Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Полный Ништадт

Как Пётр I Великую Северную войну закончил

10 сентября сего года исполнилось ровно 300 лет со дня подписания Ништадтского мирного договора между Россией и Швецией, завершившего Великую Северную войну. Россия не только вернула себе исконно русские земли по восточному побережью Балтийского моря (называвшиеся в разные годы Ижорой, Ингрией и Ингерманландией), закрепив за собой на вечные времена свою новопостроенную столицу - Санкт-Петербург, не только вырвалась в число морских держав, проложив себе дорогу к торговым путям практически со всем миром, но и присоединила к своим владениям Лифляндию, Эстляндию и часть Карелии с Выборгом. Договор был подписан 30 августа по старому стилю (т.е., 10 сентября по новому) 1721 года в финском городе Ништадте, зафиксировав новое международное положение: Россия становилась великой державой и необходимым элементом "европейского равновесия".





А было время, когда Пётр Великий готов был заключить мир со Швецией на условиях признания за Россией лишь устья Невы с Петербургом. Только один порт на берегу Балтийского моря (причём на исконно русских землях!) - русский царь был готов удовольствоваться малым, что особенно символично было после убедительной Полтавской победы. Однако великодушные предложения русского царя раз за разом отвергались, и приходилось воевать дальше. Воевать в Германии, изгоняя оттуда шведских оккупантов. Воевать на море - Швеция продолжала оставаться обладательницей сильного военно-морского флота, с помощью которого она рассчитывала со временем восстановить статус-кво. Воевать в Финляндии, вытесняя оттуда шведские войска, лишая их густонаселённой территории, с которой они активно пополнялись новобранцами. Причём Пётр с самого начала был уверен, что забирать себе Финляндию он не собирается. Финляндия была ему нужна лишь для того, чтобы разменять её на уступчивость противника в других вопросах.

После поражения в Германии и в Финляндии, а также после убедительных морских побед России в Гангутском и Эзельском морских сражениях шведам, наконец, стало ясно, что войну пора заканчивать, пока аппетиты набравшего силу восточного соседа ещё носят приемлемый для Швеции характер. Средства свети войну если не к победе, так хотя бы вничью Швеция исчерпала.   

Мирные переговоры начались на Аландских островах. Со стороны России их вели Андрей Остерман, Яков Брюс и Павел Ягужинский. Швецию представляли Георг Гёрц и Карл Юлленборг. Примечательно, что Гёрц был инициатором смелого проекта, предусматривавшего не только мир с Россией, но и союз с ней, направленный против Англии. Англия имела претензии к Швеции по многим пунктам: щведская экспансия в Германии угрожала Ганноверу - материковому владению английских королей, шведские пираты на Балтике подрывали английскую торговлю, к тому же в Швеции нашли приют многие эмигранты-яковиты (сторонники свергнутого короля Якова Стюарта). Гёрц (при согласии Карла XII) предполагал совместно с русскими войсками добиться перемены на английском престоле, возведя на него Якова, после чего, уже в добром согласии с островной империей, вернуться к вопросу о перекройке европейской карты.



Георг Гёрц



Россия на Аландском конгрессе требовала ровно того же самого, что в итоге зафиксировал Ништадтский мир - всю Ингерманландию, всю Лифляндию с Ригой, всю Эстляндию с Ревелем и Выборг с окрестностями. Швеция же, которая в этот период безуспешно воевала с Данией за обладание Норвегией, добивалась военного союза против датчан. Русская делегация, имевшая чёткие инструкции от Петра, от подобной чести твёрдо отказалась - воевать против недавних союзников, пусть и ненадёжных, Пётр не собирался. Взамен он предлагал дружественный Швеции нейтралитет, признание за ней Норвегии, если эта страна будет шведами завоёвана, и 20-тысячный экспедиционный корпус русских войск для боевых действий против Англии и Ганновера - Англия, фактически развалившая антишведскую коалицию и за спиной Петра предлагавшая свою помощь Стокгольму, не вызывала у царя-полководца никаких тёплых чувств, Пётр был вполне готов примерно наказать её руками шведов. Переговоры шли с переменным успехом, но дело близилось к подписанию мирного трактата, когда в дело вмешалась трагическая случайность. Во время осады крепости Фредриксхальд в Норвегии Карл XII был убит шальной пулей. Злые языки поговаривали, будто застрелили короля свои же, воспользовавшись суматохой боя - слишком уж резко переменилась после его кончины политика Швеции, однако современные историки убедительно опровергают эту версию. Так или иначе, но вступившая на шведский престол королева Ульрика Элеонора демонстративно прервала переговоры, а их главный инициатор со шведской стороны - Георг Гёрц - был поспешно арестован, обвинён в измене и казнён.



Шведские солдаты выносят с поля боя тело погибшего Карла XII.


Англия торжестенно заверяла новое стокгольмское правительство в своей поддержке: усиление России на Балтике было невыгодно англичанам, поскольку ослабляло позиции английских купцов в самой России, лишало их возможности диктовать свои цены. Однако вмешательство "туманного Альбиона" явно запоздало: Россия успела нанести шведам непоправимое поражение. После разгрома под Полтавой и в Померании армию, по сути, пришлось воссоздавать с нуля - территории же, с которых шведы могли набирать новобранцев, благодаря успешным действиям русских войск стремительно сокращались. Гангутское и Эзельское сражения наглядно продемонстрировали шведам, что побережье России надёжно защищено от их флота - прошло то время, когда морские набеги потомков викингов приходилось отражать, отсиживаясь за импровизированными стенами недостроенных крепостей, ныне русские встречали неприятеля в море и встречали во всеоружии, более того - сами искали и атаковали вражеский флот "на открытой воде". В 1719 году русский флот успешно высадил десант на шведском побережье, в следующем, 1720 году шведский флот, пытавшийся помешать высадке нового русского десанта, был разбит в Гренгамском морском сражении, потеряв 4 корабля захваченными, причём русским этот успех стоил одной-единственной галеры. А в 1721 году очередной русский десант не просто высадился на шведском побережье, но благополучно дошёл до стен самого Стокгольма. Стало окончательно ясно, что война проиграна и что Англия, сколько бы она ни расточала велеречивых клятв, Швеции не защита.



Мирные переговоры в Ништадте



Мирные переговоры между Россией и Швецией возобновились в Ништадте - небольшом финском городке на берегу Ботнического залива. Длились они четыре месяца - с мая по конец августа. На протяжении переговоров шведы несколько раз пытались добиться уступок от русской делегации, однако она стояла на своих позициях твёрдо: Ижорская земля с Петербургом, Лифляндия с Ригой, Эстляндия с Ревелем, Выборг и Кексгольм должны были перейти в бессрочное и безоговорочное владение России. Ни о каких дружественных обязательствах России по отношению к недавнему противнику (на что Пётр был готов пойти во время Аландского конгресса) речи уже не шло. Русские дипломаты уверенно стояли на своём, ощущая за своими спинами безмерно возросшую мощь русской армии и молодого русского флота.

Тем не менее, Пётр обошёлся с недавним противником по-рыцарски. Он мог бы при желании оставить за собой и Финляндию, успешно занятую его войсками, однако Финляндия великодушно возвращалась шведской короне. Более того - вот небывалый случай в истории мировой дипломатии! - Россия соглашалась выплатить побеждённой Швеции контрибуцию за отторгаемые от неё земли. Причём сумма, которую Пётр щедрой рукой отстёгивал недавним врагам (пусть подавятся, лишь бы не зарились на новоприобретенные Россией земли!), составляла 2 миллиона талеров, что равнялось годовому бюджету Шведского королевства. Упорствовать в таких условиях, когда великодушный победитель столь щедро раскошеливается, мог бы только самоубийца. И 30 августа (10 сентября) мирный трактат был подписан.



Карта территориальных приобретений России по итогам Великой Северной войны.



По итогам Великой Северной войны Россия приобретала три незамерзающих порта на Балтийском море - Санкт-Петербург, Ревель и Ригу, а также обширный участок побережья. Санкт-Петербург оказывался не только закреплён навсегда за Россией, но и надёжно прикрыт русскими владениями в Прибалтике. Специальным пунктом договора русскому флоту на Балтийском море предоставлялись те же права, что и шведскому. Население завоёванных Россией провинций переходило в русское подданство. Отдельный пункт договора подтверждал старинные права остзейского дворянства - за немецкими и шведскими феодалами, владевшими землёй по восточному и южному побережью Балтийского моря сохранялись в неприкосновенности все их имения, а также сословные органы самоуправления, гарантировалась также полная свобода вероисповедания всем жителям отходящих к России земель. Для России это была не слишком высокая плата за обретённый статус великой европейской державы.

Ништадтский мир резко менял всю политическую обстановку на севере Европы. Поражение в Великой Северной войне ознаменовало собой начало заката шведской великодержавности. Швеция начала утрачивать свои прежние позиции, роль, которую она играла в XVII веке, переходила к России. Наличие у России сильного и хорошо вооружённого военно-морского флота на Балтике (а его возможности Россия исчерпывающе продемонстрировала в 1719 - 1721 годах) поневоле вынуждало европейские монархии с ней считаться - Россия становилась полноправной участницей большой европейской политики. Конечно, Швеция несколько раз ещё пыталась взять реванш и вернуть себе утраченные владения, инициировав ещё несколько Северных войн (последняя из них завершилась уже в XIX веке, при Александре Благословенном), однако раз за разом проигрывала России и была вынуждена идти на новые и новые территориальные уступки.



Пётр Великий объявляет народу о Ништадтском мире.


В то же время благодаря Ништадтскому миру национально-религиозный состав населения России становился куда более пёстрым, чем прежде. Если раньше представители европейских народов появлялись в России только в качестве наёмных служителей, то теперь в нашей стране появлялась многочисленная немецкая диаспора со своими сложившимися традициями. Причём представлена эта диаспора была преимущественно высшей знатью, сразу же становившейся на один уровень с родовитыми русскими фамилиями. По праву "природных" российских дворян немцы начали активно проникать в высшие эшелоны власти, привнося туда элементы своей культуры и свои веками сформировавшиеся национальные черты - упорство, исполнительность и преданность действующему государю. Если русские дворяне служили преимущественно вере и Отечеству, то прибалтийские бароны - личности монарха, которому присягали. Некоторым из российских самодержцев такое их отношение заметно импонировало - традиции прибалтийских немцев их стараниями начинали проникать и в русское общество. И хотя монархия благодаря таким особенностям остзейского менталитета укреплялась, к собственно национальным интересам России это "пост-ништадтское" дворянство в большинстве своём относилось равнодушно. Да и позиции Русской Православной Церкви благодаря влиянию чиновников-лютеран начинали ослабевать.

В целом же, однако, Россия добилась на переговорах в Ништадте всего, чего хотела. Великая Северная война завершилась убедительной победой. И не последнюю роль в этом сыграли не только полководческие дарования Петра Великого, но и его умеренность в политических требованиях. Умел государь-батюшка, когда нужно, ценить синицу в руке и вовремя проявить великодушие. Умел и на своём настоять, когда того требовали национальные интересы. 
Tags: Век восемнадцатый, Великая Северная война, История Отечества, Пётр Великий
Subscribe

Posts from This Journal “Великая Северная война” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments