Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

100 лет со дня рождения космонавта-ветерана

15 апреля сего года исполнилось ровно 100 лет со дня рождения дважды Героя Советского Союза Георгия Тимофеевича Берегового. Свою первую звёздочку героя этот украинец получил за своё участие в Великой Отечественной войне, которую он прошёл в качестве лётчика штурмовой авиации, вторую - за космический полёт, который он совершил уже в звании полковника в 47-летнем возрасте.




Георгий Тимофеевич Береговой




Георгий Тимофеевич Береговой родился 15 апреля 1921 года в селе Фёдоровка Полтавской губернии, в семье крестьянина-украинца. Осенью того же года его семья переехала на Донбасс, в город Енакиево. Вероятно, в те поистине лихие годы на Донбассе с его развитой промышленностью проще было найти работу и прокормить семью, да и с образованием для мальчика проблем было куда меньше. В Енакиево будущий дважды Герой Советского Союза окончил школу-восьмилетку, там же, работая на Енакиевском металлургическом комбинате, без отрыва от производства стал учиться в аэроклубе, который успешно закончил к 1938 году.
"Енакиево – небольшой, тихий в ту пору городок в Донбассе, где я вырос, - вспоминал Береговой впоследствии этот период своей жизни. -  Сжатый со всех сторон крутыми отвалами терриконов, между которых лепились одноэтажные деревянные дома с палисадниками и крохотными садами, городок этот благодаря своему трудовому рабочему населению не желал отставать от времени и имел не только собственный аэроклуб, но и тщательно расчищенный, содержавшийся под надежным повседневным присмотром грунтовой аэродром, на взлетной полосе которого красовались в хорошую погоду два фанерных У-2 – мечта не только местных мальчишек, но и взрослых городских парней".

В том же 1938 году его призывают в армию. Вторая половина 1930-х годов - время интенсивного технического перевооружения советских вооружённых сил, и оставить без внимания молодого призывника, имеющего за спиной аэроклуб, командование, естественно, не могло. Берегового направляют в Ворошиловградскую военную авиационную школу - осваивать премудрости профессии лётчика-бомбардировщика. Окончил он учёбу, когда уже гремела Великая Отечественная война, горячим летом 1941 года.





Георгий Тимофеевич Береговой - курсант лётной школы.
Конец 1930-х - начало 1940-х годов.


Новоиспечённый офицер авиации рвался в бой - но начальство лётной школы решило по-своему ("Моего мнения, разумеется, никто не спрашивал", - сетовал Береговой) - и направило его в тыловой Приволжский военный округ, сперва в запасной, затем - в ближнебомбардировочный полк, в котором, по свидетельству самого Берегового, было всего две - три машины, и право на боевой вылет приходилось чуть ли не разыгрывать по жребию. "Кругом не пойми что творится: фронт растянулся почти на три тысячи километров, немцы рвутся к Москве, а мне, молодому, здоровому парню, налетавшему к тому же около сотни часов в воздухе, приходилось торчать на полупустом аэродроме, ждать очереди!" - возмущался Георгий Тимофеевич.

Впрочем, тогда, в кровавом аду 1941 года, в жизни лётчика Берегового была Орша. Место, где война ворвалась в его жизнь со всей своей грубостью и беспощадностью. Полк его был назначен в состав 28-й авиационной дивизии, дислоцированной в Бобруйске, что вызвало у молодого украинца прилив энтузиазма: значит, скоро предстоят активные действия, полк будет в прифронтовой полосе, возможно, даже получит новые самолёты... Однако, прибыв в Оршу, он узнал, что Бобруйск уже взят, ехать дальше не имеет смысла. И там же, в Орше, ему впервые довелось увидеть беженцев. Жители захваченного врагом Бобруйска покидали родной город на открытых платформах, на которых прежде перевозили уголь. Многие были ранены. Особенно врезалась в память Георгия Тимофеевича женщина в разодранной вязаной кофте, прижимавшая к груди окровавленного плюшевого мишку. Она не плакала, только неотрывно смотрела назад, в сторону Бобруйска: видимо, эшелон с беженцами подвергся налёту немецкой авиации, и маленький ребёнок этой несчастной женщины стал лёгкой мишенью для гитлеровского лётчика.

"
Война потом может длиться годами, оборачиваться для тебя той или иной своей стороной, но главное — отвращение и ненависть к ней — понимаешь навсегда и сразу, - писал впоследствии, вспоминая об этой встрече, Береговой. - Вечером того же дня, когда я наконец разыскал передислоцировавшуюся из Бобруйска под Оршу часть, мне по-прежнему хотелось быстрее подняться в небо, чтобы бить врага. Но вместе с тем я уже понимал, что врага, навязавшего нам войну, надо бить умно, наверняка, а ради этого, если говорят — учись, значит, нужно учиться".

За 1941 год Береговой освоил целый ряд самолётов. Помимо У-2, на котором он летал ещё в Енакиево, он освоил самолёт-разведчик Пе-3, бомбардировщик Як-4 (иначе называемый ББ-22) и, наконец, знаменитый штурмовик Ил-2.

С лета 1942 года Береговой находился на фронте, в рядах штурмовой авиации. В июне 1942 года его назначают командиром звена 451-го штурмового авиаполка. А непосредственными командирами у него оказались люди, которыми Георгий Тимофеевич привык восхищатьься ещё в мирное время. 3-й воздуной армией Калининского фронта, в состав которой входил 451-й штурмовой авиаполк, командовал М.М. Громов, корпусом - Н.П. Каманин, а дивизией - бывший соратник В.П. Чкалова Г.Ф. Байдуков. Все трое получили звание Героев Советского Союза ещё в мирное время. Теперь под чутким руководством этих прославленных лётчиков Береговому предстояло воевать.






В рядах Калининского фронта Береговой принял участие в боях Ржевско-Сычёвских операций. Сражался Георгий Филиппович более чем достойно. Вот только один эпизод из его боевой биографии, как раз относящийся к периоду его службы на Калининском фронте. Однажды звено под его командованием успешно провело штурмовку немецких позиций. Возвращаясь с выполненного задания, Береговой обнаружил, что израсходовал не весь боекомплект. Возвращаться назад и отстреливаться по тем же позициям врага было бессмысленно - позиции эти перестали существовать. И тут Береговой заметил приближающийся к линии фронта немецкий военный эшелон. Решение пришло мгновенно - мало ли, что тащили немцы по железной дороге, технику ли, войска или боеприпасы, в любом случае прибытие этого эшелона по назначению существенно осложнило бы положение наших сухопутных частей. И Береговой бросил свой самолёт в атаку на бронепоезд, обстрелял его, взмыл вверх, прошёлся вдоль железнодорожной ветки и снова атаковал эшелон. На этот раз атака увенчалась успехом, Георгий Тимофеевич видел, как сошёл с рельсов паровоз, потянул за собой вагоны... Однако и самолёт Берегового оказался повреждён. Пулемётным огнём с вражеского поезда была пробита система водяного охлаждения двигателя. В результате мотор заглох. Береговой сумел дотянуть до леса и попытался там посадить свой самолёт. В итоге Ил-2, зацепившись за деревья, разбился, а сам лётчик остался жив благодаря тому, что шёл на небольшой высоте, а деревья смягчили падение. Находившаяся поблизости советская пехотная часть видела падение штурмовика и поспешила на помощь. Берегового приняли, как дорогого гостя, накормили и отправили в расположение его полка на специально выделенном грузовике. А стрелок "Ила", получивший при падении сильные травмы, был отправлен в лазарет.

Это был не первый случай атаки Берегового на вражеский эшелон. Свою первую боевую награду - Орден Красного Знамени - Георгий Тимофеевич получил за схожий подвиг - атаку немецкого поезда с танками и артиллерией возле Нелидова. Немцы попытались увести поезд из-под огня советских штурмовиков, но точным огнём с трёх самолётов паровоз был взорван, после чего влекомые инерцией вагоны полетели с рельсов.




Штурмовик Ил-2. Именно на таком служил Г.Т. Береговой.

В ноябре - декабре 1942 года Береговой командовал звеном штурмовиков в 235-м штурмовом авиационном полку. С декабря 1942 по март 1943 гг. проходил переобучение в 5-м тренировочном авиаполку Калининского фронта. Незадолго до Курской битвы он получил назначение на Степной фронт, где назревали серьёзные бои - готовилась Курская битва.

В Курской битве Береговой участвовал на белгородско-харьковском направлении. Ожесточённые бои разгорелись не только на земле, но и в воздухе. "
Теперь в небе, загаженном гарью и рукавами дыма, становилось тесно, - вспоминал Береговой. - Оно буквально кишело нашей и вражеской авиацией. То тут, то там стремительно проносились вниз факелы охваченных пламенем самолетов. Горели и фашисты, и наши. Рубка шла насмерть. Схватки протекали коротко, жестко, дрались на встречных курсах, на крутых виражах, требовалось - шли на таран... Казалось, где-то высоко, незримо для глаз, работала чудовищная гигантская мясорубка, которая быстро и неотвратимо перемалывала все подряд: "юнкерсы", "мессершмитты", "фоккеры", "илы", "яки", "лавочкины""... Особенно тяжело пришлось, когда советские войска, остановив наступление немцев, перешли в контрнаступление - именно штурмовикам приходилось наносить удары по немецким укреплённым позициям, прокладывая путь советской пехоте, идти навстречу зенитному огню, прижиматься к земле, ныряя в облака дыма. И всё же штурмовики делали своё дело.

В одном из боёв штурмовики Берегового подверглись нападению тройки вражеских истребителей. Два из них удалось огнём заставить выйти из боя, но пилот третьего оказался упорным и едва не сбил ведомого Григория Тимофеевича. Береговой сумел, маневрируя под прикрытием облаков, зайти на вражеский самолёт сверху и в пикировании открыл огонь из передних стволов. "Мессершмитт", задымившись, стал быстро уходить к западу. Редкий случай, по отзывам сослуживцев Берегового - победа штурмовика над истребителем. Но молодой лётчик был спасён. "Помочь попавшему в беду, - писал Георгий Тимофеевич  впоследствии, - помочь, не спрашивая ни имени, ни фамилии, помочь, рискуя ради чужой жизни своей, – дело само по себе на фронте обычное. Без этого солдат не солдат. Война делается не в одиночку".

В другой раз, под Грайвороном, в 80-ти километрах от Белгорода, штурмовики Берегового подверглись нападению пятёрки "фокке-вульфов". Береговому удалось спасти свои самолёты от уничтожения благодаря тому, что рядом оказалось поле подсолнухов. "Илы" спустились на предельно низкую высоту и пошли над этим полем на бреющем, едва не срезая винтами цветы. Струя воздуха подняла в воздух тучу сорванных жёлтых лепестков, которая, по свидетельству Берегового, и скрыла советские штурмовики от глаз немецких лётчиков.

Впрочем, ничто человеческое не было чуждо Георгию Тимофеевичу даже на фронте. Он был молод, а молодая натура страстно хотела жить. Оружейницами за его эскадрильей закрепили двенадцать девушек, в задачу которых было набивать ленты для пулемётов и пушек на штурмовиках. Когда выдавались минуты затишья, лётчики с этими девушками устраивали танцы. "
Танцы обычно устраивались на ближней от аэродрома лесной опушке, - вспоминал эти поистине счастливые минуты передышек Береговой. - На пенек, сознавая свою значимость и высоко подскочивший в данной ситуации общественный вес, торжественно усаживался известный на всю дивизию виртуоз-аккордеонист девятнадцатилетний стрелок-радист Сашка Цурюпов - и, картинно склоня стриженную под "нулевку", круглую, как бильярдный шар, голову на грудь, брал первый - пробный - аккорд. А уже через несколько секунд в свежем, остро пахнущем лесной прелью ночном воздухе плыли негромкие, слегка притушенные - с учетом фронтовой обстановки - плавные, мягкие звуки вальса. Аккордеон неторопливо и задумчиво вел рассказ о том, как спадают с берез неслышные, невесомые желтые листья, как вздыхает об отцветшей мирной юности гармонь в прифронтовом лесу, о первой, невысказанной, оборванной на полуслове любви, дорога к которой теперь пролегает через кровь, пепелища и дымные пожарища войны... А рядом, па освещенном лунным светом, утоптанном пятачке, медленно и плавно кружились пары, слышался смех; девчата, сменив порыжевшие от глины кирзовые сапоги на легкие туфельки, нарочито строгими голосами отчитывали своих партнеров, заставляя их поспешно тушить недокуренные папиросы, - те самые девушки-оружейницы, которые весь день, не разгибая спины, набивали патронами пулеметные ленты. И все кругом было именно так, как рассказывалось в вальсе: и война, и любовь, и прифронтовой лес".



Г.Т. Береговой у своего самолёта. Курская Дуга, лето 1943 года.



С июля 1943 года Береговой - заместитель командира эскадрильи 90-го гвардейского штурмового авиаполка, вскоре его назначают командиром этой эскадрильи. 28 июля 1943 года его самолёт был сбит, Береговой спасся на парашюте. В одном из следующих боёв он получил пулевое ранение в голень левой ноги, но вскоре вернулся в строй. По окончании Курской битвы Георгий Тимофеевич принимал участие в освобождении Левобережной Украины, в Киевской, Житомирско-Бердичевской, Корсунь-Шевченковской, Проскурово-Черновицкой, Львовско-Сандомирской, Дебреценской, Будапештской, Венской, Братиславско-Брновской и Пражской наступательных операциях. К весне 1945 г. в свои 24 года он был капитаном авиации и кавалером нескольких орденов. 26 октября 1944 года за мужество и героизм в боях с немецкими захватчиками Георгию Тимофеевичу Береговому присваивают звание Героя Советского Союза.

Особенно тяжёлые бои выпали на долю штурмовиков при штурме Будапешта. Венгерскую столицу фашисты обороняли отчаянно, взять город с ходу не удалось. Снова приходилось вылетать на штурмовку вражеских позиций, снова идти на зенитный огонь и расстреливать практически в упор фашистские укрепления, пролагая дорогу советской пехоте. А война закономерно катилась к своему завершению, и так не хотелось погибать...

Известие об окончании войны застало Берегового в Чехословакии, в одной из захолустных деревень. Среди ночи он был разбужен выстрелами и криками. Оказалось, какой-то пехотинец палит в воздух и кричит: "Конец! Конец!". Когда Береговой подошёл к нему и попытался расспросить, что к чему, пехотинец проорал во всё горло: "Войне конец! Война кончилась, понимаешь? Пали, подбавь салюта!" В ту же ночь лётчики собрали по случаю Победы праздничное застолье, утра дожидаться не стали. А после этого застолья - снова в кабину штурмовика, и снова бои - немецкая группировка Шёрнера не желала сдаваться, и в Чехословакии вплоть до 12 мая 1945 года продолжали гибнуть советские бойцы. Продолжал сражаться и Береговой.
Всего за годы Великой Отечественной войны Георгий Тимофеевич Береговой совершил 185 боевых вылетов на штурмовку вражеских позиций, на уничтожение живой силы и техники противника.




Георгий Береговой в 1945 году.



В послевоенные годы Береговой продолжил своё образование, окончив в ноябре 1945 г. Липецкую высшую офицерскую лётно-тактическую школу, а в 1956-м, заочно - Военно-Воздушную академию в Монино. До 1947 года он продолжал службу в штурмовой авиации, после чего перешёл на работу лётчиком-испытателем. Участвовал в испытаниях сверхзвуковых истребителей-перехватчиков и военно-учебных реактивных самолётов.

В январе 1964 года Берегового зачисляют в отряд космонавтов. В октябре 1968 года Береговой совершил космический полёт в качестве командира корабля "Союз-3". Полёт продолжался трое суток, 22 часа и 50 минут. Георгий Тимофеевич совершил его 47-ми лет от роду, став самым пожилым из советских космонавтов и первым ветераном Второй Мировой войны, поднявшимся в космос. За этот полёт Г.Т. Береговой (на тот момент он был уже полковником) удостоился второй медали Героя Советского Союза. Он оставался старейшим по возрасту среди космонавтов нашей планеты до самой своей кончины.




Георгий Тимофеевич Береговой - лётчик-космонавт.



В июне 1972 года Береговой был назначен начальником Центра Подготовки Космонавтов им. Ю. Гагарина. Сам Георгий Тимофеевич в космос более не поднимался, но продолжал тренировать и готовить новые космические экипажи, передавать младшему поколению свой опыт вплоть до 1987 года. Береговой также работал в вычислительном центре Академии Наук "Лидар" и защитил кандидатскую диссертацию по психологии.

С 1987 года Георгий Тимофеевич вышел в отставку в звании генерал-лейтенанта. Проживал прославленный украинец в последние годы своей жизни на территории Российской Федерации - сперва в посёлке Чкаловский, затем - в Звёздном городке Щёлковского района Московской области. Не покинул он Московской области и после распада СССР. Скончался дважды Герой Советского Союза Георгий Береговой 30 июня 1995 года.
До конца своих дней Георгий Тимофеевич оставался скромным человеком и, несмотря на все свои регалии (а он не только выслужился в генералы, но и неоднократно избирался депутатом верховного совета СССР), называл себя просто лётчиком и "рядовым своей профессии".



Георгий Береговой 15 лет проработал начальником Центра Подготовки Космонавтов.



Георгий Тимофеевич Береговой - ветеран.



Георгий Береговой был женат. Супруга его, Лидия Матвеевна Беседовская-Береговая, была учительницей средней школы, а затем возглавляла Щёлковский городской отдел народного образования, скончалась в 2006 году. У супружеской пары было двое детей. Сын Виктор ныне работает профессором Московского Авиационного Института, дочь Людмила - художник-модельер. 
Tags: Браття-українці, Великая Отечественная война, Вечная память, История Отечества, История Украины, Космическая одиссея, Курская битва
Subscribe

Posts from This Journal “Браття-українці” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment