Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Ещё раз о заслугах императора Николая II перед Россией

Ко дню рождения царя-страстотерпца

18 мая в календаре каждого уважающего себя русского патриота - особенная дата. 18 мая 1868 года в семье наследника-цесаревича Александра Александровича и его супруги Марии Фёдоровны родился первенец - сын, которого окрестили Николаем. Этому мальчику впоследствии суждено было стать последним императором всероссийским и последним правителем России из династии Романовых, войдя в историю под именем Николая II. А затем - увенчать свою жизнь мученическим венцом.





Николай II



Так получилось, что Николай II - единственный на сегодняшний день правитель из династии Романовых, прославленный в лике святых. Но до сих пор ненавистники России и Русского Православия продолжают шипеть изо всех щелей  шипеть о "единственном профнепригодном царе", о "безвольном подкаблучнике, слепо слушавшемся своей полоумной жены и авантюриста Распутина", о "бессмысленной" войне, в которую Николай II, якобы, втравил Россию исключительно по глупости душевной, вопреки её национальным интересам. Что ж, день рождения государя - отличный повод лишний раз напомнить его заслуги перед Россией. Разумному - достаточно.
Первое, и пожалуй, самое главное - это решительная и бескомпромиссная борьба императора Николая II против революционного движения. Все 23 года своего правления последний русский царь продолжал бороться с революционерами, стремящимися уничтожить русскую православную государственность во имя своих умозрительных идей, разрушить Церковь, ввергнуть страну и народ в хаос "чёрного передела" (который, как убедительно показали по заданию самого Николая II лучшие экономисты, никоим образом не мог решить проблему бедности). Николай Второй подавил революцию 1905 года, не остановившись ни перед применением войск против мятежников, ни перед указом о военно-полевых судах, которые должны были рассматривать дела бунтовщиков и террористов и в 48 часов выносить смертные приговоры - и это после судебных реформ Александра Освободителя, в правовом государстве, знакомом с судом присяжных! Но Николай Второй полагал спасение самой государственности выше отвлечённо-юридических принципов, и был абсолютно прав.  Он выиграл для России эти 23 года, большую часть которых страна провела мирно, совершенствуя свои производительные силы.

Да, Николай Второй в итоге потерпел поражение в борьбе с революцией и в марте 1917-го вынужден был подписать капитуляцию (отречение от престола). Многие упрекают его за это, винят в проявленном малодушии, в том, что именно он своим отречением втянул Россию в кровавую мясорубку Гражданской войны. Однако всё же есть разница между поражением в 23-хлетней изнурительной борьбе и трусливым бегством с поля боя. О том, что отречение Николая Второго было вынужденным, диктовалось невозможностью в сложившихся условиях бороться одновременно за сохранение своей власти и за независимость страны, я уже писал.

Кроме революционеров, Николаю Второму пришлось выдержать и противостояние вроде бы легальной либеральной оппозиции, мечтавшей видеть в России эдакую копию "просвещённой" Англии с её парламентом и декоративным королём. Такую форму государственного управления Николай Второй категорически не принимал, и не из-за своего властолюбия. Просто в силу своего религиозного мировоззрения он ощущал власть не как благо, а как крест, как послушание, вверенное ему Церкви (и таковое его мировоззрение также является бесспорной его заслугой). Исходя из этого мировоззрения, Николай Александрович остро чувствовал свою ответственность за страну и всё, что в ней происходит. Потому и должен был постоянно держать руку на пульсе, потому и боролся за сохранение за собой всей полноты властных полномочий. "Они напортачат и умоют руки, подав в отставку, - говаривал он о либералах. - А отвечать мне".



Коронация Николая II


Второй заслугой императора Николая Второго, безусловно, следует признать его переселенческую политику. Обычно эту политику связывают с именем П.А. Столыпина, и идея, безусловно, принадлежит ему. Однако Столыпин был всего лишь министром и мог действовать только при одобрении императора. Решения принимал лично Николай Второй,  И если он решил поддержать Столыпина - значит, видел в предлагаемых им мерах безусловную пользу для государства. Переселение значительных масс крестьян в Сибирь на неосвоенные земли позволяло в кратчайшие сроки решить проблему с крестьянским малоземельем, а заодно - резко увеличить численность населения Сибири и тем самым надёжно закрепить регион за Россией. Крестьян, распахивавших сибирскую целину, ждали такие рекордные урожаи, что России благодаря им удалось без особого напряжения пережить несколько неурожайных лет. А население Сибири возросло в несколько раз. Будь у Николая Второго побольше времени - сейчас, вероятно, в восточной части нашей страны не было бы незаселённых районов, а экономика Сибири развивалась бы бурными темпами.

Большевики очень любят приписывать себе часть освоения Сибири. Добыча нефти в окрестностях Тюмени, строительство Турксиба и БАМа, возникновение новых городов - отрицать эти факты было бы глупо. Однако глупо отрицать и тот факт, что большевики ничего не смогли сделать с низкой плотностью населения в Сибири, и первые же экономические неурядицы превратили её в депрессивный регион, каковым она остаётся и по сю пору и вот-вот уйдёт под юрисдикцию Китая. А ведь Ломоносов предрекал, что богатство России будет прирастать Сибирью, и при Николае Втором это пророчество, вроде как, начало осуществляться.

Третья заслуга императора Николая Александровича - бурное железнодорожное строительство, которое так же, наряду с переселенческой политикой, сыграло свою роль в оживлении экономической жизни Сибири. Император понимал, что без развитой сети железных дорог Россия просто не сможет контролировать свои огромные пространство. А потому и не жалел бюджетных денег на железнодорожное строительство, и лично курировал это строительство (тут стоит вспомнить, что именно Николай Второй, ещё будучи цесаревичем, уложил первую тачку земли в основание будущей Транссибирской магистрали, начав тем самым её строительство. В целом же статистика говорит, что общая протяжённость железных дорог в России на 1890-й год (царствование Александра III) составляла 30250 км, а в 1817-м - почти в три раза больше: 81212 км. В частности, попечением Николая II была успешно достроена Транссибирская магистраль, а также проложена Китайско-Восточная железная дорога. Безусловно, это был трудовой подвиг множества народа. Но без целенаправленных организаторских усилий государя это экономическое чудо вряд ли стало бы возможным.





Четвёртой заслугой императора Николая Второго, кстати, имеющей самое прямое отношение к его канонизации, следует считать его церковную политику. Николай Александрович много сделал для укрепления позиций Русской Православной Церкви. При нём шло бурное храмовое строительство, было воздвигнуто 30300 храмов и 489 новых монастырей. Заботясь о пробуждении в народе живой христианской веры, Николай Александрович активно содействовал канонизации святых. При нём было прославлено больше подвижников веры и благочестия, чем при всех предыдущих царях из рода Романовых, вместе взятых. В том числе - и подвижников давних эпох, в частности, священномученик Патриарх Московский и всея Руси Гермоген.

Канонизацию же преподобного Серафима Саровского Николай Второй, по сути, продавил своей личной властью. И лично участвовал в торжествах в Дивеево, при большом стечении народа.



Николай Второй на торжествах по прославлению Серафима Саровского



Пятая заслуга незабвенного государя - это укрепление армии и практически возрождение с нуля военно-морского флота после сокрушительного поражения в Русско-Японской войне. Россия потерпела это поражение, прежде всего, из-за неразвитости коммуникаций в Сибири и на Дальнем Востоке (всё-таки экономическое освоение этого края только начиналось, городов и железных дорог было немного). Но, помимо экономической и логистической слабости Российской империи, война вскрыла серьёзные недостатки в управлении армией и в её организации. У Николая Второго хватило мужества не опустить руки после тяжёлого поражения, и проведённая им в 1907 - 1909 годах военная реформа оказалась одной из наиболее удачных в истории России. Оптимизировалась структура вооружённых сил, армия получала более современное вооружение, в каждом полку создавались пулемётные команды, что резко увеличивало огневую мощь русской пехоты в бою. На смену нелепому мешковатому обмундированию, введённому при Александре III, пришли новые элегантные мундиры, следовавшие истинным, а не карикатурным русским традициям. А для боевых действий вводилась полевая форма защитного цвета, облегчавшая солдатам маскировку на поле боя.

Флот же, фактически уничтоженный в Цусимском сражении, пришлось воссоздавать заново. Для возрождения военно-морского флота императору удалось не только заручиться поддержкой широкой общественности, но и привлечь лучших военно-морских специалистов (в частности, Эссена и Колчака). В итоге была разработана и утверждена Большая Кораблестроительная программа, а военно-морские силы к началу Первой Мировой войны оказались оснащены не только современными линкорами и крейсерами (кстати, необходимость строительства линкоров оспаривалась многими думскими деятелями), но и эффективными новейшими эсминцами, и подводными лодками, и морской авиацией, что сыграло не последнюю роль в том, что до Февральской революции Россия вела войну в целом успешно. И вишенкой на торте - тот факт, что возрождение флота было произведено в условиях колоссального дефицита бюджета. Как легко Николаю Второму было бы решить, что Россия - не морская держава, что флот - излишняя роскошь, "дорогая игрушка" "взбалмошного" царя Петра I (тем более, что сам Николай Александрович относился к Петру довольно критически). Но царь не жалеет денег, понимая, что флот - действенное средство обеспечения безопасности наших границ.


Крейсер "Новик", введённый в строй при Николае II,
был для своего времени одним из самых технически прогрессивных боевых кораблей.



Шестая заслуга императора Николая - это его активная, и в то же время осторожная внешняя политика, направленная как на укрепление международного положения России, так и на защиту Православия во всём мире. Кроме того, Николай Второй прилагал немало усилий для поддержания мира во всём мире. Многие из положений, которые сегодня прочно вошли в систему международного права и считаются как бы сами собой разумеющимися, впервые были сформулированы и предложены на обсуждение именно Николаем Вторым. В частности, Николай Второй выдвинул идею международного третейского суда, который позволял бы решать конфликты между государствами, не прибегая к войне. Тогда идеи русского государя показались смешным ребячеством... Потребовался ужас двух мировых войн, чтобы человечество осознало правоту Николая Александровича.

Николай Второй не побоялся направить русские войска в Китай, где в результате восстания местных националистов (в историографии за этим восстанием закрепилось наименование Боксёрского) создалась угроза массовых гонений на местных христиан. В то же время он уклонился от вмешательства в Балканские войны, ограничившись дипломатическими демаршами - он опасался, что вмешательство России вызовет большую европейскую войну, к которой страна была не готова. Однако, когда в 1914-м году Сербии был предъявлен австрийский ультиматум, напрямую угрожавший государственному суверенитету молодой православной монархии, Николай Второй встал на защиту сербов со всей решительностью.




Во время поездок за рубеж Николай Александрович носил гражданскую одежду,
хотя и считал, что выглядит в ней нелепо.



Николай Александрович озаботился создать в Европе такую систему политических и военных союзов, которая в принципе исключала бы большую европейскую войну. Для этой цели Россия вступила в союзнические отношения одновременно с Францией и Германией, двумя основными противоборствующими силами тогдашней Европы. Увы, данное направление внешней политики святого царя потерпело фиаско: с начала ХХ века Германия целенаправленно шла на обострение отношений с Россией, рассчитывая поживиться её территориями, завоевать себе "место под солнцем" и создать свою колониальную империю за счёт русских земель. Но разве намерение Николая Второго не заслуживает нашего уважения и нашей благодарной памяти?

Не желая втягивания России в Первую Мировую войну, Николай Второй в то же время, как подобает истинному христианскому государю, не стушевался перед лицом австро-германской агрессии и последовательно занял позицию "войны до победного конца". Пожалуй, только Николай Второй в Первую Мировую войну чётко понимал, ради чего же, собственно, воюет Россия. И не только понимал, но и формулировал это своё понимание во всеуслышание. Целями России он полагал: а) обладание черноморскими проливами и возвращение Константинополя под власть православных (в статусе вольного города); б) полное освобождение всех оккупированных врагом русских земель (в том числе - воссоединение Галиции, отошедшей к Австрии ещё в XVIII веке, с остальной Украиной); в) воссоздание независимого Польского государства на польских этнических территориях (как тех, которые оказались под контролем России, так и тех, которые контролировали Германская и Австро-Венгерская империи). Эти цели идеально отвечали интересам России и её достоинству, как страны, подвергшейся агрессии.



Николай Второй с представителями союзников в Ставке




Седьмой заслугой императора Николая Второго смело можно считать Столыпинскую аграрную реформу. Про соотношение исторической роли Столыпина и царя я только что говорил, и повторяться не вижу смысла - ну, или тогда давайте называть освобождение крестьян от крепостного рабства в 1861 году "милютинской аграрной реформой". Николай Второй поддержал своего премьера в вопросе, в котором все предыдущие правители России были неуклонны: он пошёл на разрушение крестьянской общины, которую его глубоко почитаемый отец полагал чуть ли не необходимым элементом русской национальной идентичности. Но Николай Второй вовсе не был таким тупым мракобесом, каким традиционно рисовала его революционная и либеральная публицистика. Он внял разумным доводам Столыпина, доказывавшего, что община сдерживает развитие производительных сил деревни. Задача, которую ставил перед собой государь с подачи Столыпина, состояла в превращении крестьянства в класс мелких, но достаточно обеспеченных собственников, которые могли бы стать новой социальной опорой правительства. Реформы, предложенные Столыпиным и активно поддержанные государем,  позволили резко повысить урожайность. В результате Столыпинской реформы в целом по стране посевные площади выросли на 10%, а в некоторых регионах - на 150 %. Экспорт зерна из России составил 25 % мирового оборота зерна, в 3,5 раза возросло приобретение сельскохозяйственных орудий крестьянами, что, в свою очередь подстёгивало рост промышленности. На полях России всё чаще появлялись трактора.

Примечательно, что разрушение общины, сдерживавшей хозяйственную инициативу крестьян и интенсификацию землепользования, одновременно с выдвижением наиболее трудолюбивых и предприимчивых крестьян в разряд зажиточных собственников (которых Столыпин рассматривал как новую социальную опору царской власти), вовсе не уничтожала традиционной русской крестьянской взаимовыручки, тем более, что добиться высокой экономической эффективности на земле в нечернозёмной полосе России было проблематично. Напротив, царствование Николая Второго было отмечено
возникновением любопытного феномена - крестьяне начали организовывать кооперативы и артели для совместного ведения хозяйства. То есть, в недрах России Николая Второго наметились ростки будущей коллективизации - мирной, добровольной коллективизации, в отличие от того, что было сделано при Сталине. Без кровавых репрессий, без миллионных жертв, без восстаний и опустошения целых деревень.



Николай Второй принимает делегацию крестьян в Киеве. 1911 год.



Восьмое, что можно поставить в заслугу Николаю Второму - это энергичная индустриализация страны. Планы индустриализации, реализованные при Сталине, были полностью готовы уже при Николае Втором, ровно с теми же отраслевыми приоритетами. Сталин по сути лишь присвоил себе авторство этих планов и претворил их в жизнь в сочетании с масштабными репрессиями в деревне. Николай же Второй к репрессивным мерам склонности не имел, тем не менее, при нём выплавка чёрных металлов возрасла в 2 раза, добыча угля - в два раза, переработка хлопка - в 1,6 раза. Текстильная промышленность была вполне конкурентоспособной отраслью (чего не скажешь ни про советские, ни про нынешние времена). Бурно развивалась военная промышленность: ижевские и воткинские заводы, занимавшиеся производством огнестрельного оружия, достигли такого уровня экономического благополучия, что их рабочие в социальном плане совершенно ни в чём не нуждались, чему лучшее доказательство - категорическое неприятие этими рабочими большевицкого переворота и массовый их уход в Белое Движение. Появились новые отрасли промышленности - автомобиле- и самолётостроение. К 1917 году в России существовало 20 авиазаводов, на которых успели выпустить 5600 самолётов. В России был создан первый в истории бомбардировщик "Илья Муромец" - и до самого конца Первой Мировой войны ни противники, ни союзники России так и не смогли создать самолёт подобного класса. Развивалось судостроение, хотя продолжалась и закупка боевых кораблей за рубежом, в частности - в США, с которыми у императорской России были традиционно дружественные отношения (например, именно в Америке был построен знаменитый крейсер "Варяг"). При Николае Втором, начиная с 1901 года, на российских верфях началось строительство подводных лодок.

Конечно, по уровню промышленного развития Россия Николая Второго существенно отставала от передовых европейских государств. Однако, значительно опережала их по темпам роста, что всерьёз беспокоило германских экономистов. По их прогнозам, Россия должна была к началу 1930-х годов обогнать по объёмам промышленного производства все европейские страны. ХХ век превратился бы в век глобального экономического доминирования России. Если бы не революция.




А превращение России в крупную промышленную державу требовало, в свою очередь, теоретически подготовленного и обученного персонала. Так что девятой заслугой императора Николая Второго перед Россией смело можно считать развитие образования. В том числе - и народного образования. В период с 1901 по 1913 год расходы государства на образование увеличились в 4,3 раза, достигнув цифры 142,7 млн. рублей. И если к началу царствование Николая Второго лишь 20% населения владело грамотой, то к 1917-му Николай Второй уже ставил вопрос об обязательном для всех среднем школьном образовании (начальное образование стало общеобязательным вне зависимости от классовой и национальной принадлежности уже в 1908 году), а уровень грамотности населения достиг 80 %. В Российской Империи Николая Второго существовало 140 тысяч школ, а по показателю отношения числа школ к общей численности населения Россия превосходила не только большинство стран того времени, но и современную Российскую Федерацию.

Десятое, что следовало бы отметить - это деятельность императора Николая Второго в период Первой Мировой войны. С самых первых дней войны Николай Александрович, что называется, держал руку на пульсе, постоянно приезжая в Ставку.
Возможно, он и не был гениальным полководцем, но, пожалуй, только он по-настоящему понимал тогда, ради чего воюет Россия, ради чего она вообще должна воевать и почему нельзя заключать сепаратный мир с Германией, сколько бы ни хлопотал о нём "придворный возжигатель лампад". Есть и ещё одна несомненная заслуга императора Николая - он готов был доверить руководство войсками генералам, не замеченным в особой лояльности лично к нему, но наделённым полководческими способностями. И готов был поддерживать мнения этих генералов даже вопреки мнению большинства генералитета.

В 1915-м году, в разгар Великого Отступления, Николай Второй совершил и вовсе беспрецедентный поступок, взяв на себя верховное главнокомандование. Одно дело - принять командование над армией, которая побеждает и успешно гонит врага, чтобы присвоить себе лавры победителя. Но принять на себя командование армией, которая уже даже не бежит - она просто разбегается, бросая оружие и сдаваясь целыми дивизиями в плен отдельным случайно встреченным ротам неприятеля, это самая настоящая жертва. И не случайно многие министры усиленно пытались отговорить Николая Александровича от этого шага. Но государь знал, что делает. Во-первых, требовалось заменить оскандалившегося и впавшего в панику великого князя Николая Николаевича, приказывавшего готовить оборонительные рубежи аж по Уралу, не надеясь остановить немецкие войска западнее. Во-вторых, появление царя во главе армии должно было поднять дух солдат, убедить их, что государь, вопреки расползающимся слухам, не только не думает о сепаратном мире с победоносным врагом, но готов делить все тяготы со своими войсками. Более того: Николай Второй брал с собой на фронт тяжело больного наследника Алексея, появление которого успокаивало солдат: уж раз наследник здесь, значит, конец отступлению, жизнью наследника царь уж точно зря рисковать не будет.


Николаю Второму удалось остановить отступление и стабилизировать фронт. А потом - и заставить армию наступать и побеждать. Более того - благодаря тому, что управление страной и управление военными операциями теперь оказались сосредоточены в одних руках, Николаю Второму удалось довольно быстро справиться с главной причиной Великого Отступления - снарядным голодом. Поставки боеприпасов в армию стабилизировались. В конечном итоге Николай Второй во главе армии Первую Мировую войну для России фактически выиграл. И непременно довёл бы страну до победы, если бы не помешала революция.



Прибытие Николая Второго и цесаревича Алексея в Ставку.


Говоря о Первой Мировой войне, часто вспоминают Брусиловский прорыв, рассуждают о стратегии генерала Алексеева, о флотоводческих талантах адмиралов Эссена и Колчака. И это, несомненно справедливо. Однако не будем забывать, что Брусиловский прорыв мог бы и не состояться, если бы перспективную идею Брусилова не поддержал бы лично Николай Второй вопреки мнению большинства генералов. Не будем забывать, что именно Николай Второй одобрил идею Босфорской десантной операции и назначил руководить этой операцией Колчака - опять-таки, вопреки мнению большинства генералитета, но основываясь на собственном ощущении стратегической правильности этой идеи. И если бы революция не поставила на планах этой операции крест - Бог весть, как повернулась бы историческая судьба России и каким было бы теперь положение всей Европы. Не будем забывать, что во главе штаба Ставки Алексеева также поставил Николай Второй - несмотря на то, что у него были в распоряжении и более знатные, и более заслуженные генералы. Но Николай Второй видел в Алексееве толкового штабного работника - и потому всецело доверял ему. Алексеев же уверенно чувствовал себя в штабе лишь тогда, когда в Ставке находился Николай Второй, готовый и поддержать его идеи, и в нужный момент принять окончательное решение.

Одиннадцатая заслуга императора Николая Второго - в том, что он, будучи идейным сторонником абсолютной монархии, имел мужество от неё отказаться, когда государственная целесообразность потребовала этого. Николай Второй пошёл не только на созыв постоянного выборного народного представительства - Государственной Думы (на что не решился его отец и так не хотел решиться дед), но и на то, чтобы наделить ээто представительство законодательными полномочиями. Когда же выяснилось, что первые две Думы, нашпигованные представителями революционных партий, заняли к императору положение непримиримой оппозиции, Николай Второй пошёл на то, чтобы распустить Думу и своей личной волей изменить выборное законодательство, что позволило, наконец, в 1907 году сформировать дееспособный парламент и встроить его в общую систему государственного управления. Дальнейшие годы оказались отмечены плодотворной совместной работой царского правительства с этим парламентом. И сколько бы ни подбивали императора приближённые потом на то, чтобы ликвидировать "уродливое" учреждение, Николай Второй остался верен произведённой им реформе.

Впрочем, вопрос с Думой всё же следует считать довольно спорным. Именно непримиримость думской оппозиции, которая в Думе четвёртого созыва снова стала набирать силу, привела к тому печальному явлению, которое историки впоследствии назовут "министерской чехардой" (и по привычке обвинят в этой "чехарде" влияние  "безумной" императрицы и авантюриста Распутина). В действительности же Николай Второй усиленно пытался найти такую кандидатуру в премьер-министры, которая бы устроила парламент, но при этом не идти на формирование пресловутого "ответственного министерства" (формируемого Думой и отвечающего за свои действия перед Думой, а не перед императором). Но думцы стремились к власти, нисколько не думая ни о государственной пользе, и потому  раз за разом устраивали обструкцию любому премьер-министру, пусть даже и из своих собственных кругов. То, что этот премьер был назначен императором, для них уже было достаточным основанием, чтобы осуждать каждый шаг и каждое действие этого премьера. Может, и стоило императору в данном случае прислушаться к голосу супруги и разогнать Думу, хотя бы на время войны...



Речь императора Николая Второго перед депутатами Государственной Думы



Однако, именно создание выборного законодательного органа обеспечило Николаю Второму общественную поддержку в период между революцией 1905 года и Первой Мировой войной. Именно учреждение парламента обеспечило Николаю Второму и его усилиям по возрождению военной мощи России поддержку со стороны представителей крупной буржуазии, поддержку не только словом, но и реальными деньгами. Кто знает, смог бы император Николай Александрович добиться политической стабильности вне созданного им же третьеиюньского политического режима?

В целом же правление императора Николая Второго было временем сосредоточения общественных и экономических сил России, временем бурного роста и сопровождалось усилиями власти по формированию в обществе здорового национального самосознания. Война, развязанная не Николаем Вторым, развязанная против его воли, не дала ему завершить свои преобразования, что и предопределило неудачи в первый период войны. А этими неудачами, в свою очередь, воспользовалась в своих интересах деструктивная оппозиция, которой удалось сокрушить монархию исключительно благодаря тому, что царя в нужный момент не оказалось в столице. Будь Николай Второй в конце февраля 1917-го года в Петрограде и сохранись у него под рукой его Лейб-Гвардия (понёсшая тяжёлые потери в ходе боёв 1916 года), у революционеров и примкнувших к ним буржуазных либералов не было бы никаких шансов, и новую революцию государь подавил бы столь же уверенно, как и революцию 1905 года.

Святый царственный мучениче Николае, моли Бога о нас!

Tags: История Отечества, Наши святые, Николай Второй, Православие, Царственные страстотерпцы
Subscribe

Posts from This Journal “Николай Второй” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments