Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Об одной пререкаемой цитате атамана Григория Семёнова

Как только ни эксплуатировали эту цитату геополитические враги России! Кто только ни хватался за неё, как за универсальную отмычку! Даже современная нацистская Украина охотно подняла её на щит, почему-то вообразив, что это поможет им доказать неправомерность воссоединения Крыма с Россией. Между тем, если обратиться к контексту этой цитаты, очень быстро начинаешь понимать, что никакого русофобского оттенка она в себе не несёт и никаких козырей врагам России дать не способна, если использовать её корректно. Да, Григорий Михайлович не всегда действовал достаточно обдуманно, да, он легко поддавался манипуляциям и столь же легко принимал желаемое за действительное, но одно можно утверждать наверняка: до конца своих дней забайкальский атаман оставался безукоризненным патриотом. И до конца своих дней пёкся о России, русском народе и Русской Православной Церкви, а вовсе не о геополитических аппетитах "дорогих партнёров", кем бы эти партнёры ни были.





Атаман Григорий Михайлович Семёнов




Впрочем, для начала стоит эту цитату всё-таки привести. Вот она:

"Русский националист, с надеждой и упованием взирающий на собирание Руси воедино под большевиками и на успехи Красной армии русских солдат, может быть сравнен с любителем духовного пения, который после смерти любимого человека сказал бы: «Ничего, что он умер, зато я послушаю панихиду»".

А теперь восстанавливаем контекст. Прежде всего, откуда эта фраза? Оказывается, она была написана атаманом в 1921 году, в пояснительной записке к его "Плану мировой борьбы с большевизмом". Внимание - 1921 год. Гражданская война, по сути, ещё не завершена, ещё борется Унгерн во главе своей Азиатской дивизии, ещё остаётся неподконтрольный большевикам Владивосток,  ещё впереди Хабаровский поход, "Волочаевские дни" и "штурмовые ночи Спасска", и лебединая песнь Дитерихса. Поддержка Красной Армии в этот период означала бы прямую борьбу с Белым Движением, к которому Семёнов не просто имел прямое отношение, но которое он - в соответствии с буквой политического завещания Колчака - намеревался лично возглавить. И только логично, что подобную поддержку Семёнов воспринимает как измену русскому делу, а аргументы в пользу такой поддержки отметает как псевдопатриотические. И здесь он совершенно прав - патриотические цели в Гражданской войне преследовали как раз белые.

Вот, кстати, слова, непосредственно предшествовавшие той самой цитате в тексте Семёнова: "Многих соблазняет мысль, что там, на стороне красных, русский народ сражается с интервентами, чужестранцами и как бы невольно защищает Россию от иностранцев, но ведь если здесь была интервенция разрозненных союзников в различных частях России, то там — оккупация чужой властью всей страны на неопределенно долгий срок для совершенна диких и не нужных русским целей". То есть, Семёнов отвечает на весьма распространённое обвинение против белых: дескать, пригласили интервентов и сами были марионетками "мирового капитала". В ответ на это Семёнов подчёркивает, что сама большевицкая власть чужда русскому народу, что цели этой власти ни в малейшей степени не соответствуют интересам русского народа, а раз так - то и борьба против этой власти есть дело русское и национальное, пусть даже и в союзе с интеревентами, которые - и Семёнов это подчёркивает - оккупантами для России всё же не являются. И вот в этом контексте и звучат его рассуждения о русском националисте, который пленился бы псевдопатриотической риторикой большевиков, пленился бы мыслью о "восстановлении территориального единства России" под их властью, каковое единство Семёнов закономерно воспринимает как окончательную смерть России. Россия и русское дело живы, пока сражается Белая Армия - это для Семёнова аксиома. И контроль этой армии хотя бы над частью русской территории - это не расчленение России, а плацдарм для её будущего освобождения.







Вообще, план Семёнова по борьбе с большевизмом - текст довольно интересный, как по масштабу замысла, как по глубине анализа процессов, происходящих в советской части России, так и - увы - по его наивности. Семёнов много и справедливо пишет о том, что Россия рассматривается большевиками только как плацдарм для будущей мировой революции, что именно на нужды этой самой революции большевики собираются поставить её ресурсы (а потому их борьба за российские территории - это именно война за ресурсы для будущей революции, а не за Россию). Выживание русского народа как такового большевицких главарей, согласно Семёнову, не волнует - народ для них только источник средств для прокормления раздутого партийного аппарата и защищающих этот аппарат силовых структур. Именно по этой причине Семёнов идентифицирует советскую власть  как оккупационную по отношению к России - большевики и ведут себя на подконтрольной территории не как национальное правительство, а как захватчики, эксплуатирующие чужие ресурсы.

В установлении большевицкой власти в России и в дальнейшей политике этой власти Семёнов чётко просматривает единый план, существовавший изначально, задолго до революции, и теперь методично реализуемый. Силу, создавшую и проводящую в жизнь этот план, Семёнов именует "красным интернационалом", подчёркивая её чуждость и враждебность любому национальному государству. А поскольку большевики реализуют этот чуждый русским интересам план, сама же Россия для них - не более, чем источник ресурсов, то в возможность какой-либо национально-патриотической эволюции советской власти Семёнов категорически не верит.



Белогвардейский плакат, иллюстрирующий отношение большевиков к России -
так, как его видели белые. Г.М. Семёнов в том числе.


Особо следует отметить, что Семёнов видит борьбу с большевизмом исключительно силовой - ибо сами большевики захватили власть силой и удерживают Россию под контролем тоже исключительно силой, опираясь на идейные коммунистические вооружённые формирования, жёстко контролирующие остальную часть Красной Армии. Более того - Семёнов специально оговаривает, что борьба с большевизмом должна вестись не только изнутри России, с опорой на антибольшевицкие формирования и движения, но и извне. Казалось бы, вот оно - решающее звено, позволяющее объявить атамана национал-предателем, "кличущим войну" на свою Родину, а его идеи - злорадно поставить на службу современным русофобским целям. Однако Семёнов тут же и объясняет, что именно он подразумевает под "войной извне". В большевизме он видит угрозу мирового значения, потому и борьба против него действительно должна быть делом международным. В то же время Семёнов подчёркивает, что большевизм до сих пор не подмял под себя большую часть Европы и Азии исключительно в силу того, что против большевиков вели самоотверженную борьбу русские белые патриоты. И в будущем походе против большевизма, по мнению атамана, ведущую роль должны играть именно русские национальные силы - отступившие за границу войска белогвардейцев, бывшие деникинцы и колчаковцы, и в эмиграции сохранившие воинскую организацию и идейную сплочённость. Именно с опорой на них, русских белогвардейцев, которые отдохнут за рубежом, приведут себя в порядок и вернутся отвоёвывать свою Родину, Семёнов видит главную опору всемирного антибольшевицкого движения. Именно они должны будут создать антикоммунистическую власть на освобождённых от большевиках территориях, со временем распространить эту власть на всю территорию России. Целью же этой войны должно, по Семёнову, стать лишение красного интернационала его питающей почвы - то есть, освобождение России от большевицкого ига. "Для русских победа над большевиками означает свободу и самостоятельность России", - подчёркивает он. И далее: "Русские армии, спасенные от гибели, должны быть устроены за границей, вооружены, подготовлены к новой борьбе под единым русским командованием".

Здесь - наивность белого атамана, верящего в боевое братство с недавними союзниками, полагающего, что иностранные державы согласятся сражаться за освобождение России во имя голой политической идеи, во имя борьбы с угрозой всему культурному человечеству, которую Семёнов углядывает в коммунизме. Семёнов наивен, полагая, что, приняв участие в антибольшевицкой борьбе, мировые державы не захотят воспользоваться удобной ситуацией для решения своих геополитических задач за счёт и в ущерб России. Но здесь же - и его нравственное величие: даже в отчаянных условиях эмиграции, даже не имея возможности влиять на процессы, происходящие в России, даже наблюдая из-за границы на большевицкие "художества" и уничтожение векового уклада русского народа, на тотальное истребление в России всех образованных сословий, Семёнов настаивает: борьба должна вестись исключительно под русскими знамёнами и во имя освобождения России, а у главной силы нового антисоветского похода должно быть русское командование. Семёнов - не Краснов и не Туркул, готовые во имя свержения большевиков допустить иноземную оккупацию России. Он остаётся патриотом.




Очень символичный портрет Г.М. Семёнова.
Задним фотом портрета служат казаки, пробирающиеся сквозь ночную тайгу
и несущие неотвратимую смерть большевицким палачам.


Любопытно и то, что, проявляя наивность в отношении международных союзников по антибольшевицкой борьбе, Семёнов в то же время неожиданно мудр в том, что касается политической программы внутри России. В частности, он настаивает на том, что социальные проблемы населения должны решаться антисоветской властью немедленно по её установлении, не дожидаясь пресловутого "учредительного собрания". А также на том, что к управлению освобождёнными от большевиков территориями необходимо немедленно привлекать местные силы, само освобождённое население, на волне народных восторгов, что связь антисоветской власти с народом должна быть осознана как насущная необходимость, а не как крайнее средство в минуту краха.

В общем, план развёртывания антибольшевицкой борьбы, набросанный Семёновым буквально в первые месяцы его эмиграции, представляет собой интересный документ с точки зрения эволюции Белой Идеи в ходе Гражданской войны. И этот документ рисует нам Семёнова не только бескомпромиссным антикоммунистом, но и убеждённым русским патриотом. Что же можно сказать о попытках использовать вырванные из контекста семёновские высказывания для борьбы с современной Россией, давно не являющейся никакой опорой никакого "красного интернационала", тем более - о попытках апеллировать к авторитету Семёнова для разрушения территориальной целостности России, для отдачи русских областей с беспримесно православным населением под контроль злейших ненавистников всего, что связано с Православием? Только одно - праведен суд на таковых.
Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Семёнов, Эмиграция
Subscribe

Posts from This Journal “Семёнов” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment