо ли это в полной мере?

Потомственный военный, российский подданный, но по происхождению - немец с шотландскими корнями, Михаил Богданович не имел ни состояния, ни земель и поместий, ни влиятельных друзей и покровителей. Из бедной семьи, он всегда жил лишь на жалование, получаемое за службу. И все чего он достиг, он достиг сам, своим умом, своим умением и трудом, твердостью и мужеством.
По семейному преданию Барклай-де-Толли был еще в младенчестве при случайной встрече благословлён Потемкиным. Григорий Александрович, как никто разбирался в людях, не только разумом, но и потрясающим чутьем, умея выделять и выдвигать таланты. Не каждому дано на своем веку взрастить Суворова и Ушакова, Державина и Безбородко в числе множества прочих талантов для России. Вполне допустимо, что будущего героя России в младенце Барклае разглядел в свое время именно Потемкин. Впоследствии молодой офицер успел и послужить в войсках светлейшего князя Таврического. Он начал службу с самых низших армейский чинов (по одной из версий – в Псковском карабинерском полку) и достиг звания полковника более чем через 20 лет упорной и примерной службы, при том что российские дворяне проходили этот путь в разы, а то и в десятки раз короче. Однако затем - беспримерный по скорости взлет карьеры, за несколько лет –  звание генерала, должность военного министра и главнокомандующего армией. Судьба переменчива к своим героям. И страшная плата за отступление в 1812 г. – ненависть армии и народа, отставка, опала, несмотря на преданность и заслуги. Его обвиняют в трусости, неумении и даже измене. И героя Бородина люди на улицах, освистывая, закидывают камнями. Его презирает и народ, и армия, завистники и обыватели распространяют жуткий негатив, который расходится по всей стране.
Но герою суждено вернуться и вернуться с триумфом. Именно Барклай руководит потом союзной армией в битве под Лейпцигом, заслужившей название «битвы народов», первой крупной баталией, где великий Наполеон был разбит на поле брани, разбит полностью, без всяких «но». Именно Барклай руководил войсками, раз за разом разбивавшими Наполеона в Европе, в том числе и лично противостоя прославленному «гению войны», где великий завоеватель не мог уже сетовать на «русскую зиму» и другие причины поражения в России, когда в 1812 г. помимо воинского героизма русской армии его поражению способствовало, действительно, много различных других факторов. Гений битвы, Наполеон, ничего не смог сделать с войсками, руководимыми Барклаем, и въезжая в завоеванный Париж во главе победоносной армии император Александр взял под руку Барклая-де-Толли, как главного героя победы, сообщая ему об очередной большой награде. Как же изменчива судьба!

Битва народов при Лейпциге
"Битва народов" при Лейпциге

Те, кто обвинял полководца в 1812 году в трусости, неумении и измене, посрамлены.
Умение и воинское искусство Барклай доказывал неоднократно и до, и после 1812 года. А про трусость могли говорить только те, кто не знал и не хотел знать, какой путь прошел Барклай, начиная с самых низших армейских чинов еще до 1812 года, сражаясь против турок под знаменами Потемкина и Суворова (участвовал в штурмах неприступных крепостей Очакова, Аккермана, Бендер, в битве при Каушанах), в нескольких русско-шведских войнах. Одна из наиболее ярких страниц, характеризующих как мужество человека, так и гений полководца – переход войсками Барклая в 1809 году за двое суток около 100 верст пути по ледяным торосам Ботнического залива, по глубокому снегу и льду к берегам Швеции. Этот героический переход историки заслуженно ставят в один ряд с переходом Суворова через Альпы 1799 г. и походом войск Гурко через Балканы в декабре 1877 г. Не ожидавшая таких маневров от русских войск Швеция вынуждена была вскоре капитулировать.
Барклай участвовал в неудачных действиях против Наполеона в 1805 – 1807 гг, в т. ч. в проигранном Аустерлицком сражении, где получил бесценный опыт столкновений с армией Наполеона. Барклай командовал дивизией в сражении при Прейсиш-Эйлау, ярко и эффективно руководил арьергардными боями, прикрывая отступление российской армии.  Эта война закончилась для него тяжелейшим ранением с раздроблением кости руки и длительным лечением с риском для жизни. В последствии, несмотря на неизменное личное участие в боевых действиях, он уже не мог держать саблю правой рукой и, находясь в непосредственной близости неприятеля, вынужден был всегда иметь обязательное прикрытие адъютантом от атаки справа.
Именно это ранение, по мнению многих историков, и стало причиной быстрого роста карьеры полководца. Император Александр, посетил раненого в рамках своего целенаправленного поиска преданных и эффективных лидеров и обратил внимание на твердого, умного и мужественного полководца, образованного военного, далекого от интриг и политики профессионала. Именно таких людей он искал, и такого нашел в Барклае-де-Толли.
Показательно то, что, зная незавидное материальное состояние полководца, Александр спросил, не нуждается ли раненый в средствах, и Барклай отказался от материальной помощи. Тем не менее, царь, несмотря на это, не забывал впоследствии поддерживать преданного военачальника.
В отношениях как с подчиненными, так и с вышестоящими, так и с равными себе он всегда был холоден, справедлив, тверд и требователен.  Он внимательно заботился о солдатах, строго контролируя их обеспечение и довольствие. Он никогда ни перед кем ни заискивал, ни искал счастья и милости при дворе, не искал покровителей и не имел любимчиков и фаворитов. Это был эффективный профессионал, который максимально точно решал поставленные перед ним задачи. Без эмоций, без колебаний, не боясь непопулярных мер, неодобрения коллег и народа. Обладая удивительной твердостью и целеустремленностью он всегда ставил на карту все, что у него было. А было у него немного – заслуженная карьера, полное отсутствие состояния и капитала, честь и слава.
Он любил и умел учиться, он знал военную теорию, военную историю и военную практику. Он был сам крайне неприхотлив, в походе спал под открытым небом и часто обедал на барабане. И не позволял расслабляться подчиненным. Он не употреблял браных выражений, всегда был крайне выдержан, не позволял себе оскорблять подчиненных. Он не играл в карты, был верен горячо любимой и любящей супруге, регулярно посылавшей его адъютантам наставления и лечебные снадобья с подробными инструкциями по их использованию, письма супругов друг другу всегда были проникнуты искренней заботой, любовью и нежностью.
Он был противником муштры и несправедливого отношения к солдатам, но он и не терпел либеральности в отношениях, всегда будучи жестким и держа дистанцию как с вышестоящими, так и с подчиненными.
В бою Барклая всегда отличало удивительное хладнокровие и спокойствие, солдаты говорили про него: "Погляди на Барклая, и страх не берет", а один из современников добавлял: "Если бы вся вселенная сокрушилась и грозила подавить его своим падением, то он взирал бы без всякого содрогания на сокрушение мира". Он не обращал внимания на свистящие вокруг пули и ярда, его невозмутимый вид в самые тяжелые минуты вдохновлял уверенность в окружающих.  Большую часть времени в сражениях и походах проводил верхом, будучи в центре происходящих событий.
Показательны несколько эпизодов одинакового жесткого и справедливого отношения как с подчиненными, так и с влиятельными персонами:
-    Барклай деликатно, но настойчиво добивался отъезда императора Александра из действующей армии в 1812 году. Царское присутствие и постоянное вмешательство в руководство войсками дезорганизовывало командование.
-    После этого Барклай предельно жестко выгнал из действующей армии брата императора Константина. Выражая мнение недовольных офицеров и генералов, Константин пробовал оспаривать решения главнокомандующего, опираясь якобы на «поддержку» брата, императора Александра, на что Барклай сухо ответил, что не нуждается в указаниях младших по званию, высказываемых с нарушением правил службы. «Ссылка на волю государя имеет, конечно, наиважнейшее значение. И потому, для лучшего выяснения монаршей воли, я прошу ваше высочество безотлагательно отправиться к государю и лично передать ему депеши, которые тотчас будут приготовлены и в которых обо всем произошедшем государь будет в точности уведомлен». Таким образом наследник престола безапелляционно изгонялся из действующей армии. Попытки спорить были жестко пресечены. Свидетели цитируют следующие реплики участников:  «Если бы я не был наследником престола, я вызвал бы тебя на дуэль, негодяй!» —  выкрикнул в запале Константин Павлович, не обращая внимания на стоящих рядом генералов. «Если бы я не был главнокомандующим, я принял бы ваш вызов, но сие запрещено положением моим, — сухо и холодно ответил Барклай-де-Толли. — И именно потому, что вы волею вашего августейшего брата состоите у меня по команде, извольте, генерал, делать то, что вам приказано». Все это – подчеркнуто именуя наследника престола не столько «Ваше высочество», сколько просто «генерал». Представьте на минутку, многие ли в истории России, в т. ч. (особенно) в современной истории, осмелились бы так разговаривать с ближайшим родственником первого лица государства?
-    Еще один интересный эпизод - уже в общении с подчиненными.  Во время отхода русской армии от Смоленска в районе Лубино, у Валутиной горы корпус маршала Нея атаковал арьергард 1-ой армии Барклая-де-Толли. Войска генерала П.А. Тучкова (3-й) на три часа задержали противника, но генерал докладывал главнокомандующему, «что больше не может сдержать натиск противника». По свидетельству генерала Богдановича: «В ответ Барклай-де-Толли резко сказал ему: «Возвратитесь на свой пост, пусть вас убьют; если же вы вернетесь живым, то я прикажу вас расстрелять». Генерал Тучков 3-й был очень храбрым человеком, он пошел и не вернулся. Его бригада почти полностью была уничтожена, но приказ он выполнил. Лишь незначительное число его людей смогло отойти за реку Строгань, а сам генерал, дважды тяжело раненный в бок и в голову, попал в плен к французам». Это - война.
Будучи военным министром, Барклай де Толли, провел огромную работу по усилению русской армии. Он лично руководил изданием «Учреждения для управления большой действующей армией», в котором определялись права и обязанности высших начальников и штат полевого штаба, ввел новые уставы, усовершенствовал подготовку, организацию довольствия и снабжения войск. Было произведено беспрецедентно для того времени быстрое, эффективное и масштабное увеличение численности действующей армии, ускоренное обучение большого количества новобранцев, корпусная организация войск, строительство новых крепостей.
Огромное значение Барклай уделял разведке и контрразведке, агентурной работе. Была подтянута теория, методика. Максимальное внимание к этой сфере привело к тому, что наша разведка действовала порой гораздо эффективнее французской. Барклай внедрял новые принципы работы с агентурой, сбора и обработки ценной информации.
Барклай был первым, кто начал развивать идею партизанское войны, максимального использования местного населения.
Плохое видят и долго помнят, а хорошее не всегда видят, не ценят и, зачастую, очень быстро забывают.
Великий классик русской литературы Лев Толстой в легендарном романе «Война и мир» оспаривал мнение многих историков, западных и российских, говорящих о том, что план заманивания Наполеона вглубь страны существовал заранее. Толстой настаивал, что все сложилось так «поневоле», что русская армия хотела разбить Наполеона на границе, но вышло иначе, пришлось отступать.  Нельзя с этим полностью согласиться. Может, для кого-то  такая тактика и была неожиданностью, но для главнокомандующего 1-ой русской армией Барклая-де-Толли, план заманивания Наполеона вглубь России, ослабления и полного уничтожения существовал еще до вторжения французской армии в Россию. План, заканчивавшийся разгромом Наполеона у берегов Волги, предлагался Барклаем на утверждение царю, еще до начала войны, хоть и не был утвержден как стратегический. Тем не менее, получив власть над армией Барклай действовал исходя из своих твердых убеждений, что нельзя совершать роковой ошибки, нельзя допустить поражения, столь вероятного краха, а нужно разбить непобедимую наполеоновскую армаду наверняка, разбить эффективно и грамотно. А значит, не следует рисковать и устраивая полномасштабное сражение на границах России, как того требовало большинство русских офицеров и генералов, как того требовал весь российских народ.  И как того, кстати, страстно хотел Наполеон.

Отступление русской армии в 1812 году
Отступление русской армии в 1812 году

Если бы не Барклай во главе армии, с высокой степенью вероятности в 1812 г. повторился бы трагический Аустерлиц и Россию ждало бы тяжелое поражение, полный разгром и позорный мир, гораздо тяжелее невыгодного Тильзитского мира, ставшего итогом неудачной заграничной кампании. Небольшая вероятность победы над Наполеоном в генеральном сражении в начале войны, конечно, была. Нельзя это отрицать. Отлично организованная, в т.ч. и благодаря реформам Барклая, русская армия могла противостоять силам всей Европы мобилизованным Наполеоном с ним самим, доселе непобедимым, во главе. Но могли ли мы рисковать тогда? Ответ, наверное, дает цитата императора Александра в разговоре с Барклаем при отбытии его императорского величества из армии: "Поручаю вам мою армию. Не забывайте, что у меня нет другой".
Любой полководец, любой руководитель действует из поставленных перед ним задач. Какие задачи поставил царь перед Барклаем де Толли в тот роковой 1812 год? Был ли у него шанс рисковать, был ли шанс проиграть? Зная, что Александр дал клятву, не мириться с Наполеоном до полной победы, можно предположить, что шанса проиграть и заключить мир на условиях побежденной стороны, у Барклая не было. Поэтому он был вынужден не рисковать и действовать только наверняка, на 100% вероятности успеха. Не только из своих личных убеждений, но и из, явно и неявно, поставленных императором задач.
И эти задачи соответствовали его убеждением. Историки именуют Барклая-де-Толли автором концепции «скифской войны» или «стратегии выжженной земли», которая в конечном итоге и погубила Наполеона.  И стратегию партизанского движения приписывают именно Барклаю-де-Толли.
Так или иначе, отступление армии в начале войны, производимое Барклаем, спасло ее от разгрома гораздо более опытным и сильным противником, но навлекло на полководца ненависть и непонимание офицеров и солдат, народа и чиновников. И особую ненависть дворян помещиков, страдавших от потери и разорения имений. Большинство современников открыто считали его глупым, упрямым и самонадеянным педантом.
Не лучшую роль в отношениях с Барклаем сыграл и Багратион. При отсутствии явной воли царя он добровольно подчинился старшему по должности (военный министр) Барклаю при объединению армий, но, будучи недоволен, как и многие офицеры, «выскочкой» и «немцем», бывшим подчиненным, обогнавшим его по службе, а также его стратегией, казавшейся со стороны «нерешительностью», Багратион писал негодующие письма царю и Аракчееву.  Не будучи сам, сильно более русским, чем Барклай (оба преданные российские подданные, родившиеся в России, но оба не чисто русские, а отец Багратиона, потомок грузинского царя, родился в на территории Персии, например), Багратион обвинял Барклая в нелюбви к России и отсутствии русского духа, недееспособности в руководстве. Эта нелюбовь обожаемого в народе и армии военачальника, легендарного героя распространялась быстро и эффективно. А Барклай в ответ действовал, как обычно, строго исходя из соображений эффективности и интересов дела, отбросив любые личные пристрастия.
«Я должен был льстить его самолюбию и уступать ему в разных случаях против собственного своего удостоверения, дабы произвести с большим успехом важнейшие предприятия». Подталкиваемый общественным мнением все же дать генеральное сражение французам Барклаю не удалось этого сделать под Смоленском, т.к. Багратион не смог объединиться с ним армиями в назначенное время и сражение было отменено. Но можно сказать и так, что Барклай пользовался любой возможностью, чтобы продолжить отступление вглубь страны, растягивая коммуникации противника и истощая его силы.

Оборона Смоленска
Оборона Смоленска

Профессионализм Барклая, к сожалению, не сопровождался искусством дипломатии и умению располагать к себе людей, особенно оппонентов. Генерал Ермолов, состоявший начальником штаба при Барклае, но, обожавший при этом Багратиона и критически настроенный к Барклаю, справедливо подчеркивал все достоинства своего начальника, но отмечающего, что тот был "лишен дара объяснения". Не всегда будучи способным убедить оппонентов в целесообразности совершаемых действий, Барклай часто настраивал их против себя холодным общением, «чопорностью» и «требованиями порядка».
Под давлением всех слоев общества Александр был вынужден заменить главнокомандующего в армии. При назначении Кутузова Барклай де Толли формально сохранил свое положение главнокомандующего 1-ой армией, и несмотря на то, что горячо переживал смешение с главного командования, никоим образом не проявил этого на деле, поддерживая Кутузова и всячески помогая ему.
"Не намерен я теперь, когда наступают решительные минуты, распространяться о действиях вверенной мне армии. Успех докажет, мог ли я сделать что-либо лучшее для спасения государства" - говорил он.
Порицаемый всей Россией,  Барклай-де-Толли, трезво понимал свою роль и значимость в истории страны, без ложной скромности писав: «Если в Бородинском сражении армия не была полностью и окончательно разбита — это моя заслуга, и убеждение в этом будет служить мне утешением до последней минуты жизни». И это было правдой. Разгром армии на границе или в битве при Бородино привел бы к поражению в войне. И благодаря ему этого не случилось.
После битвы, именно Барклай доложил Кутузову свое видение неудачного расположения войск, разделённого оврагами и рвами и подпертого сзади Москвой-рекой, а сбоку - невыгодно растянувшимся лесом. Расположения, несущего колоссальные риски при новом успешном ударе французов. И Барклай, несомненно владевший оперативной картиной диспозиции лучше Кутузова, помог последнему принять наиболее надежное стратегическое решение.
Доказав личную храбрость и мужество на поле боя именно  Барклай на совете в Филях, получив первое слово, предложил ужасно непопулярное решение оставить Москву и в очередной раз сохранить боеспособную и эффективную армию.
Кутузов лишь утвердил это предложение. Правда, поменяв направление отхода, выбрав последующий отход на юг, вместо предложенного Барклаем варианта. Тот предлагал отходить на север, защищая Санкт-Петербург и императорский двор от возможного движения Наполеона к столице.
И хоть формальная ответственность за столь тяжелое решение, как оставление Москвы врагу, и была на Кутузове, всю реальную ответственность с наиболее тяжёлыми последствиями понес на себе именно Барклай де Толли. И между прочим, Кутузов предложил именно Барклаю организовать проход отступающей армии через Москву. Какой дополнительный «подарок» для человека, которого и так все обвиняли во всех бедах России: отступлении, оставлении городов, обвиняли в трусости, неэффективности и даже в измене.
Оставляя армию, будучи вытесняемым Кутузовым, благородный Барклай не испытывал зависти и зла по отношению к последнему:
«Я должен уехать. Это необходимо, так как фельдмаршал не дает мне возможности делать то, что я считаю полезным. Притом главное дело сделано, остается пожинать плоды. Я слишком люблю Отечество и императора, чтобы не радоваться заранее успехам, коих можно ожидать в будущем. Потомство отдаст мне справедливость. На мою долю выпала неблагодарная часть кампании; на долю Кутузова выпадет часть более приятная и более полезная для его славы. Я бы остался, если бы я не предвидел, что это принесет армии больше зла. Фельдмаршал не хочет ни с кем разделить славу изгнания неприятеля со священной земли нашего Отечества. Я считал дело Наполеона проигранным с того момента, как он двинулся от Смоленска к столице. Это убеждение перешло во мне в уверенность с той минуты, как он вступил в Москву. Моя заслуга состоит в том, что я передаю фельдмаршалу армию хорошо обмундированную, хорошо вооруженную и отнюдь не деморализованную. Это дает мне право на признательность народа…» и "Я твердо решился лучше впасть в бедность, от которой я не избавился во время моей службы, нежели продолжать службу... Я надеюсь, однако, что беспристрастное потомство произнесет суд с большей справедливостью" – пишет Барклай, вынужденно покидая действующую армию после оставления Москвы, накануне первых успехов, успехов приведения в действие его, Барклая, стратегического плана кампании.
Смертельно раненный Багратион через адъютантов перед смертью просит прощения у Барклая за все былое. Но хорошее не распространяется так быстро как плохое.

Раненый Багратион
Раненый Багратион на Бородинском поле

Возвращение в родной дом в Прибалтике – из серии «не пожелаешь и врагу». Барклая по дороге освистывали на улицах городов, в него кидали камнями, крича через разбитые окна кареты: «Вот он, предатель, изменник!». Часто лишь, благодаря расторопности полиции ему удавалось, избежать несправедливого самосуда толпы.  И это за то, что он честно и преданно служил своему царю и Отечеству. Его обвиняли в том, что он не русский, но кроме России у него не было Родины и не было другой цели в жизни, чтобы исполнять свой долг пред страной в которой он родился, в которой жил и которой был беззаветно предан.
Император Александр не забыл своего верного генерала и вернул в строй, не дав долго задержаться на отдыхе. Но это было позднее, как и яркие победы над Наполеоном под Торном, Кульмом, Лейпцигом, Парижем во время заграничного похода русских войск, огромное количество русских и иностранных орденов, графский и княжеский титулы, жезл фельдмаршала все степени ордена Св. Георгия – высшей награды России. Но чтобы дожить до этого, выдержав удар судьбы в 1812 году, и вернуться, потребовалось немалое личное мужество и стойкость, не меньшее, чем в битве под Москвой при Бородино.
Одним из тех, кто последовательно и твердо встал на историческую защиту Барклая-де-Толли стал Александр Сергеевич Пушкин. Великий поэт никогда не отличался поверхностным изучением истории, все факты отражаемых им в творчестве исторических событий, он изучал дотошно, «вдоль и поперек».
Народ и после победы над Наполеоном, когда Барклай вполне достойно реабилитировал себя, неоднократно победив Бонапарта в отрытом бою, этот упорный русский народ недоумевал, почему император (уже тогда Николай I) позволил в 1837 г.  в честь 25-летия изгнания французов из России ставить в Петербурге у Казанского собора равновеликие памятники народному герою Кутузову и всенародно нелюбимому Барклаю.
Пушкин уверенно занял другую позицию, подчеркивающую значимость Барклая в истории страны, даже в сравнении с Кутузовым. Он посетил мастерскую скульптора Орловского, готовившего памятники для Невского проспекта Санкт-Петербурга, провозгласив: «Здесь зачинатель Барклай, а здесь совершитель Кутузов».
Поэт твердо и сознательно пошел против стихии невежественной толпы, сказав:
О люди! жалкий род, достойный слез и смеха!
Жрецы минутного, поклонники успеха!
Как часто мимо вас проходит человек,
Над кем ругается слепой и буйный век,
Но чей высокий лик в грядущем поколенье
Поэта приведет в восторг и в умиленье!
Как мало в любой отдельно взятый исторический период, среди высших чинов страны таких людей, по настоящему преданных идее и долгу, честных и прямых, имеющих убеждения и готовых их отстаивать и готовых за них страдать, а не подстраиваться под конъюнктурные изменения и интриги, заискивая перед властью. И как нужны и ценны такие люди для любой власти!
И еще раз Пушкин, уже в  романе «Евгений Онегин»:
Гроза двенадцатого года
Настала — кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский Бог?
И это правда. Помимо ярости народной и жестокости русской зимы, одним из ключевых факторов эффективного уничтожения великой армии Наполеона, несомненно, был лично Барклай-де-Толли. Не позволив вступить в генеральное сражение в начале войны с малыми шансами на победу, отстаивая свою крайне непопулярную позицию один перед всей страной, он гнул свою линию. Шел к цели, к конечному стратегическому результату. И этот исторический результат, в конце концов, стал для страны победой над врагом.
Память о герое в настоящее время большей частью находится на территории Прибалтики и Северо-Запада России, многие памятники сохранились: мавзолей на могиле  в Йыгевесте и памятник в Тарту, где был дом семьи полководца (оба памятника - на территории Эстонии), памятник в Риге (Латвия, примечательно, что восстановлен уже в XXI веке, несмотря на протесты русофобов), конная статуя в Калининградской области, памятник на Невском проспекте в Петербурге. В числе наиболее важных исторических персон России, Барклай-де-Толли изображен на знаменитом памятнике 1000-летие России в Великом Новгороде. Примечательно, что бюст Барклая представлен и в германском зале славы в городе Вальхалла, наряду с наиболее известными историческими персонами, связанными с германской культурой.
В Москве, помимо улицы, названной в честь Барклая-де-Толли, фактически нет памятников ему. Есть небольшой бюст полководца установленный на Бородинском поле, есть изображения в музее-панорама «Бородинская битва», также скульптура Барклая, наряду с другими героями 1812г. находится на пьедестале памятника Кутузову возле музея. Достаточно ли это для того, чтобы подчеркнуть роль и значение этой замечательной личности в истории России? Скорее нет.

Но мы знаем, что во всех многочисленных памятниках Москвы в честь 1812 года и его героев память и слава этого необыкновенного человека также запечатлена.
Tags: Гроза 12-го года, История Отечества, Наполеоновские войны, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

  • Сбитый лётчик

    ... или один против 179-ти Герой Советского Союза Василий Леонтьевич Дегтярёв (1915 - 1942) родился 1 (14) января 1915 года в селе Белгородка…

  • Полный Ништадт

    Как Пётр I Великую Северную войну закончил 10 сентября сего года исполнилось ровно 300 лет со дня подписания Ништадтского мирного договора между…

  • Дмитрий Володихин. Мифы об Александре Невском

    По материалам журнала "Фома". Оригинал здесь. 1. Сражения, которыми прославился князь Александр, были столь ничтожны, что…

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments