Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

В.А. Потто - о подвиге защитников форта Александровский в 1870 году

Вечером 26 марта 1870 года Александровский форт гудел как растревоженный улей. Возвратились казаки, посланные на выручку Рукину, с известием, что отряд его разгромлен и что восстал весь Адаевский род (до 30 тысяч воинов). Комендант форта капитан Зеленин, офицер опытный, всю жизнь провоевавший с азиатами, сам обратился к гарнизону форта, поселенцам, рабочим и мирным киргизам собравшимся на площади с речью: " Вы знаете насколько малы наши силы .Гарнизон форта насчитывает всего двести казаков и 8 орудий .Вокруг нас на многие сотни вёрст ни одного русского поселения, ближайший пункт с которого нам может быть дана помощь, это Уральск ( 1000 вёрст ). Когда оттуда придёт помощь? Да ещё не факт что посыльные туда доберутся. Вся степь вокруг нас кишит мятежниками. Надежда у нас только на себя да на наше оружие. Будем держаться крепко, не посрамим казачьей чести и славы и да поможет нам Бог!" Казаки и поселенцы горячо поддержали своего командира и тут же стали приводить в порядок укрепления форта и готовить оружие. Зеленин сразу послал людей в Гурьев и Астрахань за помощью.





Картина Василия Верещагина "У крепостной стены" изображает схожий эпизод
обороны русской крепости в Туркестане от ислемистских банд. Правда, на картине Верещагига -
не казаки, как в форте Александровский, а пехотинцы туркестанских линейных батальонов.





Киргизы между тем подходили к форту. Но первый удар они направили на русских рыбопромышленников, стоянки которых были разбросаны по побережью в обе стороны от форта и на их главную Сарыташскую базу. Много русских было убито и уведено в плен. Имущество их было разграблено и уничтожено. Работники киргизы все перешли к мятежникам и вместе с ними грабили своих русских хозяев.

Разгром Сарыташской базы заставил казаков беспокоится об участи Николаевской станицы. Это небольшое казачье поселение находилось в 5 верстах от форта. Часть николаевцев перевели в форт, а часть на лодках, погрузив необходимые вещи, отплыли семьями на некоторое расстояние от берега в море. Таким образом они надеялись переждать надвигающуюся грозу. Только главы семейств периодически приплывали в станицу, чтобы присмотреть за хозяйством.

2 апреля накануне Вербного Воскресения николаевцы решили помыться в банях. Основная масса приплыла в станицу с утра .Затопили бани. Вдруг на вершине горы невдалеке от станицы появилась толпа конных киргиз. В начале их заметили из форта. Дали предостережение станичникам выстрелом из орудия. В этот момент между фортом и станицей, на свою беду, шла девушка -казачка. Киргизы, заметив, погнались за ней. Из форта начали стрелять по киргизам из орудий, но ядра не долетали. Слишком велико было расстояние. Казаки на стенах в бессильной ярости наблюдали, как бедная девушка пыталась уворачиваться от окруживших её киргизов, но в итоге была ими поймана. Артиллерийскую канонаду наконец услышали в станице. Растерянные и полуодетые люди в панике бросились к лодкам. Но киргизы уже ворвались в поселение, ловили в плен и нещадно рубили станичников. Полные ужаса и отчаяния крики людей слышались даже в форте.

Казаки просили капитана Зеленина отправить на выручку в станицу сотню пеших казаков ( коней в форте почти не было ). Зеленин долго колебался между человеколюбием и здравым смыслом. В конечном итоге он казакам отказал. На первое место поставлена была им оборона форта. Пешая сотня всё равно не смогла бы пробиться к станице через толпу многочисленного конного противника, была бы быстро окружена и истреблена. К тому же такая потеря критически ослабила бы оборону крепости.






Картина Василия Верещагина "После удачи" изображает зверства исламистов.
Верещагин пощадил чувства своих зрителей: на самом деле жертвами исламского террора
становились не только русские солдаты, но и женщины, и дети.


Два дня киргизы неистовствовали в округе. Горела станица, горели пристани, горели лодки и стоянки рыбаков. 5 числа в Вербное Воскресение мятежники зачистив окрестности наконец подступили к форту. Предыдущий ночью к Зеленину прибыло небольшое подкрепление: офицер и восемь матросов, державшие много дней оборону на маяке, стоявшем на мысе далеко за станицей, после того, как киргизы отвели у них воду, ночью тихо спустились с пятнадцатисаженной высоты (30 м) по верёвке и не замеченные мятежниками пришли в крепость.

Основное движение мятежники осуществляли к восточной стороне форта. Несмотря на картечный огонь русских орудий их стрелки подобрались на близкое расстояние к стене и укрывшись за камнями ,открыли огонь по укреплению. Интенсивная перестрелка шла до самого заката. Перед вечером осаждённые заметили как группа киргиз пошла на высоту командующую фортом. С её вершины можно было хорошо обозревать и вести эффективную стрельбу по всей внутренности укрепления. Капитан Зеленин тут же отправил 20 казаков по противоположному скату горы, не просматриваемому со стороны противника, занять вершину оной. Казаки киргиз опередили и встретили их залпом. Мятежники, подхватив своих убитых и раненных, бросились вниз. Этой же ночью Зеленин переправил на вершину горы одно лёгкое орудие для усиления.

6 числа с утра Иса Тулумбаев прислал в крепость парламентёров с требованием выслать из укрепления всех мирных киргизов. За это он обещал отпустить Рукина и двух казачьих офицеров. Зеленин отвечал, что "пока не будут отпущены офицеры никаких переговоров не будет". Тогда Иса предложил Зеленину заключить перемирие, чтобы избежать напрасной смерти храбрых, и встретиться за стенами форта в условленном месте, чтобы обговорить детали. Зеленин отказался. Предводитель мятежников, раздраженный тем, что Зеленин не поддался на хитрость, как Рукин, прислал угрозу. " Нас 30 тысяч джигитов - вас 200 человек .Против нашей силы вы держаться не сможете ". На этом разговор закончился.

День прошёл без происшествий. Но ночью мятежники, сделав демонстрацию в одном месте основными силами, напали на армянское поселение рядом с фортом. Несмотря на картечный огонь русских орудий, мятежники полностью разграбили и разрушили жилища армянских торговцев и их лавки. Ходившие следующим утром в свой посёлок армяне рассказали эти подробности. Но также и добавили что по всему посёлку валялись убитые лошади и окровавленные вещи. Видимо картечь сделала своё дело, и ночной налёт на армянский базар дорого обошелся мятежникам.

8 числа из форта вдруг заметили приближающееся к пристани судно. Несколько казаков посланных узнать, что это за судно, привели в форт лоцмана, который сказал, что привёз из Астрахани в крепость груз. Зеленин тут же решил отправить судно обратно с известием о тяжелом положении крепости.

Положение в крепости действительно было критическим. Мало было боеприпасов. Приходилось их сильно экономить. Были серьёзные проблемы с водой ( в крепости не было колодцев - они были в полуверсте от неё ). Казаки, бессменно стоящие на посту, хоть и не потеряли боевого духа, но сильно устали. Последние дни часто случалось, что стоящий на валу казак вдруг падал и засыпал так крепко, что разбудить его не было никакой возможности.

Киргизы тоже увидели корабль и поняли, что теперь к осажденным скоро придёт помощь. Мятежники решили побыстрее кончать с крепостью и в ночь с 9 на 10 число назначили её решительный штурм. В ночь с 8 на 9 число то здесь то там по периметру крепости слышалась стрельба. Мятежники прощупывали оборону форта, пытаясь в разных местах прорваться в укрепление. Но осаждённые ружейным огнём пресекали эти попытки. Утром 9 числа комендант форта капитан Зеленин последний раз обошел и проверил все укрепления крепости, ободрил, как мог, своих подчинённых. Через лазутчика гарнизон уже знал, что этой ночью мятежники пойдут на решительный приступ.

Зеленин стоял в задумчивости и глядел на море. Как и другие осаждённые, он считал, что это последний день в его нелёгкой солдатской жизни. Всё, что было в его силах сделать для обороны крепости, он сделал. Теперь оставалось только подороже продать свою жизнь... Вдруг он увидел на горизонте едва заметный дымок. Незнакомый корабль приближался к форту. Весть мгновенно облетела гарнизон. Неописуемая радость отразилась на лицах осаждённых. В глазах их опять засияла жизнь. Люди внимательно всматривались в приближающееся судно. Некоторые особо дальнозоркие радостно кричали, что видят на палубе военных. Потом рассмотрели два нарезных артиллерийских орудия стоявшие на палубе...



Власть больше не меняется!
(Картина Василия Верещагина "После неудачи")


Вот судно наконец причалило к берегу. Были брошены сходни, и по ним цепочкой друг за другом на берег стали спускаться русские солдаты. В крепости всё ликовало, мужчины кричали " Ура ", а женщины плакали. Киргизские толпы задвигались и, крича что то на своём языке, стали уходить от крепости.
(С) Взято здесь.
Tags: Александр Освободитель, История Отечества, Туркестанские экспедиции, Христианство и ислам
Subscribe

Posts from This Journal “Христианство и ислам” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment