Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Гарри Поттер и наша Победа

Великой Победе 1945 года и светлой памяти
павших бойцов Антигитлеровской коалиции посвящается.

К написанию данной статьи меня подвигло ощущение дежа-вю, возникшее при чтении книги Владимира Мединского «Война». Книга во многих отношениях замечательная и во всех отношениях полезная, так как подробно и аргументированно разбивает русофобские мифы, нагромождённые в годы «холодной войны» и перестройки вокруг Великой Отечественной войны и Великой Победы. Зашла там речь и о лётчиках-асах. Многие из тех, кто застал горбачёвские «реформы» в сознательном возрасте, ещё помнят, с каким  садомазохистским удовольствием перестроечные журналисты полоскали воздушные победы асов люфтваффе, противопоставляя их нашим героям Кожедубу и Покрышкину. И вот в этом-то разделе натыкаюсь я на фотографию немецкого лётчика Эриха Хартмана. Этот воздушный пират по кличке Буби (Малыш), осуждённый после войны как нацистский преступник (он не брезговал нападениями на гражданские самолёты и даже на самолёты нейтральных держав) внешне оказался поразительно похож на … Драко Малфоя в исполнении актёра Тома Фелтона. Внешность Драко Роулинг подробно описывает в первом томе «Гарри Поттера», Фелтона, безусловно, подбирали под внешнее сходство с этим описанием, но откуда здесь взялся Эрих Хартман? Случайное ли это совпадение, или режиссёр Крис Коламбус держал в голове, помимо роулинговского текста, ещё и эту фотографию, попавшую в книгу Мединского[1]? Конкретного ответа на данный вопрос я не нашёл. Но вот ассоциации со Второй Мировой войной при чтении определённых мест «поттерианы» всё же прослеживаются. А значит, есть основания и для дежа-вю.

Эрих Хартман
Нацистский воздушный пират Эрих Хартман по прозвищу Буби...

Драко Малфой крупным планом
... и Драко Малфой в исполнении Тома Фелтона
Казалось бы, что общего может быть между абсолютно фантастическим миром, созданным Джоанн Роулинг, и реальной трагедией Второй Мировой войны? Однако при внимательном чтении такие параллели обнаруживаются отчётливо.
Уже в первом томе, знакомясь с краткой биографией Альбуса Дамблдора, директора волшебной школы, Гарри натыкается на любопытный факт: оказывается, «профессор знаменит своей победой над тёмным волшебником Грин-де-Вальдом в 1945 году». У человека европейской (и в особенности русской) культуры эта дата вызывает вполне чёткие ассоциации и естественное желание проверить, случайное ли это совпадение, или же нечто большее. Пролить свет на этот вопрос помогает последняя книга поттерианы.
Об отношениях Дамблдора с Грин-де-Вальдом Гарри узнаёт постепенно. Первоначально – из книги Риты Скитер «Жизнь и обманы Альбуса Дамблдора». Именно там Гарри впервые читает о том, что в юности Дамблдор тесно сдружился с Грин-де-Вальдом в Годриковой Впадине и что его покойный учитель сам когда-то грезил о власти волшебников над обычными людьми. Оттуда же мы впервые узнаём о существовании сестры и брата Дамблдора – Арианы и Аберфорта, которые, не отличаясь столь блестящими способностями, как их брат, в то же время совершенно не поддерживали его общения с «одним из самых опасных волшебников всех времён и народов» и планов мирового господства. Впоследствии Гарри встречается и с самим Аберфортом, от которого узнаёт новые подробности. Тем, кто не читал книгу, поясню: Ариана, не выдержав издевательств соседей-маглов, перестала контролировать свою волшебную силу, которая обернулась против неё, сделав её опасной как для себя, так и для окружающих. Именно поэтому семья Дамблдора прятала Ариану от посторонних. После неожиданной смерти матери Дамблдор оказывается вынужден оставить свои планы о кругосветном путешествии и взять на себя заботу о сестре и брате. Именно в этот момент в его жизни появляется Грин-де-Вальд с его планами мирового господства волшебников и поиска пресловутых «даров смерти». То, что произошло дальше, опишем словами Аберфорта. «Спустя несколько недель мне это надоело. Мне уже пора было возвращаться в Хогвартс, и тогда я сказал им, тому и другому, прямо в лицо: … кончайте вы всё это. Вы не можете увозить её из дома, она не в том состоянии; вы не можете тащить её за собой, куда бы вы там ни собрались, чтобы произносить умные речи и вербовать себе сторонников. Ему (Дамблдору – авт.) это не понравилось. Грин-де-Вальду это совсем не понравилось. Он рассердился. Он сказал, что я глупый мальчишка… Неужели я не понимаю, что мою бедную сестру не придётся больше прятать, когда они изменят мир, выведут волшебников из подполья и укажут маглам их настоящее место. Потом он сказал ещё кое-что, и я выхватил свою палочку, а он – свою, и вот, лучший друг моего брата применил ко мне заклятие Круциатус. Альбус попытался его остановить, мы все трое стали сражаться, и от вспышек огня и громовых ударов Ариана совсем обезумела, она не могла этого выносить. Она, наверное, хотела помочь, но сама не понимала, что делает. И я не знаю, кто из нас это был, это мог быть любой из троих – она вдруг упала мёртвой.» В дальнейшем Грин-де-Вальд спешно скрылся из Англии, а Дамблдор всячески уклонялся от встреч с ним – до тех пор, пока уклонение не стало бесчестием.
Дамблдор и Грин-де-Вальд мечтают о Дарах Смерти
Дамблдор и Грин-де-Вальд мечтают о дарах смерти
Окончательно все точки над i в этой истории расставил сам Дамблдор во время своего короткого свидания с Гарри на том свете. По его словам, «действительность ворвалась ко мне в облике моего грубого, неотёсанного и несравненно лучшего брата. Я не желал слушать правду, которую он выкрикивал мне в лицо. Спор перешёл в сражение. Грин-де-Вальд вышел из себя. То, что я всегда в нём чувствовал, но старался не замечать, вдруг чудовищным образом вышло наружу.» А затем «пока я занимался обучением юных волшебников, Грин-де-Вальд собирал армию. Говорят, что он боялся меня. Возможно, так оно и было, но я его боялся больше… Люди гибли, он неудержимо наступал, и я должен был сделать, наконец, то, что в моих силах. Я выиграл поединок».
Не правда ли, этот сбивчивый, по крупицам составляемый рассказ что-то очень сильно напоминает? Те, кто смотрел замечательный фильм Ю. Озерова «Освобождение», а наипаче те, кто знаком с популярной на Западе монографией историка Макса Хастингса «Операция Оверлорд: как был открыт Второй Фронт» (она была переведена на русский язык во второй половине восьмидесятых) без проблем узнают в трагической истории семьи Дамблдоров непростую историю Антигитлеровской коалиции. Роль, сыгранная во всей этой истории Альбусом Дамблдором, – бесспорно, отражение двойственной роли, сыгранной в ходе Великой Отечественной войны Великобританией. Грин-де-Вальд столь же безусловно символизирует собой либо фашизм как таковой, либо непосредственно гитлеровскую Германию, что в целом несущественно. Англия, проводившая до 1940 года политику «умиротворения агрессора» (дружба и совместные планы Дамблдора и Грин-де-Вальда), вынуждена была вступить в войну после нападения нацистов на Францию, однако фактически лишь имитировала боевые действия («странная война»), пока катастрофа при Дюнкерке[2] и вступление немцев в Париж окончательно не отбили у неё охоту воевать – не в этом ли тайный смысл «тройной» дуэли братьев с Грин-де-Вальдом и гибели Арианы?
Гитлер и Чемберлен
Закадычные друзья-русофобы - Гитлер и Чемберлен
А дальше начинается самое интересное. 22-го июня 1941 года войска нацистской Германии вторглись в пределы СССР. Широко известен комментарий Уинстона Черчилля по данному поводу: «Если бы Гитлер вторгся в ад, я бы, по крайней мере, благожелательно отозвался о сатане в Палате Общин». Последовательный антикоммунист, Черчилль был ещё более последовательным антифашистом. Поэтому практически сразу же с превращением Второй Мировой войны в Великую Отечественную начинаются интенсивные переговоры между СССР, Англией и США о заключении военного и политического союза (именно тогда Сталин изобрёл выражение «Организация Объединённых Наций», закрепившееся после войны официально[3]). Тем не менее, несмотря на всю антифашистскую риторику Черчилля, Второй Фронт в Европе был открыт только летом 1944-го. Почему?
В своё время это недоумение породило множество версий и даже прямых инсинуаций: благо, Холодная война была в самом разгаре. Книга Хастингса позволяет пролить свет на мотивы наших западных партнёров. Американцы, остро нуждавшиеся в миллионах штыков Красной Армии для военных действий на Дальнем Востоке[4], готовы были открыть Второй Фронт уже в 1941 году, но для этого им была необходима база в Западной Европе: средств быстрой доставки крупных войсковых контингентов через океан в то время не существовало, пополнять же действующую армию необходимо непрерывно. Предоставить такую базу могла только Англия – континентальная Европа к 1941 году либо находилась под гитлеровской оккупацией, либо состояла в союзе с Германией. Но Англия, напуганная дюнкеркской катастрофой, переоценивала силы фашистского блока и в бой не спешила. Трусливая (назовём вещи своими именами) позиция Англии стала главной причиной задержки открытия Второго Фронта – а вовсе не геополитические интересы, не стремление западных союзников «укоротить» коммунистов и стравить Россию с Германией для ослабления их обеих.
Таким образом, история Дамблдора и Грин-де-Вальда является аллегорией Второй Мировой войны, Дамблдор символизирует собой Англию, со всей её двойственной ролью, а Грин-де-Вальд – гитлеровскую Германию. В пользу такого вывода говорит и тот факт, что террор Грин-де-Вальда, паровым катком прошедшийся по Западной Европе (и даже в конце 1990-х, когда разворачивается действие «поттерианы», болгарин Виктор Крам вспоминает о нём с ужасом), почти не затронул магическую Англию – точно так же, как Англия «магловская» не испытала на себе ужасов нацистской оккупации. Но теперь встаёт более сложный вопрос – кого символизируют собой Ариана и Аберфорт? И где у Роулинг образ для нашей страны?
С Арианой, на первый взгляд, всё понятно. Это Франция, подвергшаяся гитлеровской оккупации с 1940 года. Франция была постоянной союзницей Англии с середины ХIХ века, так что родственные узы, связывающие Ариану и Дамблдора в этой связи совершенно понятны. Но вот Аберфорт с равным успехом может символизировать любого из союзников Англии по антигитлеровской коалиции – как СССР, так и США. Вспомним, как описывает его Дамблдор: «мой грубый, неотёсанный и несравненно лучший брат». Под «грубостью» и «неотёсанностью» с одинаковым успехом можно понимать как тоталитарный режим, господствовавший в ту пору в СССР, так и вековечное пренебрежительное отношение англичан к американцам. А «несравненно лучший» – это, безусловно, готовность сражаться с нацистскими захватчиками до победного конца, каковой не было у Англии, но была с избытком у России и США. В пользу «американской» версии свидетельствует слово «брат» – англичане и американцы, говорящие на одном и том же языке и традиционно исповедующие одну и ту же религию (протестантизм), не могут не ощущать своего культурного родства. В пользу же «советской» версии с гораздо большей убедительностью располагает тот факт, что Грин-де-Вальд применил к Аберфорту заклятие «круциатус» – США, как известно, гитлеровской агрессии не подвергались. «Советскую» же версию относительно Аберфорта подтверждают и некоторые особенности его биографии и характера. Во всяком случае, «странности» в характере Аберфорта вполне могут быть истолкованы как гримасы нашего «социалистического выбора», а его драка с Дамблдором во время похорон Арианы – служить прекрасным образом «холодной войны» между недавними союзниками.
Аберфорт и Ариана
Аберфорт и Ариана Дамблдоры.
Каждый из них может быть символом нашей страны
Впрочем, можно предложить и ещё одну трактовку. В рамках её образом нашей страны может выступать погибшая Ариана (Аберфорт в этом случае однозначно символизирует Америку). Ариана, как известно, подверглась  насилию со стороны соседей-маглов, после чего ей не хотелось больше пользоваться волшебством – и её волшебная сила обратилась против неё самой. Её отец погнался за обидчиками и покарал их, за что остаток дней провёл в Азкабане. С учётом этимологии английского слова «wizard», обозначающего волшебника, на которую указывает католический священник Эдуард Шатов[5], а также с учётом стандартов поведения роулинговских маглов (об этом я ещё надеюсь написать отдельную статью), можно предполагать, что противопоставление волшебников и маглов в текстах поттерианы олицетворяет собой противопоставление верующих людей и так называемых «практических атеистов». Но если так, что чем история Арианы не история России начала ХХ века? В России ведь тоже некие чужеродные элементы, подвергнув осмеянию её вековые христианские традиции, осуществили революцию и лишили наш народ (при его пассивном согласии) духовной силы. Гибель Дамблдора-старшего в Азкабане прекрасно символизирует собой трагическую кончину Святой Царской Семьи и её Главы в екатеринбургских застенках. А волшебная сила Арианы, обернувшаяся против неё, – не есть ли намёк на сотрудничество некоторых священнослужителей Православной Церкви с гитлеровскими захватчиками на начальном этапе войны[6]? Несомненно одно: Англия (Альбус Дамблдор) выступила на защиту нашей страны (Ариана) лишь после усиленных внушений со стороны США (Аберфорт) – как на то указывает Макс Хастингс.
Какая из этих трактовок справедлива – не мне судить, но как бы там ни было, Роулинг ставит роль нашей страны достаточно высоко и пишет о ней с нескрываемым сочувствием. Возможно даже, что писательница намеренно оставила все эти трактовки возможными, чтобы предоставить читателю дойти до них самостоятельно, а попутно уяснить для себя как можно больше аспектов Великого Противостояния. И ещё одна вещь представляется несомненной и весьма душеполезной: мы можем использовать роулинговские примеры для пропаганды патриотизма. Если Дамблдор символизирует собой Англию, а Роулинг именно ему отводит ключевую роль в победе над Грин-де-Вальдом, то для неё, очевидно, столь же несомненна и «ключевая» роль Англии в победе над нацизмом. При том, что она знает обо всех неприглядных сторонах деятельности английского истеблишмента тех лет и не склонна эти стороны замалчивать, сама Победа и роль в ней Англии для неё остаются «священными коровами». Мы, разумеется, не обязаны соглашаться с ней и переоценивать наших западных союзников. Но если Роулинг, несмотря ни на что, упрямо отстаивает мнимо-ключевую роль Англии в Победе, то как же должны быть тверды мы, русские (и наши братья по СССР), в отстаивании своей, действительно ключевой роли от всевозможных попыток принизить и обесценить подвиг наших дедов[7]?
Эрвин фон Роммель
Тот-Кого-Нельзя-Называть - Эрвин фон Роммель
А ещё в истории Второй Мировой войны тоже был свой Тот-Кого-Нельзя-Называть. Во время боевых действий в Африке англичане настолько панически боялись немецкого генерала Эрвина фон Роммеля, что вынуждены были отдать специальный приказ, запрещающий употреблять в армии его имя – чтобы не снижать боеспособность солдат. Не может быть, чтобы Роулинг (чей отец воевал) не знала об этом факте. И если Волан-де-Морт у неё также не называется по имени среди волшебников, то намёки на Вторую Мировую становятся бесспорными.




[1] Малфой – ловец команды своего факультета по квиддичу, и, следовательно, мастер магического пилотажа. Вот ещё одно сходство между Малфоем и Хартманом.
[2] сопровождавшаяся, впрочем, массовым героизмом английских лётчиков и моряков
[3] См. Сталин И.В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. – М.: Политиздат, 1950.
[4] США подверглись японской агрессии практически одновременной с гитлеровской агрессией против СССР
[5] Слово «wizard» (волшебник) восходит  к слову «wise» (мудрый) и в этом смысле действительно является антонимом к слову «muggle» (простак), как то и есть в книгах Роулинг.
[6] О том, каких нравственных мучений это стоило священникам и как быстро они разочаровывались в своих новых «заступниках», очень хорошо рассказано в романе Александра Сегеня «Поп» – всем настоятельно рекомендую. Только не пытайтесь подменить чтение книги просмотром одноимённого фильма – в фильме и половины не показано.
[7] Прекрасная карикатура на переписчиков истории обретается в седьмом томе поттерианы – это скандальная журналистка Рита Скитер: «О, хорошо, что вы вспомнили о Грин-де-Вальде, — с кокетливой улыбкой отвечает Скитер. — Боюсь, тех, кто простодушно верует в блестящую победу Дамблдора, ожидает новость, которую я сравнила бы со взрывом навозной бомбы. Вот уж действительно грязная история. Пока я могу сказать только, что сам факт проведения этой легендарной дуэли вызывает большие сомнения. Те, кто прочитает мою книгу, возможно, придут к заключению, что Грин-де-Вальд просто-напросто вытащил из кончика своей волшебной палочки белый носовой платок и мирно удалился!»
Tags: Великая Отечественная война, Внезапно, Гарри Поттер, За нашу Победу, Культурология, Православие
Subscribe

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments