Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Ника Матвеева. О "Вие" Гоголя

ПОЧЕМУ НЕЧИСТЬ СМОГЛА ВОРВАТЬСЯ В ЦЕРКОВЬ?

Относительно «Вия» меня всегда поражал один вопрос: как нечисть могла просто так ворваться в храм (причем еще как Гоголь пишет: «Вихорь поднялся по церкви, попадали на землю иконы, полетели сверху вниз разбитые стекла окошек. Двери сорвались с петлей, и несметная сила чудовищ влетела в Божью церковь»), и что этим хотел сказать автор  (а Гоголь, заметьте, хоть и собирал малороссийские предания, но он далеко не из простых переписчиков)? Неужели то, что вера, мол, фикция, а церковные стены не способны защитить от нечистой силы, коль дело доходит до серьезной атаки... Вряд ли, учитывая то, что Николай Васильевич сам был верующим христианином (не нам, правда, судить, каким, но тем не менее). Тогда почему так?

Афиша к Вию



Пожалуй, разгадка этой тайны начинается с ответа на главный вопрос: а кто есть Хома Брут, что это за личность вообще? Он учится в семинарии – заведении, казалось бы, имеющем самое прямое отношение к православной вере, да?  Безусловно. Но можно ли считать сего философа-семинариста православным? Очень вряд ли. Дело даже не в том, что Хома не прочь покутить, поблудить, ругнуться, стырить что-то и т.д., – этим порой грешат и ортодоксы. Но христианин тем и отличается от нехристя, что ему известно слово «покаяние». У Брута, который о покаянии должен был бы знать и в теории, и на практике, оно нигде не проявляется. Хоть с ведьмами, хоть без ведьм. Но это еще не самое страшное. Страшно то, что в самые тяжкие минуты жизни он ни разу не высказал упования на Бога. Не на заклинания, не на себя самого, а именно на Христа. Вот, например, что он делает, оказавшись под ведьмой в бесовской скачке: «Изнеможденный, растерянный, он начал припоминать все, какие только знал, молитвы. Он перебирал все заклятья против духов». Для таких людей, как Хома, молитва = заклятье. Важен КПД, а не Тот, к кому обращаешься. Ни слова о Спасителе. И позже, в церкви, это выражается еще яснее. На тебя, можно сказать, половина ада напала – да обратись же ты искренне к Тому, Кто попрал ад, скажи: «Господи, помилуй, Господи, защити!». Но у Хомы и этой искренности нет: только тупая самоуверенность («Что я, не козак?» – твое «казачество» до фени в отношениях с потусторонним миром, по большому счету) да животный страх, спутавший в голове все молитвы. Конечно, сии две не спасут.

Хома с ведьмой на шее

Есть еще один, так сказать, весьма интимный нюанс. Кто читал произведение, вспомните, как ведет себя Хома после того, как молитвы или заклинания ослабили ведьму, и они опустились ниже. Он вскакивает на спину вражины уже тогда, когда они спустились на землю («Густая трава касалась его, и уже он не видел в ней ничего необыкновенного»). Если бы «несчастный» семинарист сделал это на высоте пяти метров, вопрос, отчего так, не возник бы – чтобы не разбиться, ясное дело. Но на земле? Он мог ведь и убежать, читая заклинания, если ими остановил бесовскую панночку. Мог просто вырваться «с быстротой молнии», не вскакивая ей на спину, стать на эту травку да и обороняться. Действует же! Но, ты смотри, – напротив, жаждет продолжать скачку. Из-за чего? «Он чувствовал бесовски сладкое чувство, он чувствовал какое-то пронзающее, какое-то томительно-страшное наслаждение». Почти оргазм, однако. Даже призрачное тело русалки вызывало в нем не столько страх, сколько похоть. Вот, пожалуй, и разгадка – к дикому страху примешалось то, что блудное, бесовское, убийственное начало ведьмы на самом деле было близко Хоме. Он тоже в определенном смысле жил по-сатанински. Ему нужно было продолжение скачки, ему хотелось этого «оргазма». Он и ведьму поленом до смерти бил, можно сказать, со смаком. А вот когда она превратилась в красавицу, только тогда  в Хоме проснулось нечто вроде жалости. Типичная логика плотолюбца, сокрушающегося не о самом живом существе, а о том, что в нем способно ублажить и доставить наслаждение. 

Хома над телом панночки

И через это нечисть впоследствии таки заимела над ним власть, уцепившись за его собственные пороки. В принципе, ничего удивительного. Так и в реальной жизни.

Вий и вурдалаки

Кстати, в аннотации к фильму «Вий» (Россия, 2009) нашла похожие мысли: «Ученый начинает расследование. Скоро он узнает, что Вий действительно существует. Смерть бурсака Брута и все происшествия последних дней не случайны. Постепенно он приходит к разгадке тайны Вия. Страшен не сам Вий, существо безобидное, сколько его взгляд. Стоит любому смертному посмотреть Вию в глаза, как все грехи, страхи, ужасы и страсти, бывшие в темной душе взглянувшего, сонмом демонов бросаются на несчастного. Человек же чистый по природе своей может без страха смотреть в глаза Вию». Думаю, что кинорежиссер в общих чертах  угадал замысел Гоголя.

Говорят,  такого персонажа, как гоголевский Вий, в чистом виде в славянской мифологии нет (как и вообще гномов, кои из германских преданий), а это микс из нескольких демонологических образов. Не стану спорить, не изучала. Но мне кажется, что само произведение Гоголя – только стилизация под народное повествование, на самом же деле все куда сложнее. Это драма одного оскверненного храма на уровне микрокосма, то есть человека.

И с хуторской церковью не все так просто, как может показаться. Вот ее описание: «Церковь деревянная, почерневшая, убранная зеленым мохом, с тремя конусообразными куполами, уныло стояла почти на краю села. Заметно было, что в ней давно уже не отправлялось никакого служения». Как-то странно – хутор в пятидесяти верстах от Киева (если в одной версте примерно 1 066,8 метров, то это больше 53 км), понятно, что каждое воскресенье на литургию не набегаешься и на подводе не наездишься. В храм православному христианину надо ходить хоть раз в неделю. Если бы на хуторе была еще одна церковь, где служба шла бы регулярно, то, безусловно, новопреставленную панночку туда бы отнесли. Но не было, видимо.

Итак, в храме ничего не служили, люди в церковь попросту не ходили. Если сие их не смущало, немудрено, что там всякая нечисть заводилась, типа панночек-упырей. Как говорится, где духовный труп, туда и стервятники летят. Не было частой Евхаристии, а что без нее стены храма? Церковь живет Телом и Кровью Бога, если же ее нет... Если же ее нет по нежеланию человеков, Господь может попустить и осквернение Своих икон. Не потому, что бесы имеют над ними власть. Просто иногда только через такие шокирующие вещи людям доходит – это все потому, что они оскверняют другую икону – Образ и Подобие Божии в себе.

Церковь из Вия

Вразумление на последнем этапе, если можно так сказать. С церкви некому мох счистить. В церкви служить никто не служит.  До того, как святыню по книге попрали бесы, ее забросили – посрамили люди. И немудрено, что вышло, как вышло. Поздно я, видимо, поняла, что дело не в стенах...

Знаете, что для меня самое жуткое в «Вие»? Далеко не гномы и не смерть Хомы. Реакция Горобца и Халявы на новость о смерти их товарища:

«— Так ему бог дал, — сказал звонарь Халява. — Пойдем в шинок да помянем его душу!

Молодой философ, который с жаром энтузиаста начал пользоваться своими правами, так что на нем и шаровары, и сюртук, и даже шапка отзывались спиртом и табачными корешками, в ту же минуту изъявил готовность.

 — Славный был человек Хома! — сказал звонарь, когда хромой шинкарь поставил перед ним третью кружку. — Знатный был человек! А пропал ни за что.

 — А я знаю, почему пропал он: оттого, что побоялся. А если бы не боялся, то бы ведьма ничего не могла с ним сделать. Нужно только, перекрестившись, плюнуть на самый хвост ей, то и ничего не будет. Я знаю уже все это. Ведь у нас в Киеве все бабы, которые сидят на базаре, — все ведьмы. На это звонарь кивнул головою в знак согласия. Но, заметивши, что язык его не мог произнести ни одного слова, он осторожно встал из-за стола и, пошатываясь на обе стороны, пошел спрятаться в самое отдаленное место в бурьяне. Причем не позабыл, по прежней привычке своей, утащить старую подошву от сапога, валявшуюся на лавке.»

Бурсаки


       Мало того, что, оказывается, гордыню, блуд и трусость Хоме Бог дал (кстати, ничего себе «славный»). Но никто из сих поминающих даже не подумал, ужаснувшись, что он сам мог быть на месте покойного философа. А о покаянии и говорить нечего. Будут гулять и тырить дальше, что видно из финала. А нечисти-то на свете и без панночки-ведьмы еще много. Своих людей она ищет.

Значит,  и с этими «продолжение следует»...



P.S. Брут – это, скорее всего, прозвище, а не фамилия. Тоже наталкивает на размышления, правда?

Оригинал взят в http://nikotorix.livejournal.com/194105.html

Tags: Культурология, Миссионерство, Ника с Украины, Православие, Православное воспитание детей
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments

Recent Posts from This Journal