Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

За государя императора Николая Павловича - ура! Ура! Ура!

6 июля (25 июня старого стиля) 1796 года, 225 лет тому назад, в Царском Селе, в семье наследника престола цесаревича Павла Петровича и его жены Марии Фёдоровны родился третий по счёту сын, которого назвали Николаем. Тогда никто ещё не догадывался о том, что этот младенец вырастет в будущего императора Всероссийского, процарствует 30 лет кряду не без славы и не без пользы для России и неожиданно для всех своих сторонников сойдёт в могилу во дни полного краха всей своей политической системы. 6 июля - юбилей императора Николая I, и пройти мимо этой даты для православного патриота было бы непростительно. 





Император Николай I



Николай Павлович был любимцем своей бабушки - императрицы Екатерины Второй. Её восхищало, что ребёнок родился на свет таким крупным и здоровым. Однако Екатерине не пришлось принять участие в воспитании своего третьего внука - в том же году она скончалась. О Павле Первом ходили упорные слухи, будто он считает Николая Павловича незаконнорожденным, однако историки такой точки зрения не подтверждают. Павел оказал существенное влияние на характер и мировоззрение сына, в частности, свои плоды дало его многолетнее недоверие к матери и неприязнь к её политике. Став императором, Николай Павлович частенько отзывался о Екатерине в таких интонациях: "С этой женщиной у меня нет ничего общего, кроме профиля!" Император был во многом прав: его профиль действительно был точной копией профиля Екатерины Второй, отличаясь лишь залысиной на лбу и наличием усов. Что, к слову, снимает вопрос о его, якобы, незаконном происхождении. В отношении же характера Николай и Екатерина были полными противоположностями. Екатерина увлекалась модными либеральными и просветительскими идеями - Николай прославился как человек крайне охранительных и консервативных взглядов. Екатерина  отличалась легкомысленностью в вопросах веры и крайним распутством - Николай Павлович был набожным христианином и верным мужем. В то же время после вступления на престол Николаю Павловичу пришлось, по сути, решать те же самые политические вопросы, которые в своё время пыталась разрешить "шальная императрица": утверждать господство России на Чёрном море, бороться с Османской империей за восстановление независимости Греции, усмирять Кавказ, противодействовать антирусским движениям в Польше, наконец, служить опорой европейских монархий и подавлять революционные движения. В том числе - и в той самой Турции, с которой Россия в его царствование воевала дважды.
Как я уже говорил, Павел Первый благоволил к своему третьему сыну. Несмотря на огромную разницу в возрасте (и юные года самого Николая), между отцом и сыном отношения были доверительные. Имеются сведения, что незадолго до кончины Павла I между ним и Николаем Павловичем произошёл пророческий диалог. "Почему тебя называют Павел Первый?" - полюбопытствовал сын. "Потому что не было до меня других императоров с таким именем", - ответил государь. "Значит, я буду Николай Первый?" - с детской непосредственностью спросил четырёхлетний великий князь. "Если вступишь на престол", - мягко уточнил отец. Для сына это было своеобразной игрой. Как многие маленькие дети, он просто хотел походить на любимого отца. Павел же вряд ли придавал значение этому разговору. Но не пройдёт и четверти века, как Россия действительно будет присягать на верность императору Николаю Первому.



Молодой Николай I в мундире Лейб-Гвардии Преображенского полка.



Обучение будущего государя началось практически сразу же после вступления на престол его старшего брата - императора Александра Павловича. Воспитателем великого князя назначили генерала Ламздорфа, офицера старой павловской закалки, строгого и пунктуального. Говорят, "дядька" Ламздорф порой позволял себе поколачивать царственного воспитанника, однако до конца его дней Николай Павлович хранил добрые воспоминания о своём наставнике и поддерживал с ним тёплые отношения. Учили Николая Павловича многому - в первую очередь, конечно, военному делу - мужчины в русской императорской семье традиционно избирали для себя военное служение. Особенно интересовали молодого великого князя инженерное дело, фортификация и артиллерия. А этот интерес, в свою очередь, породил любовь к точным наукам - математике и физике. Математический склад ума впоследствии сказался и на методах правления императора Николая Первого - на государство он смотрел как на отлаженный механизм и прилагал все усилия, чтобы этот механизм работал без сбоев, подчас забывая, что в системах, где главным элементом является человек, неопределённость принципиально неустранима, а добиться всецелой управляемости столь же трудно, как заставить подброшенную монету зависнуть в воздухе.

Стоит, однако, обратить внимание на то, что по настоянию вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны в программу обучения великого князя вошли такие предметы, как экономика, финансы, юриспруденция, история и география под руководством крупных университетских профессоров. И если последние две дисциплины вполне могли бы пригодиться будущему военачальнику, то экономика и юриспруденция - вряд ли. Зато они составляли неотъемлемую часть образования будущего государя, его подготовки к делам правления. Историк М.А. Полиевктов, проанализировав переписку вдовствующей государыни с сыном и его воспитателями, пришёл к выводу, что уже тогда, в нулевые годы XIX столетия, великого князя Николая Павловича загодя начали готовить в наследники старшему брату. И не удивительно: официальный наследник, цесаревич Константин Павлович с самого момента гибели своего отца неоднократно высказывал своё категорическое нежелание править, у Александра же Первого сыновей пока что не было.



Император Николай I в возрасте 10 лет.
Портрет работы А.П. Рокштуля.



Когда началась Отечественная война 1812 года, Николай Павлович, как и многие его сверстники, был охвачен патриотическим порывом. Однако старший брат и мать на фронт его не отпустили, настояв на продолжении занятий, и юный великий князь смирился. Здесь, пожалуй, впервые проявилась важная черта Николая Павловича, столь характерная для него как для императора - сдержанность и склонность к ответственным и обдуманным поступкам. Уже в молодости Николай Павлович абсолютно не был склонен поддаваться эмоциональным порывам, отличаясь спокойной рассудительностью. Кто-то может возразить, что под личиной сдержанности и рассудительности могла скрываться обычная трусость, однако такое предположение будет несправедливо. Свою личную храбрость Николай Павлович доказывал неоднократно - и в 1825-м, во время восстания декабристов, и в 1831-м, во время холерных бунтов. А вот в 1812-м году толку от него, 16-летнего юнца, не завершившего своё образование, и впрямь было бы немного.

В 1814-м, 1815-м и 1817-м годах Николай Павлович выезжал за границу, где имел возможность изучать порядок государственного управления в германских королевствах, во Франции и в Англии. Правда, от театра боевых действий Александр I предписывал брату держаться подальше. Будущий император старательно фиксировал свои впечатления, и весьма характерно, что к "передовым западным странам" он уже в то время отнёсся критически, подмечая слабые стороны их политической системы и категорическую невозможность привить такую систему в России. Изучал он также и опыт организации зарубежных армий. Такая программа поездок, к слову, также служит косвенным свидетельством в пользу точки зрения Полиевктова, что Александр I загодя готовил из своего младшего брата будущего наследника престола.


Николай I в 18-летнем возрасте.
Портрет работы О.А. Кипренского.



Во время своих заграничных путешествий Николай Павлович познакомился с прусской принцессой Шарлоттой Гогенцоллерн, которая стала 1 (13) июля 1817 года его женой, приняв в Православии имя Александры Фёдоровны. Союзническим отношениям с Прусской монархией Александр I придавал большое значение, так что личная эротическая привязанность великого князя к принцессе Шарлотте шла вполне в русле российской геополитики. Брак Николая Павловича не был "династическим" - до конца своих дней он был трогательно привязан к супруге, они стали многодетными родителями, кроме того, интересы Николая и Шарлотты в значительной степени совпадали - например, оба с большим удовольствием играли в любительских спектаклях в домашнем театре.

В конце царствования Александра Павловича великий князь Николай начал свою действительную военную службу, получив под своё командование сперва бригаду, затем - дивизию в корпусе Лейб-Гвардии. Николай Павлович стал также генерал-инспектором по инженерной части, много сделав для развития инженерных войск в России, придав этому роду войск рациональную организацию и изъяв его фактически из подчинения Главному Штабу (что предотвращало раздёргивание инженерных частей по отдельным подразделениям). Детищем Николая Павловича стал Лейб-Гвардии Сапёрный батальон - первая в истории России гвардейская инженерная часть. Выпестованные Николаем Павловичем, лейб-сапёры сыграли ключевую роль при разгроме восстания декабристов, не позволив мятежникам овладеть Зимним Дворцом.



Николай Первый и его супруга Александра Фёдоровна, урождённая Шарлотта Гогенцоллерн



Николай Первый в мундире Лейб-Гвардии Сапёрного батальона.



На посту командира Николай Первый отличался справедливостью и строгостью. Он никогда не упускал случая вознаградить истинное служебное усердие, но за упущения по службе взыскивал беспощадно. Некоторые приписывают эту его особенность природной жестокости "Николая Палкина", однако в действительности здесь сказывалось лишь его обострённое чувство ответственности. Как командир, он отвечал по всей строгости за любые огрехи вверенных его командованию частей, как христианин - ощущал ответственность за вверенное ему служение не только перед государем, но и перед Богом.  А потому старался о том, чтобы его войска исполняли свой долг безукоризненно. Что же до милосердия, Николай Павлович немало явил его своим подданным, когда сделался императором.

В качестве шефа инженерного корпуса великий князь Николай Павлович имел надзор за строительством и содержанием крепостей. Под его руководством число крепостей удалось сократить в связи с продвижением границ империи на запад и утратой рядом населённых пунктов их стратегического значения, кроме того, крепости Динамюнде, Тирасполь и Аккерман были оставлены без собственного инженерного штата, что позволило сократить расходы на военно-инженерное ведомство и повысить оклады офицерам инженерного корпуса. В то же время интенсивное крепостное строительство продолжалось в Бобруйске и Двинске, стратегическое значение которых оставалось прежним. Стараниями Николая Павловича было создано Главное Инженерное училище (впоследствии называвшееся Николаевским инженерным училищем по имени своего основателя) и учреждены учёные комитеты по инженерной, артиллерийской и квартирмейстерской части, что позволило усилить образовательный уровень офицеров Русской Армии и сократить её зависимость от иностранных специалистов. 

Приобщался Николай Павлович и к другим, невоенным государственным делам. В 1816 году он был назначен канцлером Абоского университета в Финляндии. Начиная с 1818 года, он несколько раз присутствовал на заседаниях Госсовета, не занимая, впрочем, в нём никаких официальных должностей. Наконец, Николаю Павловичу приходилось и вовсе оставаться в Российской Империи "за старшего", когда его царственный брат отбывал в Европу на конгрессы Священного Союза. То есть, в начале 1820-х годов Николай Павлович, хоть и не был официально объявлен наследником престола (указ о назначении его наследником был оформлен тайным манифестом, который хранился в трёх экземплярах в Москве у митрополита Филарета Дроздова, в Сенате и в Синоде), но фактически сделался полноправным заместителем царствующего государя.



Николай I в форме Лейб-Гвардии Семёновского полка. 1820-е годы.


Вступление императора Николая Первого на престол, как всем хорошо известно, состоялось в декабре 1825 года и сопровождалось восстанием декабристов. Молодому государю, впервые нёсшему ответственность за свои действия только перед Богом и никогда в боевых действиях участия не принимавшему, пришлось руководить подавлением мятежа, а затем - и расследованием всего декабристского заговора. Из показаний заговорщиков ему очень быстро стала ясна не только опасность для России радикально-либеральных идей, исповедуемых декабристами, не только несовместимость этих идей с православной русской государственностью, но и слабые стороны самого государства, которым ему предстояло править. Декабристская программа - не столько план восстания, сколько именно план последующих преобразований - сделалась императору в общих чертах известной и заставляла обо многом задуматься (впоследствии декабрист В. Штейнгель скрупулёзно подсчитает пункты декабристской программы, взятые на вооружение императором Николаем - список получился довольно внушительным).

Таким образом, если не к моменту начала своего царствования, то, во всяком случае, к моменту своей коронации император Николай Первый был вполне сложившимся государственным деятелем, не только прошедшим достаточную по меркам своего времени подготовку для царствующего государя, но и со своим сложившимся характером, и с чёткими убеждениями. Характерными чертами будущего государя были сдержанность, терпеливость, обострённое чувство долга и ответственности перед Богом. Он был достаточно отважен, как подобает военному, и достаточно милостив, как подобает христианину, но эти черты никогда не переходили в нём той грани, за которой отвага превращается в безрассудство, а милосердие  - в попустительство людским грехам. Кроме того, Николай Павлович к моменту своего восшествия на престол был твёрдым и строгим патриотом, намеревавшимся развивать Россию прежде всего на основе её собственных национальных традиций, христианином, умеющим действовать исходя из своей веры, и консерватором, успевшим наглядно убедиться в пагубности революционных учений и в необходимости им противостоять (прежде всего - во имя сохранения веры и Отечества). В то же время он понимал, что страна, вверенная его попечению, далека от идеального общественного устройства, что в ней хватает и беспорядка, и несправедливостей, что существующее положение ослабляет Россию и подпитывает революционные общества, а значит - нуждается в исправлении. Как именно Николай Первый решал вставшие перед ним задачи, я ещё планирую написать отдельно, ибо эта тема очень серьёзна и требует глубокого исследования.



Николай I. Конный портрет в кавалергардском мундире. Вторая половина 1820-х годов.

Пока же прошу всех своих читателей помолиться об упокоении раба Божия царя Николая и о водворении его души в Царствии Небесном. 

Tags: Вечная память, История Отечества, Николай Первый
Subscribe

Posts from This Journal “Николай Первый” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments