Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Ещё два героя Брестской крепости.

Обычно, когда говорят о героях Брестской крепости, в первую очередь вспоминают майора Петра Гаврилова. Это справедливо, однако несправедливо было бы полагать, что всей обороной крепости руководил именно Гаврилов. Единая оборона крепости, в силу подавляющего превосходства противника в численности и огневой мощи, довольно быстро распалась на несколько самостоятельных участках, на каждом из которых были свои герои. О двух таких героях я и хотел бы сегодня рассказать по материалам открытых источников в интернете.


1) Капитан Зубачёв
    (оригинал здесь).





Зубачёв Иван Николаевич (1898 - 1944) - советский офицер, капитан, участник Великой Отечественной войны, герой обороны Брестской Крепости. Умер в плену.

Родился Иван Николаевич Зубачёв 15 февраля 1898 года в селе Подлесная Слобода Луховицкой волости Зарайского уезда Рязанской губернии в семье крестьянина-бедняка. Отец работал по найму на отхожих промыслах, а с 1912 по 1932 год – на Коломенском машиностроительном заводе разнорабочим и котлочистом в пароводяном цехе. В 1912 году его сын Ваня окончил школу и стал заниматься сельским хозяйством, помогал родителям, а спустя три года устроился на Коломзавод подручным штамповщика. В начале февраля 1917 года Ивана Зубачёва призвали в армию, в рядах которой пробыл до Октябрьской социалистической революции. Вернулся на Коломзавод, но уже разнорабочим.

Два важных события произошли в судьбе Ивана Зубачёва 17 сентября 1918 года: он вступил в члены РКП(б) и добровольцем ушёл в Красную Армию. Его направили в Рязань на 1-е командные пехотные курсы, а через некоторое время оттуда откомандировали в Москву на 1-е командные пулемётные курсы. Участвовал в боях на Южном фронте, там же заболел сыпным тифом. После выздоровления получил направление в штаб Западного фронта, где его определили командиром пулемётного взвода в 12-ю стрелковую дивизию 4-й армии. В её составе и принял участие в наступлении на Варшаву, окончившемся неудачей. Все полки в августе 1920 года были интернированы в Германию, где находились в лагере за колючей проволокой до заключения мира с Польшей. Лишь в июне 1921 года удалось вернуться на Родину.

Шесть месяцев И.Н. Зубачёв обучался на пехотных командных курсах. Закончив их, прибыл в Мурманскую губернию, где в роте ЧОН его назначили командиром пулемётного взвода. Прослужил всего лишь год, и уволили комвзвода в запас. Вернулся в родные края, работал в Зарайском уезде. В 1930 году поступил учиться в Коломенскую совпартшколу, после окончания которой его приняли инструктором Коломенского райкома ВКП(б). По партийной мобилизации в марте 1932 года И.Н. Зубачёв вновь оказался в армейских рядах. Служил помощником командира роты, командиром роты, батальона. Окончил курсы «Выстрел». Участвовал в советско-финляндской войне.

В 1941 году капитан И.Н. Зубачёв прибыл в Брестскую крепость. Его назначили заместителем командира 44-го стрелкового полка по снабжению. Это был требовательный, властный, но справедливый командир.

В июньские дни Зубачёв домой приходил поздно, за полночь. Семья жила в военном городке недалеко от крепости, в домах командиров. В субботу, 21 июня, вернулся со службы чуть пораньше, не было одиннадцати. Дети – Юра и Толя, не пришли ещё из кино.

– Шура, накрой на стол, посидим, – улыбнулся жене и достал графин с пивом.

Александра Андреевна постелила свежую скатерть, собрала на стол. Поужинали. Да так и сидели, вспоминая родные места: Луховицы, Зарайск, Коломну, где прошли многие годы их жизни, родных, знакомых. Прибежали возбуждённые ребята. Отец угомонил их, а перед сном обнял и задумчиво с тревогой произнёс:

– Вы уже большие, дети. Если что-нибудь случится, не обижайте свою маму.

Уснули все в первом часу ночи. Наступило воскресенье.

В 4 часа 15 минут артиллерийская канонада разорвала тишину.

Иван Николаевич с женой выбежали на террасу. Над ними в небе проносились снаряды. Близкие разрывы вздыбили землю.

– Что это? – испугалась Александра Андреевна.
– Не мешкай, собирай скорей детей, – Иван Николаевич стал натягивать на себя форму.

Обнял жену:
– Спрячься в подвале, смотри за детьми, а я иду в полк. – И побежал к крепости, где гремели взрывы.

В первый и второй день обороны цитадели капитан Зубачёв сражался на участке 44-го и 45-го стрелковых полков. А на третий день был в казармах 33-го инженерного полка. Он умело организовывал отпор фашистам. Своим хладнокровием, собранностью, деловитостью вселял уверенность в бойцов.

Гитлеровцы предпринимали атаку за атакой. По их плану крепость должна была пасть ещё к полудню 22 июня. А вот уже третий день идут боевые действия, и с красноармейцами никак не совладать. На крепость пикировали самолёты, сбрасывали бомбы, бочки с бензином и мазутом, по защитникам цитадели били артиллерия, миномёты. С каждым часом положение для обороняющихся становилось всё серьёзнее. Это хорошо понимали капитан И.Н. Зубачёв и полковой комиссар Е.М. Фомин, решив, что надо объединить все разрозненные силы.

24 июня во второй половине дня в одном из казематов инженерной казармы собрались командиры и политработники всех находящихся в соседних зданиях групп. Совещание было недолгим. Оно выработало приказ № 1. Он гласил: «Создавшаяся обстановка в крепости требует единого руководства и организованного боевого действия. Для дальнейшей борьбы с противником руководство и командование… решили объединить оставшиеся силы воинских частей в сводную группу…». Далее в приказе записали: «Командование сводной группы поручить капитану Зубачёву И.Н. Его заместителем назначить полк. комиссара Фомина Е.М., начальником штаба группы – ст. лейтенанта тов. Семененко – 44 сп. Всем средним командирам оставшихся частей… учесть бойцов по списочному составу, средних и младших командиров. Сформировать роту в составе 4-х взводов – 3 стрелковых и 1 пулемётного, … боевой приказ поступит после поступления списков и окончательной организации подразделений…».

После того, как было назначено единое командование, создана сводная группа, оборона крепости принимает ещё более организованный, упорный характер. Советские воины, верные военной присяге, продолжали стойко защищать цитадель.

26 июня штаб принял решение прорвать полную блокаду. Зубачёв формирует группу прорыва, которая, действуя дерзко и неожиданно для врага, бросается к Мухавцу и вплавь устремляется к другому берегу реки. Осознав, что допустили оплошность, немцы усилили огонь по оставшимся в крепости советским воинам.

Зубачёв понимал: теперь фашисты не дадут вырваться, поэтому нужно как можно дольше сдерживать их натиск. В кромешном аду, когда плавился кирпич зданий, командир не падал духом, подбадривал бойцов, хотя сам был несколько раз ранен.

30 июня от сильнейшего артналёта не выдержало перекрытие здания, рухнуло, завалив Зубачёва и товарищей. В бессознательном состоянии немцы извлекли их из-под развалин. Муки плена. И.Н.Зубачёв был истощён до крайности, заболел туберкулёзом, но до конца дней своих оставался честным человеком, верным Родине и присяге. Он умер 24 июля 1944 года в концлагере Хаммельбург в Германии и там был похоронен своими товарищами-пленными.

Благодаря многолетней поисково-исследовательской и популяризаторской работе писателя С.С. Смирнова стало широко известно о мужестве и героизме защитников Брестской крепости, и многие из них были удостоены боевых наград. Посмертно орденом Отечественной войны I степени был награждён капитан Иван Николаевич Зубачёв. Его имя увековечено в названиях улиц в городах Брест, Жабинка, Минск, Луховицы. О нём рассказывают материалы музея истории Коломенского тепловозостроительного завода.

2) Комиссар Фомин
     (оригинал здесь)







Фомин Ефим Моисеевич (1909 - 1941) - советский офицер и политработник, комиссар, герой обороны Брестской крепости. Попал в плен в бессознательном состоянии и расстрелян оккупантами как еврей.

В Брестскую крепость Ефим Моисеевич был направлен в наказание за мнимую провинность, в марте 1941 года. С сохранением звания, но с понижением в должности. Военного комиссара 23-й стрелковой дивизии Фомина, понизили до заместителя командира 84-го стрелкового полка, 6-й стрелковой дивизии.

На новом месте службы Ефим Моисеевич быстро завоевал уважение личного состава. По свидетельствам выживших героев Брестской крепости, красноармейцы называли его «Отец». А такое прозвище, в армейской среде, очень дорогого стоит. Фомин всегда был среди бойцов, даже во внеслужебное время. Всегда был готов помочь, поддержать, решить какие то бытовые проблемы. Часто беседовал с красноармейцами на личные темы, о гражданской жизни, о женах, о детях. Обладал замечательным чувством юмора.

21-го июня 1941 года, полковой комиссар Фомин получил отпуск, и должен был уехать в Латвию, за семьей. Билетов не было, и Ефим Моисеевич вернулся ночевать в рабочий кабинет. А рано утром началась война…

С первыми взрывами Фомин спустился в подвал штаба полка, где уже было около полутора сотен растерянных бойцов и командиров. Никто не понимал что происходит. Первая мысль – диверсанты взорвали арсенал. Никто не верил, что это война.

Очень быстро выяснилось, что Ефим Моисеевич является самым старшим командиром среди выживших. Комиссар Фомин принимает командование обороной на себя.

Отряд Фомина занимает позиции в Кольцевой казарме, недалеко от Холмских ворот. Здесь был мост, по которому немцы пытались прорваться в центр крепости. Двое суток бойцы удерживают позицию, несколько раз дело доходит до рукопашной. И лишь 24 июня отряд Фомина, под постоянными ударами отходит вглубь крепости.

Отходят к зданию штаба 33-го стрелкового полка, где расположен импровизированный госпиталь. Где соединяются с другими отрядами. На импровизированном совете, Фомин назначается заместителем начальника штаба обороны крепости. Командование обороной и должность начальника штаба принимает на себя капитан Зубачев Иван Николаевич.

Несмотря на отсутствие продовольствия и воды, отряд продолжает сражаться. Иногда бойцы приносят из вылазок какие то продукты – хлеб, булки, что удается найти в развалинах. Пытаются накормить командира, но Фомин упорно отказывается от своей доли в пользу раненых. То же самое и с водой. (Об отказах Ефима Моисеевича от еды и воды в пользу раненых, в один голос говорят все выжившие из отряда Фомина)

30 июня 1941 года (по другим данным, 26 июня - М.П.) немецкие саперы смогли заложить взрывчатку под ту часть казармы где находился Фомин с бойцами. Взрывом, большая часть оборонявшихся, была убита, остальных немцы взяли в бессознательном состоянии. Среди них был и Ефим Моисеевич.

На сортировке пленных, у Холмских ворот, один из бойцов, рассчитывая выслужиться перед немцами, выдал Фомина, указав на него как на комиссара. Ефима Моисеевича расстреляли на месте. Предателя, по словам выживших, удавили той же ночью.

3 января 1957 года, указом Президиума Верховного Совета СССР полковой комиссар Фомин Ефим Моисеевич награжден орденом Ленина посмертно.
Tags: Брестская крепость, Великая Отечественная война, История Отечества, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

Posts from This Journal “Брестская крепость” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment