Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Непримиримый атаман

Участие уральских казаков в борьбе против большевизма - тема не особо популярная, на фоне сибирской эпопеи адмирала Колчака или подвигов деникинских "цветных полков". Широкой публике известно, разве что, о разгроме чапаевской дивизии в сентябре 1919 года, устроенном казачьим отрядом во главе с Тимофеем Сладковым. Между тем, уральское казачество было одной из самых непримиримых по отношению к большевикам сил в Белом Движении, да и немудрено: Уральское войско состояло преимущественно из казаков-старообрядцев, которые и Петра Великого-то почитали "антихристом" за его реформы. Кем же должны были выглядеть в глазах этих людей большевики, массово разрушавшие и осквернявшие храмы, уничтожавшие иконы и убивавшие священников? Увы, сегодня непримиримость уральцев зачастую ставится им в вину, а про атамана Владимира Толстова, возглавившего войско в самые драматические дни его существования, говорят, что именно он и загубил всё войско. Что ж, попробуем разобраться, а заодно -вспомним об этой неординарной личности.







Владимир Сергеевич Толстов, атаман Уральского казачьего войска.




Толстов происходил из старинного рода уральских казаков, хоть и был не старообрядцем, а обычным православным. Отец его, генерал Сергей Евлампиевич Толстов, в царствование Александра II участвовал в Хивинских походах, а в 1900 году был назначен наказным атаманом Терского казачьего войска. Мать, Мария Павловна, урождённая Сычугова, также происходила из казачьтей семьи и работала учительницей музыки. Владимир Толстов появился на свет 7 июля 1884 года в Лохвице Полтавской губернии. Военное образование будущий атаман получил в Оренбургском Неплюевском кадетском корпусе и Николаевском кавалерийском училище, из которого был выпущен в 1905 году хорунжим во 2-й Уральский казачий полк. До 1908 года Толстов служил в Самарканде, после чего с производством в сотники его переводят в 3-й Уральский казачий полк.
За несколько лет до Первой Мировой войны Толстов делал предложение дочери гурьевского инженера-нефтяника, но та ему отказала. Непосредственно перед войной, в 1914 году Толстов женился на дочери Гурьевского станичного атамана Елизавете Миновне Болдыревой. В 1915 году от этого брака родились сын Олег и дочь Милица, всего же у пары было пятеро детей.




Владимир Сергеевич и Елизавета Миновна Толстовы. 1914 год.




Первую Мировую войну Владимир Сергеевич встретил в чине подъесаула и в должности командира сотни 5-го Уральского полка. За атаку у деревни Барковизны удостоился Ордена Святого Георгия Победоносца 4-й степени. В ходе этого боя сотня под командованием Толстова, атаковав австрийские позиции, прорвала три линии окопов и обратила в бегство австрийский батальон, взяв 39 пленных. Толстов в этом бою получил две контузии - в грудь и в правое колено, но остался в строю до конца боя. В 1916 году последовательно получил производство в есаулы и в войсковые старшины. Имеются сведения, что где-то в это же время возглавил 6-й Уральский казачий полк, однако в других источниках они не находят подтверждения.

Февральский переворот поначалу никак не отразился на судьбе Толстова. Он был слишком мелкой сошкой, чтобы как-то повлиять на события, война же продолжалась, а значит приходилось служить. У новой, "демократической" власти Толстов никаких подозрений не вызвал (сказалось, видимо, его сословное происхождение, кроме того, родственники свидетельствовали, что он довольно критично относился к дореволюционным порядкам), так что 15 марта 1917 года его производят в полковники, а 21 июня назначают командовать 4-м Уральским казачьим полком.



Дореволюционное фото В.С. Толстова в уральской казачьей форме


После того, как большевики заключили предательский Брестский мир, и Русский фронт Первой Мировой войны перестал существовать, Толстов, и прежде бывший человеком долга (напомню: он очень критически относился к монархическим порядкам, однако ни в какой оппозиции не был замечен, а честно воевал за Царя и Отечество), понял, что с этой властью ему не ужиться. Со своим полком он снялся с уже не существующего фронта и выступил на Урал.

Уходящий на Урал полк большевики несколько раз пытались разоружить, однако Толстов понимал, что новые самозванные правители России, объявившие христианству войну на уничтожение, рано или поздно придут и по казачьи души. Оружие было ему необходимо для обороны Уральского войска - и потому Толстоввсякий раз категорически отказывался от разоружения, а отряды красногвардейцев, пытавшихся разоружить полк насильно, казаки разбивали в пух. В районе Астрахани большевики предприняли попытку решить проблему с непокорным полковником радикально, стянув к городу крупные силы с артиллерией.

Большевики рассчитывали на своё численное превосходство, однако Толстов на фронте не зря получал свой продпаёк. Велев казакам выгружаться из поезда, он послал часть своего полка обойти красных с фланга и выйти им в тыл. Расчёт был на более высокую моральную стойкость казаков по сравнению с красногвардейскими бандами и "революционной" солдатнёй (фактически - дезертирами) - и этот расчёт полностью оправдался. Увидев себя обойдёнными, красные попросту разбежались, побросав оружие. Получилось, по меткому выражению С.С. Балмасова, "разоружение наоборот". В числе прочего, были захвачены исправными и все четыре пушки, что позволило Уральскому казачьему войску восстановить свою войсковую артиллерию, отобранную ещё Екатериной за пугачёвский бунт. Впрочем, имеется версия, что 4-хорудийная батарея красных просто перешла на сторону Толстова, поскольку её личный состав был укомплектован такими же станичниками - правда, из Астраханского казачьего войска.

В ряде источников также утверждается, что Толстов, следуя с полком через территорию Всевеликого Войска Донского, виделся там с атаманом А.М. Калединым и договаривался о согласованных действиях. Однако, скорее всего, это легенда: ведь Толстов, как утверждает тот же источник, ушёл с фронта лишь после заключения Брестского мира. Каледин к этому времени был давно мёртв, а на Дону хозяйничали красные.

Следуя от Астрахани походным порядком, Толстов прибыл в Уральск, где доложил Войсковому Съезду о прибытии полка с оружием в распоряжение войска, после чего отбыл в Гурьев к семье. За то, что полк прибыл в образцовом порядке и при оружии, Толстов решением Войскового Съезда был произведён в генерал-майоры. Другие казаки пробирались на Урал безоружными и поодиночке...








Генерал Толстов Владимир Сергеевич.
Портрет несколько неточен: Толстов был казачьим генералом,
и погоны у него должны быть серебряными, а не золотыми.





Весной 1918 года новоиспечённый генерал возглавляет добровольческую казачью дружину Гурьева для борьбы против большевиков и в течение лета успешно руководит боевыми операциями. В августе 1918 года под Красным Яром Толстов во главе крупного казачьего отряда (помимо гурьевцев, в его состав входили добровольцы из астраханских казаков) разгромил отряд Красной Армии. В ноябре 1918 года Владимир Сергеевич возглавил весь гурьевский участнок противобольшевицкого фронта уральских казаков.

Между тем, Войсковой Съезд, которому подчинялся Толстов, отразив летнее наступление красных на войсковую столицу - Уральск, далее повёл крайне близорукую в условиях Гражданской войны политику. Вместо того, чтобы добиваться объединения всех антибольшевицких сил, Войсковой Съезд ограничился контролем над территорией Уральского войска, отказав в поддержке и Самарскому КомУчу, и Ижевско-Воткинскому восстанию. В результате малочисленная армия КомУча во главе с генералом В.О. Каппелем под ударами многократно превосходящих сил большевиков начала терпеть поражения и была в конечном итоге оттеснена за Урал, а Ижевско-Воткинское восстание потерпело поражение (остатки повстанцев, сохранив оружие и дисциплину, также отступили в Сибирь). После этого вся группировка Красных, действовавшая в Поволжье, обрушилась на Уральское войско, что не могло не привести к поражению самих казаков. В январе 1919 года уральцы были вынуждены оставить свою столицу - г. Уральск.

Недовольство Войсковым Съездом после падения Уральска достигло крайних пределов. Но если менее стойкие казаки просто разбредались по домам, то те, кто остался верен Белой Идее, начали громко говорить о необходимости единоначалия. А поскольку Толстову, в отличие от Войскового Съезда, удалось удержать под своим контролем Гурьев и сбросить в Яик высаженный в тылу казаков красный десант, то именно Толстову в начале марта 1919 года уральцы предложили возглавить войско.




Отступление уральских казаков от Уральска в январе 1919 года.
С картины Андрея Ромасюкова "Прощание с Уральском"





К этому времени красные овладели большей частью войсковых территорий. Белые казаки оказались оттеснены в низовья Яика, где не было запасов продовольствия, перед казачьей армией отчётливо маячила перспектива голода. В этих условиях Толстов согласился принять на себя ответственность за войско. Правда, поставил одно условие - право безоговорочно распоряжаться жизнью каждого казака. На первый взгляд - жестокое требование. Но Толстов прекрасно помнил безобразные сцены 1917 года, когда солдаты, вместо выполнения прямых приказов своих командиров, сутками митинговали, решая, идти им в наступление или нет. В условиях марта 1919 года, когда казаки, подавленные падением Уральска, разбредались с фронта, Толстов мог опасаться подобных же проявлений "революционной сознательности", которых ему необходимо было избежать для успешного руководства военными операциями. По существу, Толстов требовал от войска обычной армейской дисциплины, а для себя - дисциплинарной власти и права приказывать. Войско этому требованию подчинилось.

В то самое время, когда в станице Мергеневской проходили выборы атамана, большевики прислали туда свою делегацию, предлагая заключить мир. Фактически же целью этой делегации было окончательно разложить белые казачьи части, подорвать у казаков волю к сопротивлению. Только что избранный атаманом Толстов проявил недюжинную решимость: большевицкая делегация была немедленно арестована и расстреляна, причём атаман сам командовал расстрелом. Расстреляны были также те немногочисленные казаки, которые затеяли переговоры с большевиками. С этой минуты рубикон был перейдён: ни о каком замирении с красными после расстрела делегации уже не могло быть и речи. Только победа или смерть.

Вопреки распространённому мнению, отказывающему Толстову в каких бы то ни было военных дарованиях, Владимир Сергеевич, по признанию С.С. Балмасова, совершил настоящее чудо. К концу марта ему удалось довести численность своей армии до 17 тысяч человек. А затем в течение каких-то полутора месяцев полностью вернуть под свой контроль большую часть войсковых земель и перенести боевые действия на соседние области - в Самарскую и Саратовскую губернии. 4-я красная армия фактически была разгромлена казаками, десятки тысяч красноармейцев сдались в плен. В начале апреля 1919 года Толстов нанёс серьёзное поражение 25-й стрелковой дивизии знаменитого красного командира В.И. Чапаева, после чего красные были вынуждены отправить дивизию на доукомплектование. Успехи Толстова убедили восстать против большевиков и казаков северных районов войсковой области, прежде разошедшихся по домам.




Атаман В.С. Толстов. Фото 1919 года.





Окрылённый успехами, Толстов вознамерился взять Уральск. Это было стратегической ошибкой атамана. Для него было бы достаточно выставить против Уральска заслоны, блокировав в городе красный гарнизон (оставшись без снабжения, гарнизон наверняка бы капитулировал), а всеми силами своей армии спешить на помощь Колчаку, как раз развивавшему успешное наступление на восток, к Волге. Нет, Толстов не был атаманом-самостийником, мечтавшим о независимой "Казакии". И охотно признавал над собой главенство белых командующих более высокого ранга. У него просто началось "головкружение от успехов". Однако овладеть Уральском у него не получилось. Во-первых, красные имели в городе талантливого военного инженера - Дмитрия Карбышева, под руководством которого удалось возвести вокруг города сильные укрепления. Имелась в расположении красных и бронетехника, которой уральским казакам с их преимущественно конным воинством и малочисленной артиллерией противопоставить было нечего. И когда в июле на помощь гарнизону Уральска подошла дивизия Чапаева, отдохнувшая и пополнившаяся, Уральская армия покатилась назад.

К этому времени стратегическое положение уральцев заметно ухудшилось. Колчаковское наступление к Волге выдохлось. Огрызаясь контратаками, упорно обороняя каждый естественный рубеж, колчаковцы отходили на восток, оголяя фланги Отдельной Уральской армии. На западе, правда, в конце июня, Врангель со своей Кавказской армией успешно взял Царицын, что привело к установлению связи между уральским войском и Вооружёнными Силами Юга России (поэтому обвинения в адрес Толстова, будто именно он своей пассивностью "помешал" соединению Колчака с Деникиным, полностью несостоятельны - Врангель как раз определённо свидетельствует, что его армия вошла в соприкосновение с уральцами). Тем не менее, уральцы отступали. К началу сентября 1919 года они оказались снова оттеснены в низовья Яика (фронт проходил в районе станицы Сахарной, удерживаемой большевиками). Коням катастрофически не хватало фуража, казаков косила эпидемия тифа. В этих условиях Толстов, чтобы хоть как-то ослабить давление красных на его армию, принял дерзкий план группы молодых офицеров - сформировать из отборных, наиболее мотивированных казаков крупный кавалерийский отряд и бросить его в рейд по красным тылам. Рейд этот, как нам известно, завершился разгромом штаба Чапаевской дивизии и гибелью самого Чапаева. Основная честь этой победы, безусловно, принадлежит Тимофею Сладкову и Николаю Бородину, но глупо отрицать, что Толстов имел мужество санкционировать этот рейд, каким бы авантюрным ни выглядел его замысел, и что без санкции Толстова рейд бы не состоялся. Так что в успехе Сладкова и Бородина есть толика заслуг и самого атамана.







Разгром Чапаева дал возможность армии Толстова снова перейти в наступление. Атаман даже планировал рейд против Уральска по типу недавней успешной Лбищенской операции. Однако в этот раз удача не сопутствовала белым. Илецкий корпус, который должен был обрушиться на Уральск с севера, к городу по неизвестным причинам так и не подошёл (по некоторым сведениям - был окружён красными и принуждён к капитуляции), в результате выславнные ему навстречу четыре казачьих полка от Толстова отступили. Операцию пришлось отложить. А тем временем ряды Уральской Армии редели из-за тифа.

После того, как армия Колчака оказалась оттеснена красными к Омску, а Кавказская Армия потерпела ряд серьёзных поражений, положение Толстова стало критическим. Уральское войска исчерпало свои мобилизационные резервы - все казаки от 16 до 55 лет уже сражались с большевиками. Тиф продолжал косить армию похлеще красноармейских пулемётов. Медикаментов для борьбы с эпидемией не хватало - ведь снабжение армии шло в основном от Колчака. Начала ощущаться и нехватка боеприпасов (по той же причине). В результате красным удалось оттеснить уральцев к Гурьеву. Город, с которого началась белогвардейская эпопея Толстова, теперь должен был стать её закономерным финалом.

В этой связи стоит упомянуть бредовые утверждения некоторых авторов, будто Толстов осенью 1919 года получил приказ от Колчака прорываться на соединение с Дутовым, но проигнорировал этот приказ, якобы, из-за того, что Деникинская армия успешно наступала, и Толстов посчитал более перспективным вариантом идти на соединение с Деникиным. Нелепость этого утверждения ясна каждому, кто хоть немного знает хронологию событий Гражданской войны и хотя бы изредка поглядывает на карту. Во-первых, пик успехов Деникина на восточном фланге его войск пришёлся на лето, а не на осень. В сентябре 1919 года Врангель уже с трудом удерживал Царицын, не помышляя ни о каких наступательных операциях, Дутов же, вместе с остальными колчаковскими войсками, находился в районе Тобола, и прорваться к нему на соединение от Уральска страдающая от нехватки боеприпасов армия Толстова могла бы только в какой-нибудь параллельной реальности, где уральские казаки, к примеру, неожиданно получили бы в своё распоряжение реактивную авиацию.

Красные, понимая бедственное положение казаков, предложили им капитуляцию в обмен на жизнь. Толстов, категорически не доверявший красным, решительно отклонил это предложение: слишком уж он за 1919-й год насмотрелся на зверства большевицких карателей, вырезавших казачьи станицы подчистую, захватывавших заложников, уничтожавших храмы и тотально грабивших. Армия двинулась вдоль побережья Каспийского моря к форту Александровскому. Этот поход получил от казаков наименование "марша смерти", и недаром: из 16 тысяч человек (вместе с казаками шли гражданские беженцы - многочисленные члены их семей) до форта Александровского добрались не более 3-х тысяч - остальные погибли в пути от голода, обморожений и налётов красных отрядов (а также казахских мародёров). По сорокаградусному морозу, на пронизывающем ветру, более тысячи километров по заснеженной пустыне тащились остатки некогда грозной Уральской армии. На ночлеге располагались в ямах или грелись возле верблюдов. На одной из ночёвок замёрзла насмерть целая пулемётная команда в 60 человек. Умирающих приходилось бросать на произвол судьбы в пустыне - с армией не было ни одного врача. Вместе с Толстовым этот маршрут проделала и его семья - жена и трое детей.




Картина Андрея Ромасюкова, изображающая отступление уральских казаков
от Гурьева к форту Александровскому




В форте Александровском Толстов сумел относительно быстро привести остатки своего воинства в порядок. Деникин, обещавший вывезти Уральцев, не подвёл - действительно прислал транспорты. Однако в самый разгар погрузки к форту Александровскому из Баку подошли корабли красных, которые огнём отогнали от берега безоружные деникинские пароходы. Большинство казаков, подавленное тяжёлым переходом и многочисленными потерями, деморализованное сорвавшейся эвакуацией, предпочло не испытывать больше судьбу и сдалось на милость большевикам. В их числе был и отец атамана, Сергей Евлампиевич Толстов, впоследствии расстрелянный большевиками. Сам же Владимир Сергеевич во главе небольшой группы уральцев в 214 человек ушёл из форта в степь и после нового двухмесячного перехода, потеряв ещё 60 человек, вышел в пределы Персии.

Здесь у Толстова возникла идея сформировать  из оставшихся в его распоряжении уральцев отдельную воинскую часть в составе союзнических войск, которую использовать для охраны коммуникаций. Однако идея не встретила поддержки: Первая Мировая война давно закончилась, и союзники больше не нуждались в уральцах. Временно их разместили в лагере для беженцев под иракской Басрой, где у Толстова родился ещё один ребёнок - сын Сергей. Там же, в беженском лагере, Толстов написал свои мемуары "От красных лап - в неизвестную даль" (издана в 1922 году в Константинополе).


Толстов и его старший сын Олег в лагере для беженцев в Басре. 1921 год.

В конце концов, по договорённости союзного командования с генералом Врангелем, уральских казаков переправили во Владивосток, который ещё оставался под контролем белых. Здесь Толстов занял должность председателя правления казачьих войск. После поражения Земской Рати М.К. Дитерихса, под командованием которого Толстов служил в последние дни Гражданской войны, Владимир Сергеевич эмигрировал в Китай, откуда в 1923 году вместе с последними своими верными казаками переехал в Австралию.

В Австралии ему пришлось поначалу довольствоваться самой низкооплачиваемой работой, чтобы хоть как-то содержать свою семью. Он работал грузчиком в порту, сезонным рабочим на плантациях сахарного тростника. В конце концов ему удалось скопить некоторую сумму денег и приобрести на неё ферму, на которой он занялся выращиванием хлопка. В Австралии у Толстова и его супруги родилась младшая дочь Ольга.

Скончался последний атаман Уральского казачьего войска 29 апреля 1956 года в Брисбене (Австралия). Его сын Сергей в годы Второй Мировой войны сражался против японских империалистов в рядах австралийской армии. Сергей Владимирович жив до сих пор, после падения коммунистического режима он несколько раз посещал Уральскую область.



В.С. Толстов - эмигрант.




Вот и судите, люди добрые, насколько атаман Толстов виновен в гибели Уральского войска. Мне же остаётся только помянуть его заупокойной молитвой, чтобы Господь принял раба Своего Владимира в селениях праведных.

Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Казачество, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

Posts from This Journal “Казачество” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments