Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Боевая подруга Ксения Чиж

В связи с женским праздником 8 марта в моём журнале уже установилась традиция вспоминать выдающихся женщин, оставивших свой след в отечественной истории. Об одной из них я хотел бы сегодня рассказать. Речь у нас пойдёт о супруге главнокомандующего ВСЮР Антона Ивановича Деникина Ксении Васильевне, урождённой Чиж.






Ксения Васильевна Чиж,
жена Антона Ивановича Деникина






Ксения Васильевна Деникина, урождённая Чиж (1892 - 1973) появилась на свет в Беле, Седлецкой губернии Российской империи, в семье податного инспектора Василия Ивановича Чижа. Будущий супруг - Антон Иванович Деникин - знал её в буквальном смысле с рождения: он был другом семьи. Более того: Деникин, будучи 20 лет от роду, присутствовал на крестинах девочки, впоследствии, как друг семьи, дарил ей подарки. Когда Ксения достаточно подросла, родители определили её в институт благородных девиц. После института девушка поступила на преподавательские курсы и получила специальность учительницы русской истории. Так что девушкой она была достаточно передовой и коротать время между кухней, детской и церковью по воскресеньям явно не хотела, собираясь стать полезным членом общества. Тем симптоматичнее и дороже для нас её безукоризненно контрреволюционные взгляды.

Незадолго до Первой Мировой войны Ксения Васильевна влюбилась в молодого гусарского офицера. Дело шло к свадьбе, однако в ход событий бесцеремонно вмешалась Первая Мировая война. Жених Ксении Васильевны отбыл на фронт, невеста, как водится, торжественно пообещала ждать... В 1915 году Ксении Васильевне сообщили, что её жених погиб.



Ксения Васильевна Чиж в 16-тилетнем возрасте.





Это был тяжёлый период в жизни Ксении Васильевны. Родители её развелись, мать вторично вышла замуж, отец вторично женился, родной городок Бела оказался оккупирован австро-германцами. Ксения Васильевна чувствовала себя предельно одинокой и беспомощной.

Так получилось, что именно в этот момент рядом с ней оказался давний друг семьи - Антон Иванович Деникин. Деникин, ставший к тому времени достаточно известным боевым генералом, командиром доблестной Железной стрелковой дивизии, тоже переживал личную драму: в начале 1916 года скончалась его мать. В связи с тяжёлыми боями Деникин не смог приехать на похороны - лишь дважды по вызову врачей он навещал свою больную мать в Киеве. В результате Ксения Васильевна и Антон Иванович потянулись друг к другу. Видеться возможности не было - были только письма. Но в этих письмах молодая девушка, овдовевшая прежде свадьбы, и сорокалетний генерал, недавно осиротевший, были друг с другом предельно откровенны. В конце концов Деникин решился сделать Ксении Васильевне предложение - и она его приняла.

Решение далось Ксении Васильевне не без колебаний. Она хорошо знала Антона Ивановича как друга семьи, он заботливо интересовался её учёбой в институте благородных девиц и даже, случалось, по-отечески журил за испачканные чернилами пальцы. Она ценила его как друга - но именно в силу этого ей сложно было представить его себе в роли жениха. В конце концов оба решили соединить себя браком после окончания войны - тем более, что год 1916-й выдался на фронте очень напряжённым, и Деникину очень быстро стало не до личной жизни. Оставались только письма.







Антон Иванович Деникин в годы Первой Мировой войны






В том, что война кончится скоро и кончится неизбежной победой России, Деникин не сомневался. Жених и невеста вовсю строили планы. Антон Иванович в письмах предлагал провести медовый месяц в Италии - на побережье Адриатики, в Венеции, в Риме. Этим планам, однако, не суждено было сбыться: 2 марта 1917 года грянула Февральская революция, приведшая к крушению русского фронта и радикально изменившая жизнь Антона Ивановича. А Ксении Васильевне осталась только судьба эдакой декабристки ХХ века.

Когда после поражения Корниловского выступления Деникин, принявший в нём активное участие, оказался в заключении в Бердичеве, а затем - в Быховской тюрьме. Ксения Васильевна по-прежнему находилась в Киеве. Она стремилась приехать к Деникину в Бердичев, чтобы там хоть чем-то быть полезной ему, но Деникин, видя всеобщее озлобление революционной солдатни против "корниловцев" и опасаясь за жизнь и честь девушки, строжайше ей запретил. В Киеве Ксения Васильевна времени зря не теряла - она привлекла целую группу высококвалифицированных местных адвокатов, которые согласились защищать Деникина. Адвокаты сформировали коллегию, которой Ксения Васильевна передала все имевшиеся в её распоряжении рукописи и письма Деникина, надеясь, что эти документы помогут ему оправдаться в глазах новых революционных властей. В Киеве же она держала наготове автомобиль, на котором коллегия адвокатов должна была немедленно выехать в Бердичев при первой же необходимости, чтобы не допустить бессудной расправы или скоропалительного военно-полевого суда.

О том, какие мысли владели её женихом, какие опасения переживала она сама, она рассказала в своих неопубликованных воспоминаниях, отрывки из которых нередко цитируют биографы Деникина: "Антон Иванович был убежден, что их никуда не повезут, а растерзают по дороге. И в застывшей душе было только одно желание, чтобы добили скорей, не мучая, не издеваясь долго. И знал, что сил хватит не дрогнуть перед смертью". Когда Деникина вместе с другими бердичевскими узниками перевезли в Быхов, Ксения Васильевна безоговорочно последовала за ним. Об их первой встрече в Быхове она вспоминала так: "Вошла в камеру и... смутилась. Там много народу, и все на меня смотрят. Улыбается своей милой, смущенной улыбкой мой генерал. А мне хочется целовать его руки и плакать". Они виделись едва ли не ежедневно. Моральная поддержка жены много значила для Деникина, а Ксения Васильевна, вероятно, именно в этот период окончательно определилась со своими политическими предпочтениями, полностью разделив взгляды своего будущего мужа. Да и пережитые страхи за его жизнь, безусловно, сыграли свою роль.

После октябрьского переворота  Деникин, изменив внешность, с польским паспортом и под видом польского буржуа пробрался на Дон, где начиналось формирование белой Добровольческой Армии. Ксения Чиж прибыла в Новочеркасск раньше своего жениха - правда, Деникин снабдил её рекомендательными письмами к атаману Каледину и генералу Алексееву. Каледин отнёсся к просьбе Деникина позаботиться о своей невесте с пониманием - поселил её в доме своих друзей. После окончания Рождественского поста в 1918 году Деникин и Ксения Васильевна, наконец, обвенчались. Откладывать свадьбу не было ни малейшего смысла: дальнейшие перспективы выглядели настолько туманными, что ждать более спокойных времён не приходилось. Из опасения рабочих волнений или провокаций со стороны левацких группировок свадьба прошла очень скромно. В храме не зажигали даже паникадила. Помимо священника, на церемонии присутствовали генерал С.Л. Марков, полковник Н.С. Тимановский и два адъютанта.





Свадебное фото Деникина и Ксении Чиж.





Практически сразу же после свадьбы Ксению Чиж, ставшую Ксенией Деникиной, ожидало новое тяжёлое испытание. Отстоять Ростов и Новочеркасск белым не удалось, Добровольческая Армия выступила на Кубань, в свой Ледяной Поход. Свои семьи белые офицеры оставляли на Дону, на попечении местных казаков - обозы нужны были раненым. Испуганная Ксения Васильевна, хорошо понимавшая, чего можно ожидать от большевиков, буквально умоляла Деникина взять её с собой, пыталась разговаривать и с Корниловым (кстати, Лавр Георгиевич обещал её поддержать!), но Антону Ивановичу совесть не позволяла спасать свою жену в то время, когда семьи его боевых друзей - Маркова и Алексеева - оставались в Ростове.

К счастью, в Ростове никто Ксению Васильевну не знал, о свадьбе никто не слышал тоже, и выдать большевикам на расправу "девицу Чиж" было некому. Ксения Васильевна спряталась в доме одной армянской семьи под видом "беженки из Польши" - этот статус мог бы вызвать сочувствие у большевиков. Племянник хозяев дома, пленившись её красотой, начал энергично за ней ухаживать. Ксении пришлось перебраться из Ростова от греха подальше в Новочеркасск, где она и дождалась прихода белых.

Примечательно, что этот приход принёс ей не только освобождение от постоянного страха - узнай большевики, кем является "беженка из Польши девица Чиж" на самом деле, она немедленно была бы взята в заложники, и это ещё при самом благоприятном раскладе - но и новые проблемы. Несколько офицеров-дроздовцев, возомнивших, что им как освободителям города всё дозволено, решили выселить с квартиры "непонятную девицу", чтобы занять её жилплощадь. Ксении Васильевне стоило большого труда убедить этих офицеров, что она - жена их главнокомандующего.

В дальнейшем Ксения Васильевна оставалась в тылу белой армии и никакому риску от большевиков более не подвергалась. С февраля 1919 года практически все её заботы были сосредоточены на воспитании новорождённой дочери - Марины Антоновны Деникиной. Деникин, чередуя своё время между пребыванием в Ставке, выездами на фронт и встречами с представителями союзников, видеться с женой возможностей практически не имел. Снова оставались только письма. Их тон был по-прежнему тёплым и заботливым, но... своей новорождённой дочерью генерал практически не интересовался. Он ожидал рождения сына и оказался сильно разочарован. Лишь в эмиграции, когда у него появилось больше свободного времени, он смог по-настоящему полюбить маленькую Марину. Пока же заботы о дочери в тяжёлых условиях Гражданской войны (и вызванной этой войной тотальной нехватки всего самого необходимого) легли на плечи Ксении Васильевны.





Лето 1919 года. Население одного из освобождённых от большевиков городов
встречает Деникина хлебом-солью.


Антон Иванович Деникин с дочерью Мариной. Начало 1920-х годов.





После Новороссийской катастрофы и ухода Деникина в отставку с поста главнокомандующего супруги переезжают за границу. Они сменили несколько стран - Англия, Бельгия, Венгрия. Везде Ксения Васильевна помогала Антону Ивановичу поддерживать на приемлемом уровне быт (несмотря на то, что денег катастрофически не хватало - единственным источником доходов был писательский труд отставного генерала). Все заботы по хозяйству Ксения Васильевна взяла на себя - но при этом отнюдь не держалась в стороне от дел эмиграции. Она активно помогала Деникину в его работе над его научным трудом "Очерки Русской Смуты" и книгой воспоминаний "Путь русского офицера", вела свой собственный дневник, в котором фиксировала все сведения, долетавшие до неё из России. Известно, что Антон Иванович этот дневник читал и обсуждал с супругой, так что в известном смысле это их совместное творение.

С конца 1920-х годов Деникины обосновались во Франции, где их дом, хоть и был предельно скромным, сделался в определённом смысле средоточием интеллектуальной жизни русской эмиграции. Частыми гостями в этом доме были философ Иван Ильин, писатели Александр Куприн и Иван Шмелёв, поэтесса Марина Цветаева. Часто заходил генерал Александр Кутепов, развернувший подпольную борьбу против большевицкой диктатуры и советовавшийся с Деникиным. Ксения Васильевна была не просто хозяйкой, а активным членом этого кружка, участницей дискуссий.





Супруги Антон и Ксения Деникины в Мимизане (Франция)





Положение супругов резко осложнилось после нацистской оккупации Франции. С деньгами стало совсем туго - гитлеровцы не забыли, что Антон Иванович резко выступал против любого сотрудничества эмигрантов с ними. Тем не менее, Ксения Васильевна не унывала, стараясь морально поддерживать Антона Ивановича. Материально же поддержку оказывали прежние друзья по Белому Движению и повзрослевшая дочь Марина.

Когда началась Великая Отечественная война, Ксения Васильевна отреагировала на это известие с двойственным чувством. С одной стороны, она искренне надеялась, что война приведёт к падению большевизма. С другой - невыносимо было знать, что "немецкие бомбы разрывают на части русские тела, проклятые немецкие танки заполнили нашу страну, льётся русская кровь". Вскоре гестапо арестовало Ксению Васильевну. Антона Ивановича не тронули - он казался немцам слишком старым, и потому не опасным. Вскоре выпустили и Ксению Васильевну. Очень скоро их дом становится приютом... для солдат русских коллаборационистских формирований, среди которых Деникин ведёт антифашистскую пропаганду, убеждая переходить при первом удобном случае на сторону западных союзников СССР. А Ксения Васильевна наблюдает за этими людьми и фиксирует результаты своих наблюдений. И снова она обсуждает свои записи с Антоном Ивановичем, и они вдвоём искренне дивятся состоянию умов этих людей, которых лишь нечеловеческие условия концлагерей толкнули на сотрудничество с врагом, но которые при этом не только не забыли своей Родины и своих корней, но и в коммунистические идеи продолжают верить.





Ксения и Антон Деникины в период Великой Отечественной войны.
Мимизан, Франция.




После Победы в мае 1945 года супруги Деникины переезжают в США. Там Ксения Васильевна работала в Славянском отделе Колумбийского университета и писала статьи для русскоязычных изданий. Продолжалась эта работа, однако, недолго - очень скоро Антон Иванович почувствовал себя плохо и слёг в больницу - сказывался возраст, да и жизнь его никак не назовёшь лёгкой и безоблачной. Ксения Васильевна находилась в больнице при муже почти неотлучно. Именно ей довелось услышать его последние слова: "Вот не увижу, как Россия спасётся". Деникин также просил передать Марине и её сыну, что уходит, оставляя им незапятнанное имя. Вскоре после смерти мужа Ксения Васильевна вновь переехала во Францию - к дочери. Скончалась эта сильная духом женщина, долгие годы бывшая верной боевой подругой белого главкома, в Париже 3 марта 1973 года, погребена на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. В 2005 году останки Ксении Васильевны Деникиной были перенесены в Россию и захоронены в Москве в Донском монастыре.
Tags: Белые, Великая Отечественная война, Гражданская война, Деникин, Жизнь замечательных женщин, История Отечества, Эмиграция
Subscribe

Posts from This Journal “Жизнь замечательных женщин” Tag

promo mikhael_mark август 12, 21:50 Leave a comment
Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments