Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Христианский мыслитель эпохи стимпанка

11 ноября сего года исполнилось ровно 200 лет со дня рождения величайшего христианского писателя всех времён и народов и одного из самых выдающихся христианских мыслителей эпохи стимпанка Фёдора Михайловича Достоевского. Увлёкшись в ранней юности революционными идеями петрашевцев, Достоевский, можно сказать, всю свою сознательную жизнь вёл решительную полемику против революционных идей и тех публицистов, которые пытались эти идеи и их носителей оправдывать. В то же время Достоевский в крайне резких интонациях высказывался о капиталистическом общественном укладе и о его новоявленной "общественной элите", единственной опорой господства которой являлось материальное благосостояние, а единственной целью в жизни - умножение этого благосостояния. Вероятно, именно поэтому Достоевский сохранил свою популярность и при большевиках: его книги активно издавались, экранизировались и включались в школьную программу, о нём снимали фильмы, ему ставили памятники, в честь его называли улицы. Однако адекватное понимание творчества Достоевского возможно только в рамках русско-православного мировоззрения, которым проникнуто его зрелое творчество.





Фёдор Михайлович Достоевский за рабочим столом.
Очень интересный портрет: на переднем плане не столько писатель,
сколько зажжённая им свеча, озаряющая и его лицо,
и лежащий перед ним лист бумаги - как символ здоровой церковности,
свет которой пронизывал всю его жизнь и всё его творчество.




Поворотным моментом в жизни Достоевского традиционно считают "процесс петрашевцев", к кружку которых писатель в молодости принадлежал. Напомню для тех, кто забыл: петрашевцы, строившие планы свержения монархии с последующим переустройством общества на началах утопического социализма, были приговорены к смертной казни, их вывезли на эшафот, а некоторых даже успели привязать к столбам, они видели перед собой расстрельную команду, но в последний момент император Николай Павлович распорядился их помиловать. Смертная казнь всем осуждённым императорской волей была заменена каторгой (причём не пожизненной!). Несколько минут Достоевский стоял на пороге смерти, ожидая неотвратимой гибели, и этих смертельных минут ему, как считается, хватило, чтобы полностью пересмотреть и свою жизнь, и свои взгляды. Петрашевцы, замысливавшие кровавый бунт с расправой над царской семьёй, были сами поставлены на порог смерти, чтобы хоть немного задуматься о ценности человеческой жизни. Что ж, пережитый в тот день опыт действительно остался с Достоевским на всю жизнь, Фёдор Михайлович блестяще описал его в своём романе "Идиот". Очевидцы потом вспоминали, что Достоевский всё время этой инсценированной "казни", пока не объявили помилование, смотрел в сторону Семёновской церкви - видимо, мысленно молился.

Безусловно, арест, несостоявшаяся казнь и последующая каторга, на которой блестяще образованному дворянину Достоевскому пришлось соприкоснуться с людьми с самого глубокого социального и морального дна, заставили Фёдора Михайловича переоценить многие свои взгляды, в частности, его отношение к революционно-социалистическому движению. На каторгу отправлялся потерпевший поражение революционер-подпольщик - оттуда вернулся непримиримый обличитель и идейный противник революционеров. Однако отношения Достоевского с революционерами всегда были довольно сложными (его конфликт с В. Белинским и И.С. Тургеневым имел место за год до знакомства Достоевского с петрашевцами). Не в последнюю очередь это связано с христианскими убеждениями писателя, которым он, несмотря на все свои заблуждения юности, не изменал никогда.

С каторги Достоевский вернулся искренним и пламенным гуманистом. Ценность человеческой жизни, невозможность - моральная невозможность - убийства человека во имя каких бы то ни было благих целей красной нитью проходит через всё его позднее творчество. Но в отличие от Л.Н. Толстого, оторвавшегося от своих православных корней и впавшего из-за этого в бесплодное морализаторство и пресловутое "непротивление злу насилием", Достоевский бесплодным морализатором не был никогда. Показав в своём романе "Преступление и наказание" разрушение личности человека, выдавшего себе моральную индульгенцию на убийство, Достоевский в то же время категорически осудил оправдательный приговор террористке Вере Засулич и горячо поддержал освободительную Русско-Турецкую войну 1877 года. В трактовке вопроса о государственном насилии он, сам постоявший на эшафоте, оставался строго ортодоксален.




Фёдор Михайлович Достоевский - раскрашенное фото




Отрицательное отношение Достоевского к революции ярко выразилось в романах "Бесы" и "Братья Карамазовы", в которых революционные учения представлены прямым и открытым бунтом человека против Бога-Творца. Нет, не отрицанием Бытия Божия, как заявляли о себе сами революционеры, а именно - бунтом против хорошо осознаваемого и ощутимо реального Бога, делом сатанинским и антихристовым. В своих публицистических работах Достоевский исчерпывающе объяснил этот литературный ход: через свой трагический жизненный опыт Достоевский осознал категорическую несовместимость атеизма и русскости. Атеист, по мнению Достоевского, немедленно утрачивает право называться русским, поскольку в его сознании утрачивается ощущение уникальности духовного пути его собственного народа и ценности этого пути. Этому безбожному бунту Достоевский уверенно противопоставляет идеал Святой Руси, идеал тихого молитвенника и подвижника (известно, что сам Достоевский ездил в Оптину пустынь, общался со старцами). При этом Достоевский не сглаживает острые углы, напротив - он чётко видит, что общественное зло служит для верующего сердца опасным соблазном, что даже верующего человека, даже молитвенника-подвижника может "сорвать" от соприкосновения с тем злом, которое творят "сильные мира сего". Имеются сведения, что Достоевский планировал продолжение своих "Братьев Карамазовых", в котором тихий и набожный Алёша должен был отпасть от веры и совершить цареубийство. Не знаю, насколько эта информация достоверна, и, наверное, слава Богу, что Достоевский не написал такого продолжения, оставив образ своего любимого героя незапятнанным. Однако, испуганно-возмущённое "Расстрелять!" однажды всё-таки срывается с губ этого героя.

Последовательно отстаивавший в своих произведениях свободу воли человека, свободу его нравственного выбора и обусловленную этим выбором абсолютную ответственность (в противовес революционерам и их любимой поговорке "среда заела"), Достоевский очень ярко и убедительно изображает в своих романах грехопадение человека и его последующее восстание к новой жизни. Писатель любит анализировать то, что происходит в душе человека, когда в ней начинают шевелиться греховные помыслы, когда душа, устав или не желая бороться, поддаётся этим помыслам и начинает искать им оправдания. Ещё больше он любит анализировать то, что происходит в душе человека по ту сторону греха, как человек осознаёт ложность своих самооправданий и проникается покаянным настроем - или же гибнет окончательно и сходит с ума. У Фёдора Михайловича был собственный опыт падения в грех и преодоления этого греха, так что пишет он (в отличие, кстати, от Толстого) из глубины своего личного опыта. Потому и получаются его грешащие и кающиеся персонажи столь колоритными и убедительными.

Достоевский уделяет много внимания образу "маленького человека". Большинство его положительных героев - это люди из социальных низов, те самые, кого, по мнению революционеров, "среда заела". Мелкие чиновники без каких-либо карьерных перспектив, разорившиеся дворяне и купцы, вынужденные ради сведения концов с концами наступать на горло собственным чувствам. Но, пусть порой и оступаясь, эти герои Достоевского всё же сохраняют и подлинное человеческое достоинство, и веру, и способность к состраданию - так что писатель как бы от имени этих персонажей бросает революционной идеологии вызов, как бы говорит всевозможным революционным демократам: смотрите, вот этих людей "среда заела" куда сильнее, чем вас, но они почему-то не перестают от этого быть людьми и не мечтают ни о каком терроре.

Фоном, на котором разворачивается действие романов и повестей Достоевского, почти всегда служит Петербург, Фёдор Михайлович, пожалуй, самый петербургский писатель в русской литературе XIX столетия. И это, на мой взгляд, не случайно. Во-первых, крупный город (тем более - столица империи) всегда будет городом контрастов, где на фоне людей успешных и состоятельных разворачиваются трагедии тех, кому в жизни повезло куда меньше (а многие ведь едут в столицы "ловить удачу" - немногим действительно удаётся её поймать). Во-вторых, сам климат Петербурга, с преобладанием пасмурной, дождливой и туманной погоды, знаменитые петербургские дворы-колодцы, обилие воды и камня хорошо подчёркивают мрачный колорит произведений Достоевского. Очень часто в этих произведениях нет "хэппи-энда", они озарены не радостью читателя от осознания того, что у героев всё в порядке, а другим светом - светом живой христианской веры, которую автор из глубин своего сердца пытается донести до читателя.




Фёдор Михайлович Достоевский. Классический портрет кисти В. Перова




С беспощадной реалистичностью показывает Достоевский в своих романах и сильных мира сего, людей богатых и влиятельных. Он не меньше своих оппонентов-революционеров готов бросать в лицо социальным верхам самые нелицеприятные обвинения. Отрицательные персонажи Достоевского чаще всего - это именно представители элиты общества, с которых критический гений писателя срывает покровы внешнего приличия, под которым обнаруживается безудержная алчность, беспринципность в достижении своих целей, доходящий до предельной степени эгоизм, а главное - духовная пустота. Эти люди, формально - "цвет нации" и "опора государственного порядка" на деле не могут служить ничьей опорой - ибо их единственная цель состоит в услаждении собственной персоны. И ради этой цели они совершенно спокойно готовы шагать по головам тех самых "маленьких людей", коих Достоевский рисует с такой горячей симпатией. Таков Лужин в "Преступлении и наказании", таков князь Валковский в "Униженных и оскорблённых", в значительной степени таков же и представитель "новой" элиты - купец Парфён Рогожин в "Идиоте". Однако, в отличие от революционеров, Достоевский не доходит в своих обличениях до классовой ненависти и призывов к перевороту - напротив, он стремится показать, что и для них не потерян путь к духовному воскресению: Рогожина влечёт к князю Мышкину, в котором он инстинктивно чувствует человека нравственно чистого, Свидригайлов в "Преступлении и наказании", несмотря на все свои мерзости, творит много благих дел (в частности, материально помогает семье Сони Мармеладовой) и в итоге, не вынеся бремени собственных грехов, кончает с собой. Достоевский не склонен упрощать того, что по природе своей сложно (а человеческое естество, без сомнения, сложно) - и именно потому не видит простых решений. Он как бы обличает пороки власть предержащих - и тут же отходит в сторону, давая им возможность самим осмыслить это обличение, а порой ставит их перед неотвратимостью последствий их собственных грехов (Валковского в "Униженных и оскорблённых") и оставляет открытым финал - осознает ли обличённый грешник, что он натворил, или продолжит дальше катиться к собственной погибели.

Возможно, к следующей круглой дате, связанной с жизнью Фёдора Михайловича, я решусь написать статью о его биографии, подробнее проанализировав повороты его жизненного пути, его философию и его публицистику. Пока же испрашиваю ваших молитв об упокоении души раба Божия Феодора в селениях праведных. А завершить этот свой материал-экспромт к юбилею великого христианина хочу небольшой подборкой иллюстраций.




Фёдор Достоевский в 26-летнем возрасте


Фёдор Достоевский на каторге. Художник очень хорошо поймал выражение его лица -
скорбное, сосредоточенное и удивительно смиренное. Фёдор Михайлович принял
наложенное на него наказание как заслуженное - и в его душе совершается покаянная работа


Фёдор Достоевский (справа) в 1858 году в Семипалатинске.
По отбытии 4-хлетней каторги он был сдан в солдаты, однако довольно быстро,
по ходатайству друзей, получил производство в прапорщики с возвращением
прав потомственного дворянства


Первая жена Фёдора Достоевского - Мария Дмитриевна. Они поженились в 1857 году,
ещё до возвращения Фёдора Михайловича из ссылки. В 1864 году Мария Дмитриевна
скончалась от чахотки. По некоторым сведениям, она стала прототипом
нескольких героинь Достоевского.


Достоевский в 1863 году


Вторая жена Фёдора Достоевского - Анна Григорьевна.
Была почитательницей творчества Фёдора Михайловича задолго до знакомства с ним.
В качестве стенографистки помогала Достоевскому в работе над романом "Игрок",
что стало началом их собственного романа.
После смерти Достоевского стала исследовательницей его творчества.
Повторно замуж так и не вышла.
Главная героиня художественного фильма "Двадцать шесть дней из жизни Достоевского"


Фёдор Достоевский в пожилом возрасте


Внутреннее убранство рабочего кабинета Ф.М. Достоевского
в его последней квартире в Петербурге


Фёдор Достоевский на смертном одре.
"Лицо усопшего было спокойно, и казалось, что он не умер, а спит
и улыбается во сне какой-то узнанной им теперь великой правде", -
писала впоследствии
Анна Григорьевна Достоевская


Могила Достоевского в Александро-Невской лавре

_______________________________________

О биографии Ф.М. Достоевского можно подробно прочитать здесь.
А вот здесь - довольно интересные размышления о связи обстоятельств жизни Достоевского с его творчеством.

Tags: Вечная память, Достоевский, Культурология, Православие
Subscribe

Posts from This Journal “Вечная память” Tag

promo mikhael_mark september 29, 15:42 2
Buy for 10 tokens
Священник нашей Нижегородской митрополии отец Валентин Марков, в молодости бывший моим духовным отцом, опубликовал на своей странице ВКонтакте просьбу о помощи человеку, попавшему в очень трудное материальное положение из-за тяжёлой болезни своей матери. Человека этого зовут Андрей Уточкин, и вот…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments