Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Лики Великой Победы: забытый лейтенант Берест

Этого человека очень не любили вспоминать при его жизни, несмотря на то, что в истории Великой Победы он сыграл далеко не последнюю роль. О нём практически не писали, его слава осталась в тени славы его боевых соратников и подчинённых - Михаила Егорова и Мелитона Кантарии. Даже звания Героя Советского Союза ему не дали, и лишь в 2005 году, спустя много лет после кончины ветерана, ему посмертно было присвоено звание Героя Украины. В нынешней Украине этого героя предпочитают не вспоминать, и справедливый указ от 2005 года давно отменён постмайданными властями - у них теперь другие герои, как раз те, против кого воевал на берегах Шпрее украинец Олексий Прокопович Берест.





Алексей Прокофьевич Берест





Берест Алексей Прокофьевич (или Олексий Прокопович, если на его родном языке) (1921 - 1970) - герой Битвы за Берлин, лейтенант 756-го стрелкового полка 150-й Идрицкой стрелковой дивизии, украинец. Под его командованием бойцы М. Егоров и М. Кантария водрузили над Рейхстагом знамя Победы. Впоследствии вёл переговоры с гарнизоном Рейхстага, добился его капитуляции. Погиб 3 ноября 1970 года, спасая девочку из-под колёс поезда.

Олексий Берест родился 9 марта 1921 года, так что в этом году ему исполнилось бы ровно 100 лет. Родители его - Прокоп Никифорович и Кристина Вакумовна Бересты - были обычными бедными украинскими крестьянами из села Горяйстивка Сумской области. Отец столярничал, мать - домохозяйка. Всего в семье было 16 человек детей, правда, пережить голодные годы смогли только девятеро из них. Семья Берестов в селе считалась самой бедной. В 1931 году Алёша лишился матери, на следующий год умер отец. Мальчик некоторое время воспитывался в детдоме, но в итоге его взяли к себе старшие сёстры. Они и заменили Бересту родителей.

Олексий Берест рано начал трудиться, параллельно с учёбой в школе - нужно было помогать семье.  Поэтому в отличники не выбился. Но и учёбу не бросил. В школе будущий герой Великой Отечественной войны отличался богатырской силой и обострённым чувством справедливости. Односельчане до сих пор вспоминают, что Лёшка всегда заступался за девочек и мог кому угодно "начистить морду".

Кое-как завершив школьное образование (впрочем, по некоторым сведениям, он сумел окончить только шесть классов), Берест выучился на тракториста и стал работать в колхозе. Проработал он до 1939 года, когда добровольцем ушёл в Красную Армию. На пороге стояла Вторая Мировая война, и уже скоро Алексею Прокофьевичу (с этих пор только так, Лёшка и даже Олексий остались в где-то в довоенном прошлом) пришлось скрестить оружие с врагами своей страны. В качестве рядового 2-го полка связи Ленинградского военного округа Берест принял участие в Зимней войне, в одном из боёв спас жизнь командира.







Рядовой войск связи в первые годы
Второй Мировой войны





Рядовым связистом Берест встретил и начало Великой Отечественной войны. Сражался он на Волховском фронте, участвовал в обороне блокадного Ленинграда. Поначалу его основной обязанностью было обеспечивать связь зенитных батарей. Однако уже в 1942 году Алексей Прокофьевич стал командиром отделения. В том же году он вступил в Коммунистическую партию (некоторые авторы, правда, указывают на март 1943-го). По воспоминаниям сослуживцев, Берест был очень скромен, пышных фраз и бахвальства не терпел.

В 1943 году его, в числе лучших бойцов полка, направили на учёбу в Ленинградское военно-политическое училище. У него к этому времени успел накопиться неплохой боевой опыт, командиры характеризовали его как морально стойкого и политически грамотного бойца. Он умел говорить лаконично, но убедительно, умел зажигать людей своим примером - а такие люди нужны были на военно-политической работе. По окончании училища (как водилось в годы Великой Отечественной - ускоренного курса) Берест получил производство в офицерский чин и был направлен в 756-й стрелковый полк Идрицкой 150-й дивизии, на 1-й Белорусский фронт. Зачислили его заместителем командира батальона по политической части. Командиром его был капитан Степан Неустроев.





Алексей Прокофьевич Берест. Фронтовое фото.




 В этом качестве Берест принял участие в Висло-Одерской наступательной операции и в прорыве немецкой обороны по Одеру, а затем - в Битве за Берлин. Вот скупые строки наградного документа: "личным примером создал невиданный наступательный порыв", "первым форсировал реку Шпрее", "обеспечил переправу всего батальона". За этими короткими словами - ад уличных боёв в апреле 1945 года. Немцы отчаянно цеплялись за каждый дом, а взятая в гранит река Шпрее, практически не имевшая удобных спусков к воде, представляла из себя идеальный рубеж обороны. Немцы вели прицельный огонь по наступающим советским солдатам, река буквально кипела от пуль и осколков. А Берест обладал хорошо заметным двухметровым ростом - отличная мишень для вражеских стрелков. Но он поднялся. И не просто поднялся, но и увлёк за собой бойцов своего батальона, Первым переправился через Шпрее, где с бойцами передовой группы, которую по всем законам тактики немцы были обязаны сбросить в реку, занял и удержал плацдарм. А до этого - точно так же под огнём форсировал канал Шпандау.

А дальше были бои за Рейхстаг, который немцы превратили в мощный узел сопротивления. С боем приходилось брать каждый этаж - и это после того, как бойцы 756-го полка прорвались внутрь здания. А до самого здания ещё надо было добраться, преодолеть простреливаемую территорию. Когда советские сапёры подорвали часть стены Рейхстага, первым в образовавшийся пролом ворвался Берест.

30 апреля 1945 года лейтенант Берест с бойцами Егоровым и Кантарией подняли над поверженным Рейхстагом Знамя Победы. Но перед этим Алексей Прокофьевич совершил ещё один подвиг, о котором уже в послевоенные годы разузнали немецкие журналисты. В здании Рейхстага, где фашисты собирались обороняться до последнего, он спас двух подростков из "гитлерюгенда": один из советских бойцов готовился бросить в них гранату, но Берест, заметив, что против него - двое насмерть перепуганных подростков, остановил его. "Мы молимся за советского лейтенанта, подарившего нам жизнь", - рассказывали потом эти двое подростков, ставших пожилыми добропорядочными бюргерами.

Задача, которая стояла перед группой Береста - Егорова - Кантарии, была не из простых. Им предстояло прорваться на крышу здания, в котором шли бои за каждый этаж, подняться по лестнице, некоторые пролёты которой немцы успели обрушить. В какой-то момент маленький отряд попал под огонь вражеского пулемёта. Берест успел спрятаться за бронзовой статуей. Казалось, прорваться сквозь огонь пулемёта нет никакой возможности - гранаты у бойцов к этому времени уже закончились. И тут Берест проявил чудеса находчивости. Заметив, что пулемётной очередью у статуи срезало руку, лейтенант поднял её и швырнул в немцев. Пулемёт замолчал: фашисты приняли кусок бронзы за гранату. Нескольких выигранных секунд хватило, чтобы преодолеть очередной лестничный пролёт.





Бой в здании Рейхстага.





Разрушенные же пролёты приходилось порой преодолевать, сооружая своеобразную "живую" лестницу: на плечи двухметровому богатырю Бересту становился Кантария, а на плечи последнему - Егоров. Или же Берест просто подсаживал своих бойцов, а затем забирался следом за ними. Тройку храбрецов прикрывала рота автоматчиков во главе с Ильёй Сьяновым.

На чердак Рейхстага первым забрался Берест. Знамя закрепили на куполе здания, привязав ремнями к бронзовой статуе.

Однако в самом Рейхстаге бои ещё продолжались. В подземном бункере засели 1650 фанатиков-эсэсовцев, собиравшихся умереть, но не сложить оружие. Однако, с ними находились 500 человек раненых, и командир немцев инициировал переговоры с советским командованием об их эвакуации. Однако в качестве парламентёра он требовал офицера в чине не ниже полковника.

Полковника в рядах неустроевского батальона не оказалось. Кое-как удалось раздобыть полковничьи погоны у проходившей мимо танковой части, наспех приделали их к трофейной кожаной куртке, под которой Берест спрятал свои настоящие погоны - лейтенантские. И замполит отправился на переговоры.





Берест (в фуражке), Егоров и Кантария водружают Знамя Победы
над Рейхстагом.




Внушительная фигура богатыря-лейтенанта и с первых же слов взятый им твёрдый тон возымели действие. Поднявшегося ему навстречу немецком полковника Берест "приветствовал" словами: "Докладывайте, зачем приглашали на переговоры". Немец передёрнулся от этого "докладывайте", но взял себя в руки, смущённо забормотал что-то о раненых и о готовности покинуть бункер. Берест прервал его: "Никаких "покинуть". Требую безоговорочной капитуляции. Если через два часа вы не капитулируете, у меня приказ выкурить вас отсюда". После чего развернулся и решительно направился прочь. Вслед ему грянул выстрел.

Дерзкого парламентёра действительно могли убить за такие слова, тем более, что он имел дело с нацистскими фанатиками. "Я рывком развернулся, - вспоминал впоследствии Берест, - разрядил свой пистолет. После этого вспыхнула стрельба". Однако твёрдость лейтенанта возымела действие: два часа спустя эсэсовцы положили оружие. Рейхстаг полностью перешёл под контроль советских войск.

В 1946 году многим участникам штурма Рейхстага (более 100 человек) было присвоено звание Героев Советского Союза. Но в этом списке не было Береста. Представление на звание Героя выписали и на него, но высшее командование почему-то решило ограничиться не самым высоким Орденом Красного Знамени. Почему? Некоторые источники винят во всём маршала Жукова, недолюбливавшего политработников. Другие утверждают, что всему виной была принципиальность Береста, пресекавшего злоупотребления высших чинов при распределении трофеев. Рассказывают, что в доме Гиммлера советские солдаты обнаружили часы, которыми собирались награждать немецких офицеров за так и не состоявшееся взятие Москвы. И Берест решил наградить этими часами наиболее отличившихся участников штурма Берлина. Когда же за часами протянул руку какой-то незнакомый ему офицер, Берест одёрнул его: "Что-то я Вас не помню. Вам с такими длинными руками надо у церкви стоять - там подадут!"

Так или иначе, "звёздочку" Бересту зажилили. Алексей Прокофьевич, остро переживавший всякую несправедливость, был оскорблён. Он пытался обращаться в различные инстанции, выяснять причины постигшей его немилости. Хлопотали за него и однополчане. Но кончилось всё безрезультатно. В то самое время, как Егоров и Кантария получали свои звёздочки героев, Бересту поручили сопроводить в СССР группу репатриированных граждан - бывших узников концлагерей.





Политработник лейтенант А.П. Берест




Репатриированных Берест доставил в Москву в целости и сохранности. А на обратном пути решил завернуть в родную деревню, повидаться с сёстрами. До Сумской области он не доехал - его свалил тиф. В результате Алексей Прокофьевич оказался в Ростовском госпитале. Привыкший к активной жизни, рвавшийся продолжать службу, лейтенант не нашёл ничего лучше, чем попытаться.. сбежать из госпиталя. Прямо в больничном халате он сел на трамвай и доехал до вокзала, где его и задержал патруль. Строптивого пациента возвратили в больничную палату.

Именно в госпитале Берест познакомился с медсестрой Людмилой Фёдоровной Евсеевой, которая и стала после выписки его женой. Надо сказать, девушка с первого взгляда обратила внимание на богатыря-лейтенанта. Когда Берест бежал из госпиталя, она так переволновалась, что забыла о двух стерилизаторах, поставленных ею кипятиться на примусы. В результате сгорели десяток шприцев.

Перед выпиской Берест раздобыл адрес понравившейся девушки, надел ордена и явился свататься. "Мама мне говорит: под нашими окнами уже час какой-то офицер ходит, - вспоминала впоследствии Людмила Фёдоровна. - И тут стук в дверь: медсестра Люда здесь живет? Вошел, и первым делом обратился к маме: здравствуй теща, зять пришел. Мама говорит: много вас тут таких! Было много, а теперь я один - отвечал Алексей. Он всегда был таким: сразу брал быка за рога. За мной тогда ухаживали два поляка из Войска Польского и еще один старшина. Но против Береста у них просто не было шансов!"

Берест действовал решительно: в тот же день вечером он пригласил Люду в театр. А на следующий день потащил невесту в ЗАГС. Свадьбу сыграли в январе 1946 года. С молодой супругой Берест вернулся в Германию. Это была чистой воды авантюра: Людмила Фёдоровна не имела разрешения на выезд за границу. Но Алексей Прокофьевич, видимо, ни минуты не желал оставаться без своей Люды.  "С нами ехали еще четыре офицерских жены, они вышли на перрон. А я полезла под нары, забилась в самый угол, солдаты забросали меня вещмешками. И проехала границу!" - вспоминала Людмила Фёдоровна.




Жена и дети Алексея Прокофьевича




В Германии Алексей Прокофьевич продолжил службу с той же принципиальностью и неподкупностью, как и прежде. Нередко он выступал с публичной критикой аморальных поступков, в которых оказались замешаны и некоторые коммунисты. В результате его перевели из Германии в Севастополь, на Черноморский флот. В Севастополе Берест быстро сделался душой флотского коллектива, с сослуживцами был на короткой ноге, не взирая на чины. Именно там, в Севастополе у супружеской четы Берестов появился первенец - дочь Ирина. Когда жене настало время рожать, Берест лично вызвал ей машину и сопровождал её до роддома, а когда Людмила пожаловалась на тряску, остановил машину, вылез и нёс жену до роддома на руках.

Однако с начальством принципиальный замполит и в Севастополе не поладил - заступился за матросика, которого командир собирался отдать под трибунал. В 1948 году его со скандалом отправили в отставку. Официально - за многоженство: действительно, перед войной Берест успел жениться на украинке Елене Акимовне Котенко, с которой во время войны у него связь прервалась. Не расторгнув первого брака, он в 1946-м году женился вторично. Теперь, когда это стало выгодно, начальство об этом первом браке вспомнило.

Желая как можно сильнее опорочить Береста, его отправили "лечиться от приобретённой венерической болезни". Однако врачи ростовского госпиталя попались не менее принципиальные, чем лейтенант-замполит, и выслали справку об истинном его состоянии здоровья, что лечился он от тифа, и никакими венерическими заболеваниями не страдал.





Берест во время службы в Севастополе с одним из матросов Черноморского флота





После отставки Берест с семьёй (к этому времени у супругов было двое детей - мальчик и девочка, во время рождения сына Алексей Прокофьевич сам принимал роды) переехал на родину Людмилы Фёдоровны - в Ростовскую область. Алексей Прокофьевич сменил несколько мест работы - работал в ДОСААФе, потом заместителем директора МТС, затем перешёл в отдел кинофикации Неклиновского района. Эта должность оказалась для него роковой. "Кассирша клуба продавала «левые» билеты, - вспоминала впоследствии дочь Береста Ирина, - и комиссия из Ростова обнаружила недостачу. Отца арестовали, но его непричастность подтвердили 17 свидетелей. Следователь на допросе на слова Береста, почему не верят боевому офицеру, съязвил: «Ещё неизвестно, где ты воевал. Наверное, и в войну тёпленькое место имел?» Такого папа вынести не мог: поднял следователя вместе с креслом и вышвырнул в окно. После этого его судьба была решена". Заслуженного ветерана приговорили к 10 годам заключения. Ходили слухи, что кассирша-воровка имела высоких покровителей в прокуратуре...

Семья Береста оказалась без средств к существованию. Людмила Фёдоровна даже пыталась с отчаяния покончить жизнь самоубийством, но спасли соседи. Бересты переехали в Ростов, к матери Людмилы Фёдоровны. Людмила устроилась на работу. Берест же из 10 лет отсидел только три и вышел на свободу. Принципиальный, как и прежде, он добился полной реабилитации. Разыскал семью и продолжил трудиться - грузчиком на мельзаводе, пескоструйщиком на "Ростсельмаше", шофёром на кондитерской фабрике. Каждый год Берест приезжал в родную Горяйстивку помогать сёстрам по хозяйству. На 9 мая он обычно надевал белый праздничный костюм, угощал односельчан. Вот только праздничных парадов не любил - сразу же выключал телевизор: глодала старая обида на командование, обошедшее его заслуженной наградой.






Берест с дочерью и сыном




3-го ноября 1970 года Алексей Прокофьевич с внуком Алёшей возвращался домой. На железнодорожной станции "Сельмаш" после трудового дня толпились рабочие. Подходила электричка. Как обычно, возникла давка, в результате чего на железнодорожные пути упала маленькая девочка - вероятно, кто-то по неосторожности столкнул её. Берест, не раздумывая, бросился с платформы на рельсы и успел поднять девочку наверх. Но сам вылезти уже не успел. Пятилетний Алёша прибежал домой один весь в слезах. "Дедушку поезд переехал!" - сообщил он. Вызвали "скорую помощь", но спасти героя штурма Рейхстага не смогли. В тот же день Алексей Прокофьевич от полученных травм скончался.

Сегодня справедливость в отношении Береста постепенно восстанавливается. Его имя прочно вернулось в исторические исследования о Великой Отечественной войне. О нём пишут статьи. В Ростове-на-Дону, где ветеран провёл последние годы жизни, установлена мемориальная доска. Его именем называют улицы и площади, ему установлено несколько памятников в Москве, Ростове-на-Дону, в Ахтырке и Кременчуге. В 2005 году указом президента Виктора Ющенко Алексею Прокофьевичу Бересту посмертно присвоено звание Героя Украины. Хотелось бы надеяться, что и званием Героя Российской Федерации его тоже почтят, тем более, что на исторической родине о нём теперь предпочитают не вспоминать.




Памятник Бересту в Москве.


____________________________
При написании статьи использованы:
1)  Материал с сайта "Памятники Дона".
2) Статья Ильи Полонского и Александра Клементьева на "Топваре".
3) Статья Ирины Прилуцкой в "Аргументах и фактах".
4) Материал на сайте "Кто главный: Ростов".
5) Статья Андрея Кудрякова.
6) Статья "Лавры и тернии Алексея Береста".
7) Биографическая статья на сайте "Штуки-дрюки".
Tags: Битва за Берлин, Браття-українці, Великая Отечественная война, История Отечества, Лики Великой Победы, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

Posts from This Journal “Лики Великой Победы” Tag

  • Как нижегородец из Борского района Берлин штурмовал

    Среди героев Великой Отечественной войны, отличившихся в ходе Битвы за Берлин, были и мои земляки-нижегородцы. Одним из них стал уроженец Борского…

  • С фаустпатронами - против немецких танков

    Виктор Михайлович Петров (1925 - 1997) - ветеран Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза. Дважды отличился в ходе штурма Берлина. За годы…

  • От Костаная до Берлина: Герой Советского Союза Илья Сьянов

    О том, что Знамя Победы над Рейхстагом водрузили бойцы Михаил Егоров и Мелитон Кантария, знают все, кто хоть мало-мальски интересовался темой Великой…

  • Лики Победы: Степан Неустроев

    Капитан Степан Неустроев мог бы нести Знамя Победы на Параде 24 июня 1945 года. Но во время Битвы за Берлин он был ранен в ногу, и в итоге оказался…

  • Трагедия джигита

    Когда говорят о Встрече на Эльбе, с некоторых пор традиционно поминают Героя Советского Союза Мовлида Висаитова. Этот чеченец-кавалерист стал своего…

  • Лики Великой Победы: Трифон Лукьянович

    Было время, когда существование этого человека ставилось под сомнение, многие считали, что поэт Петрусь Бровка просто приписал вымышленному персонажу…

  • Лики Великой Победы: Антон Давыденко

    Берлинская наступательная операция апреля - мая 1945 года была одной из самых трудных боевых операций Великой Отечественной войны. Фраза…

  • Погибший в День Победы

    5 мая 1945 года началась последняя крупная наступательная операция Красной Армии в ходе Великой Отечественной войны - Пражская наступательная…

  • Победоносец

    6 мая по православному календарю - День памяти св. великомученика Георгия Победоносца. Того самого, в честь которого названы и Орден святого Георгия,…

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments