Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Мерзость запустения, идеже не подобает

Нет, слава Богу, пока ещё не "на месте святе". Но от этого не менее печально и не менее страшно. Турбаза "Умзово" на озере Унзово в этом году не просто закрыта - она опечатана. Как я уже говорил, её собирались весной продавать с аукциона. В настоящее время всё больше разговоров идёт о том, что продавать передумали и что на будущий год турбазу всё-таки откроют, но твёрдых гарантий на этот счёт ННИИРТ пока не даёт.






Турбаза "Умзово". Панорама с Королевского пляжа.




На турбазе все домики опечатаны и опломбированы, даже думать нечего в них поселиться. Даже если бы удалось договориться со сторожем, он бы просто не смог физически открыть для гостя турбазы какой-нибудь домик. Более того: в отличие от предыдущего года, когда на турбазе всё-таки ещё работали старые (с выгребными ямами) туалеты и пожарные краны (под которыми, худо-бедно, всё же можно было умыться или помыть руки), в этом году все туалеты заколочены, а вода перекрыта даже в системе пожарного водоснабжения (что, вообще-то, смертельно опасно в условиях повышенной пожароопасности лесов). Правда, говорят, что причина отсутствия воды в системе пожарного водоснабжения - в том, что из труб этой системы забыли по осени слить воду, и зимой эти трубы лопнули, говорят, что их будут варить заново, поскольку система пожаротушения должна функционировать... Но не знаю. Лето катится к своему концу, а воз, как говорится, и ныне там. Воды нет. Умыться теперь можно только в озере (а балакаться в его питьевой воде с мылом как-то совсем не хочется, да и запрещено это - как-никак заповедник).



Вот третий домик - знаменитый Барак. Самое первое здание, построенное на турбазе.
Именно в нём во все времена предпочитали останавливаться матери с детишками.




Я и сам именно в этом домике останавливался в свой первый приезд на турбазу в 1980-м году. И в дальнейшем нередко, особенно в детстве: моя мама стабильно брала путёвки именно в Барак, будучи убеждена, что его комнаты - самые тёплые. Последний раз мы там жили с дочкой в 2013-м, в тот самый заезд, когда я поймал 5 щук за один день и установил рекорд лета по весу выловленной рыбы. Но теперь в Бараке не остановиться, в нём не слышно ни детских голосов, ни голосов взрослых туристов, горячо обсуждающих предстоящий поход в лес по грибы или сегодняшнюю удачную рыбалку: все двери на замках, а на самих замках - пломбы. Доступ закрыт. Как будто кислород нам всем перекрыли наглухо...



Ещё один "детский" домик. В нём я жил, когда отдыхал на Унзово в "пионерскую смену" -
в июне 1988 г. Дверь точно так же опломбирована. А рядом на верёвке до сих пор сиротливо висят
кем-то в позапрошлом году забытые вещи. Постапокалипсис...


Домик, в котором в 1999 году прошёл мой медовый месяц.
Приветливо освещённый тёплым августовским солнцем, которому некому порадоваться.
Домик запломбирован, в нём никто не будет жить.


Запломбированная дверь в 9-й домки. И снова боль и слёзы:
именно в этом домике мы с дочкой останавливались в 2009 году, когда я поймал
рекордную по размерам щуку. К сожалению, фотографий самой щуки не сохранилось.


Пломба на двери крупным планом.


А в домике уже завелись осиные гнёзда. Осы уже проделали себе лётки в стене наружу и вылетают оттуда - с уютных веранд, где так удобно было посидеть ненастными вечерами за кружкой чая, книгой или игрой в шахматы. Если и на будущий год турбазу не откроют, она умрёт окончательно. И лес заберёт себе то, что некогда было отвоёвано у него человеком.




Скамейка возле 9-го домика сгнила и развалилась.
А было время - именно она была самым оживлённым, самым людным местом турбазы.
Именно здесь собирались после завтрака "товарищи отдыхающие", ожидая своей очереди
за вёслами на лодочной станции. И каждый норовил прибежать первым: ведь лодок на всех не хватало.


Раздевалка на Барачном пляже тоже обветшала и шатается,
при первом взгляде на неё мне вообще показалось, что она развалилась.
К ней привалены лежаки с пляжа - и вот они действительно рассыхаются и разваливаются.


Буйки с Барачного пляжа сиротливо гниют на берегу и за два года,
что они не использовались, успели порядком выцвести. Когда-то они, как подобает буйкам,
были ярко-красного цвета.




И хоть и ходят упорные слухи о том, что гроза миновала и что турбазу на будущее лето откроют, не оставляет тягостное ощущение. В прошлом году, бродя по опустевшей из-за карантина турбазе, я думал, что присутствую при кончине очень близкого и дорогого человека, который уже без сознания и не может ни слышать того, что мы говорим, ни подать знака о том, что он всё ещё здесь, с нами. В этом году обесточенная, опломбированная и обезвоженная турбаза навевает ощущение, будто этот близкий человек давно умер, и ты ходишь по кладбищу, где он похоронен, и от каждого воспоминания о нём сердце пронзает острая боль. И беспомощно крутятся в голове слова Александра Шаганова: "Когда-то здесь теплом томился воздух, когда-то весь мир счастлив был и прост... Теперь один идёшь - и дальний отзвук душу твою терзает до слёз". А уйти нет сил.

А "дикари" из местных, бродя по турбазе, уже в голос называют её "заброшенной". И столь же в голос, никого не стесняясь, разглагольствуют о том, чего бы им с этой турбазы спереть - в хозяйстве всё пригодится, особенно гниющие на берегу лодки.
ГОСПОДИ, НЕУЖЕЛИ ЭТО - КОНЕЦ?!!!
Tags: На озере Унзово, Нужна помощь
Subscribe

Posts from This Journal “На озере Унзово” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments