Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Два Александра

Императора Александр III Миротворца ушлые публицисты либерального лагеря на пару с постсоветскими киноделами часто обвиняют в предательстве памяти отца. Дескать, Александр II в годы своего царствования проводил важные реформы, модернизировал страну, пытался обеспечить её выживаемость в изменившихся исторических условиях (подразумевается: курочил её на западный манер, напрочь игнорируя историческую и культурную специфику России), но умного царя убили глупые народовольцы (подразумевается: при попустительстве чиновников-ретроградов), а пришедший ему на смену "тупой солдафон" Александр III не только остановил модернизацию, но и погнал страну назад, к допотопным и неповоротливым формам государственного управления, ближайшим результатом чего стало поражение в Русско-Японской войне, а перспективным - фатальная неготовность страны к Первой Мировой, поражение по всем фронтам и вызванная этим поражением революция. Отдельной строкой подчёркивается, что император не пощадил даже (!!!) вторую супругу своего отца, выжив её из страны (подразумевается: настолько память об отце была для него ненавистна). Лично я данную точку зрения нахожу в корне ошибочной и отчасти даже жестокой. Попробую аргументировать.









Прежде всего, признаю очевидное. Последнюю реформу Александра Освободителя, реформу Лориса-Меликова, предусматривавшую созыв народных представителей от земств и городов и кооптирование их в Госсовет с законосовещательными полномочиями, Александр Миротворец, имевший собственные представления о прерогативах царской власти и механизмах взаимодействия царя с подданными, действительно остановил. Признаю также, что реализация плана Лориса-Меликова пошла бы на пользу России и, скорее всего, действительно предотвратила бы революцию, запустив социальные лифты и уничтожив средостение между императором и его подданными, то самое средостение, об опасности которого много писал А. Мосолов в своей книге о Николае Втором. Однако невозможно отрицать и того факта, что в царствование Александра III  не только революционное движение, но и оппозиционные настроения вообще пошли на убыль, а значит, некоторой краткосрочной стабилизации в обществе ему достичь таки удалось. Да, реформа Лориса-Меликова действительно была Александром III остановлена вопреки желанию его отца - хотя и сам Александр II сомневался в целесообразности подобного преобразования и колебался. Но вот в том, что касается остальных реформ - тут вопрос более, чем сложный.
Отметим для начала, что Александр II вовсе не был таким безумным либералом и западником, как его любят у нас представлять, что справа, что слева. Александр Николаевич не был реформатором по убеждению. Если он и начал свои преобразования, то только потому, что осознавал их насущную необходимость. Вступая на престол, он чётко осознавал, что дальше править на тех основаниях, на которых покоилась власть Николая I, уже нельзя, что страну поразил структурный кризис, а Крымская война выявила не только техническую отсталость России, но и неэффективность управления армией, неэффективность её комплектования, неэффективность экономики, которая не сумела обеспечить армию всем необходимым (в частности, отсутствие путей сообщения). Таким образом, целью реформ являлась не "стандартизация" России по единому ранжиру с "развитыми странами Запада", а именно построение эффективно функционирующего государства. И в этом плане - скажем сразу - его цели и цели его сына были идентичны.

Более того: проведя в 60-е годы XIX столетия целый ряд либеральных реформ, Александр II тут же начал искать способов, как ввести в определённые рамки им же раскрепощённые общественные стихии. Желая обеспечить в обществе гражданский мир, избежать заговоров и мятежей, Александр II допустил к обсуждению планов реформ широкие общественные круги (тем более, что собственного плана реформ у него не было), что вызвало к жизни радикальную публицистику. А публицисты-радикалы, в свою очередь, начали разрушительно влиять на настроения молодёжи. Как Александр Николаевич потерялся перед лицом необходимости реформ, сторонником которых он по убеждениям вовсе не был, так и общество потерялось перед лицом внезапно открывшихся перед ним свобод. Общество лишилось чётких ориентиров, отделяющих дозволенное от недозволенного, законное - от преступного. Поэтому, учредив земское самоуправление и всесословные открытые суды присяжных, после покушения Каракозова Александр II начал последовательно сокращать и ограничивать их полномочия (в частности, изъял из ведения суда присяжных дела, связанные с революционной деятельностью). К слову, по количеству смертных приговоров, вынесенных судами, эпоха Александра II далеко превзошла царствование его консервативного отца: никаких компромиссов с "нигилистами" Александр Освободитель не допускал.




Император Александр II в коронационном наряде





Александр III, производя свои собственные преобразования, по сути, всего лишь продолжил эту линию. Не зря его преобразования историки-коммунисты прозвали "Контрреформами": при всей абсурдности данного термина (антонимом реформ являлась и является только стагнация, любые преобразования суть реформы), он верно отражает антилибиральную суть его преобразований. Однако ни одно из порефоменных учреждений, вызванных к жизни политикой Александра Освободителя, не было его сыном ликвидировано. По сути, Александр Миротворец лишь определил место пореформенных учреждений в общей системе управления государством, сделал их частью отлаженного государственного механизма, к чему как раз и стремился Александр Освободитель в 1870-е годы.

Основной заслугой Александра Освободителя историки по праву считают отмену крепостного права. Если бы Александр III позиционировал себя как идейный и последовательный противник политики отца, по идее, он должен был бы крепостное право восстановить. Александр III этого не сделал. Конечно, восстановление крепостного права - вещь куда более сложная, чем его отмена, и наверняка вызвала бы массовое недовольство, так что верность нового государя Крестьянской реформе 1861 года можно было бы признать вынужденной, если бы не ряд решений, принятых Александром Александровичем уже по собственной инициативе. Во-первых, указом от 28 декабря 1881 года Александр III понизил выкупные платежи крестьян. Тем же указом выкуп крестьянами своизх земельных наделов был объявлен обязательным - как того и хотели наиболее последовательные сторонники Крестьянской Реформы в 1861 году. В 1883-м же году, по случаю своей коронации, Александр III и вовсе отменил выкупные платежи, возместив их величину помещикам из казны. Во-вторых, в 1887 году Александр III отменил подушную подать, что, безусловно следует считать мерой по облегчению положения крестьян. В-третьих, 18 мая 1882 года Александр III учредил специальный Крестьянский Банк, задачей которого была выдача крестьянам ссуд на удобных условиях, чтобы облегчить крестьянам приобретение земли. Примечательно, что любимец и наставник царя - К.П. Победоносцев - был категорически против этой меры, считая её "тратой даром государственных денег", вносящей "в народное сознание начала развращённости" и чуть ли не социализма. Но Александр III в данном вопросе предпочёл не послушаться Победоносцева и защитить экономические интересы крестьянства.

В то же время Александр III ревностно оберегал крестьянскую общину, полагая её началом чисто русским по своей природе и хорошим средством, чтобы предотвратить разорение крестьян и их смертность от голода в случае неурожаев. В этом вопросе царь парадоксальным образом оказался единомыслен с народовольцами, чьё движение он стремился бесощадно искоренить. Но если народовольцы видели в общине "ячейку социализма", то для Александра III она была священным наследием патриархальной старины.









Да, Александр III отказался увеличить крестьянские наделы за счёт помещичьих владений - но и в этом он не противоречил мысли своего отца, говорившего: "Всё, что можно было сделать для ограждения выгод помещиков, сделано". Как Александр II, так и Александр III стремились быть государями для всех россиян без различия сословий, как Александр II, так и Александр III понимали, что опорой монархии в обществе является прежде всего дворянство - и потому стремились оградить и сберечь эту привилегированную  категорию своих подданных. Есть и ещё один факт, который Александр III нередко ставят в вину историки левой направленности - то, что он постарался максимально затруднить разделы земли между членами крестьянских семей. Для такого раздела требовались согласие главы семейства и двух третей голосов сельского схода. Однако не забудем две веши: во-первых, крестьянство и так было малоземельным, и дробление крестьянских наделов быстро привело бы к обнищанию всех участников размежевания. А во-вторых, бурно развивавшаяся промышленность России требовала свободных рабочих рук, увеличить число которых можно было только за счёт крестьянства. Александр III своими мерами с одной стороны поддерживал крестьян, давая им возможность работать на своих участках на себя, а с другой - способствовал оттоку лишних рабочих рук из сельского хозяйства в промышленность, в города. Судя по темпам экономического роста России, эта его политика оказалась довольно эффективной, что бы там ни брюзжали разные леваки по поводу её мнимой "антинародности".

Кстати, Александр III был первым из русских царей, кто озаботился проблемой, доставшейся ему по наследству от отца фактически нетронутой - проблемой обустройства жизни рабочего класса. Александр Александрович, вопреки распространённому о нём мнению, был человеком современным и понимал, какую благодатную среду для революционной пропаганды представляет собой рабочий класс. И принимал один за другим указы, облегчавшие положение рабочих: например, законом от 1 июня 1882 года он запретил привлекать к труду детей до 12 лет, ограничил восемью часами рабочий день для подростков от 12 до 15 лет, запретил труд подростков в ночное время, по выходным и на вредных производствах. Для взрослых же рабочих устанавливался 11-тичасовойрабочий день, что было очень прогрессивной мерой для тех времён.





Одно из самых популярных фото Александра III.
Если не знать, кто это, вполне можно было бы подумать, что перед нами
самый настоящий "мужик от сохи".





Не дерзнул Александр III и на то, чтобы отменить Земскую и Судебную реформы своего предшественника. Несмотря на то, что тот же Победоносцев активно призывал его вернуться к дореформенному порядку судопроизводства, Александр III сохранил учреждённый его отцом гласный и всесословный суд. Остались и присяжные. Что сделал Александр III в области судебной? Он продолжил последовательно изымать из ведения суда присяжных политические дела, ввёл с 1885 года надзор министерства юстиции за процессом судопроизводства и ужесточил правила отбора присяжных заседателей - теперь от них требовалась в обязательном порядке грамотность ("умение читать по-русски") и повышался имущественный ценз. На первый взгляд, эти меры шли вразрез с основной идеей Судебной Реформы 1864 года, однако не стоит забывать, что наступление на положения этой реформы начал ещё Александр II, напуганный размахом революционного движения и возмущённый, что суды присяжных, морально не готовые ещё выполнять свои функции, руководствовавшиеся в своих решениях не столько законом, сколько эмоциями, начали оправдывать заведомых террористов. По сути, Александр Александрович лишь продолжил политику своего отца, создав в итоге более-менее функциональный и вменяемый суд.

То же самое можно сказать и о Земской реформе Александра Освободителя, о которой мы ещё поговорим более подробно. Да, Александр III ограничил права выборных органов местного самоуправления, усилил в них влияние дворянского элемента, предоставил губернаторам полномочия отменять решения земских органов, причём не только по причине их несоответствия законам, но и по причине их "нецелесообразности". Но противоречия между земствами и правительством имели место и во времена Александра II. В частности, земские органы, закономерно стремясь облегчить налоговое бремя, лежащее на крестьянах, многократно усиливали налогообложение промышленных предприятий, что вызывало противодействие правительства, так как препятствовало промышленному развитию России, на которое делал ставку министр финансов Рейтерн, именно за счёт промышленного роста надеявшийся поправить положение государственных финансов. В результате Александр II, едва учредив земское самоуправление, начал ограничивать его полномочия. Александр III лишь завершил этот процесс. Выборные органы сохранились - но политическая незрелость земских гласных, порой толкавшая их на совершенно волюнтаристские решения, нисколько не сообразные государственной пользе, теперь могла быть уравновешена усилением роли губернаторов и министра внутренних дел, а увеличение числа гласных от дворян приводило в ряды земцев представителей наиболее образованного класса. К слову, помимо всего прочего, губернаторы ледили и за тем, чтобы земские управы исправно выполняли ту работу, для которой, собственно, они и создавались в 1864 году - строительством церквей, больниц, дорог и других объектов общественной значимости, а не рассуждениями об общеполитических вопросах.





Заседание земской управы





Пореформенной русской армии преобразования Александра III вообще не коснулись. Ни возврата к отменённой предыдущим государем рекрутчины, ни увеличения сроков службы, ни даже ужесточения правил призыва Александр III не предпринял, сосредоточившись исключительно на повышении боеспособности войск и их перевооружении современным оружием. Стоит отметить, что проблемы армии Александр III знал не понаслышке и имел реальный боевой опыт - участие в Русско-Турецкой войне за освобождение Болгарии. В ходе которого он имел возможность лично оценить качества новой русской армии, уровень подготовки её солдат, степень эффективности организации армии. А также степень современности её вооружения.

При Александре III армия многократно усилилась в техническом отношении. В пехоте были приняты на вооружение магазинные винтовки Мосина взамен однозарядных "берданок". Появились "самокатчики" (военные велосипедисты) и пулемёты. Флот получил в свой состав современные броненосцы, которые не успел принять на вооружение Александр II. Черноморский флот, который Александр II не успел возродить перед Русско-Турецкой войной, Александр III, по сути, создал с нуля. Таким образом, можно утверждать: если Александр Освободитель модернизировал организацию русской армии и систему её комплектования, то Александр Миротворец продолжил эту модернизацию, оснастив войска современными видами вооружений. Ни о каких "контрреформах" в армейской сфере говорить явно не приходится.

 Впрочем, одно из нововведений Александра III  в военной сфере выглядит явно неудачным. Это новые мундиры в "простонародном" стиле, напоминавшие по фасону крестьянские армяки. Для солдат в бою они не были намного удобнее прежних полукафтанов, введённых Александром Освободителем, офицеры же встретили это нововведение с откровенным раздражением, и многие из них подали в отставку, так как показываться в таком наряде в великосветском обществе им казалось неприличным. В результате командирские кадры Русской Императорской Армии оказались ослаблены, и это сказалось позднее, в период Русско-Японской войны. Да и меховые шапки в качестве головного убора (даже летом) не добавляли новой униформе практичности.








В области внешней политики Александр III прославился как "царь-миротворец". Многократно писалось многими публицистами, что при нём Россия ни с кем не воевала и наконец-то смогла сосредоточиться на своих внутренних проблемах, что обеспечило стране бурный экономический рост. В действительности это не совсем верно. Россия при Александре III старалась воздерживаться от конфликтов с крупными геополитическими игроками (прежде всего - с ведущими европейскими державами), но продолжала активную политику на Востоке, закрепляя за собой Среднюю Азию и отражая попытки агрессивных соседей (науськиваемых англичанами афганцев) подчинить себе сопредельные территории российского Туркестана. В целом это следует признать продолжением политики Александра II, расширившего владения России на восток (бухарские, хивинские, кокандские походы, Ахалтекинская экспедиция Скобелева), но проявлявшего осторожность на Европейском континенте. Наученный горьким опытом Крымской войны, Александр II вовсе не стремился втягивать Россию в большую европейскую войну, ему гораздо важнее было поддерживать мир, чтобы иметь возможность провести внутренние преобразования, и если Русско-Турецкая война началась, то в этом была вина отнюдь не Александра II. Александр III в полной мере продолжал осторожную политику своего отца - и при этом проявлял такую же неуступчивость в действительно принципиальных вопросах. Притчей во языцех стала его угроза австрийским дипломатам, попытавшимся шантажировать Россию. Когда посол Австро-Венгрии, выражавший "обеспокоенность усилением России на Балканах", пригрозил, что Австрия может мобилизовать против неё три армейских корпуса, император завязал узлом вилку и швырнул её на тарелку обалдевшему послу со словами: "Вот что я сделаю с вашими корпусами!"

Активно продолжилось при Александре III и железнодорожное строительство, начатое его отцом. Но, наученный горьким опытом предыдущего царствования, когда железнодорожное строительство зачастую становилось поводом для всевозможных спекуляций и коррупционных схем, Александр III изъял эту сферу народного хозяйства из ведения частного капитала и взял под строгий государственный контроль.





Именно при Александре III - в 1891 году - началось строительство знаменитой Транссибирской магистрали





Именно при Александре III - в 1891 году - началось строительство знаменитой Транссибирской магистрали. Эта железная дорога не только связала промышленные и сельскохозяйственные регионы Европейской России с удалёнными восточными окраинами, но и дала стимул к промышленному развитию азиатской части страны, к строительству новых городов. Важную роль в руководстве строительством Транссиба играл сын государя Николай Александрович, будущий император Николай II. И именно при Николае II Транссиб стал тем путём, по которому в Сибирь хлынули крестьяне-переселенцы осваивать новые земли в ходе Столыпинских реформ.

Таким образом, однозначно можно утверждать: оппозиционность Александра III к правлению его отца и его реформам сильно преувеличена. Не было никаких "контрреформ", Александр III ни в чём принципиальном преобразований своего отца не отменил (да и не смог бы, скорее всего, этого сделать). По существу, он поступил с наследием Александра II точно так же, как сам Александр II поступил с наследием своего отца: внимательно изучив опыт жизни России в соответствии с пореформенным законодательством, он выявил в этом законодательстве слабые стороны, которые и постарался скорректировать. Но такие коррективы "вправо" пытался вносить в собственное законодательство и сам Александр Освободитель. В то время, как либеральная общественность жаждала "продолжения банкета" (сиречь, "увенчания здания реформ"), Александр Освободитель понимал, что без конца реформировать страну невозможно, надо остановиться и оглядеться, проверить проведённые реформы на эффективность. И только после этого принимать какие-то новые решения. Именно так и поступил Александр III. И признаем: ему удалось органично встроить пореформенные учреждения в структуру русской монархической государственности и обеспечить в итоге развивающуюся экономику и эффективное управление.

Tags: Александр Миротворец, Александр Освободитель, История Отечества
Subscribe

Posts from This Journal “Александр Миротворец” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments