Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Жизнь и смерть атамана Дутова. Часть 1

В ночь с 6 на 7 февраля 1921 года, 100 лет тому назад, большевицкой диверсионной группой в Китае был убит Александр Ильич Дутов, атаман Оренбургского казачьего войска, один из родоначальников Белого Движения, непримиримый враг большевизма. Ровно год спустя после злодейского убийства адмирала А.В. Колчака красные убили и его верного соратника - атамана Дутова. Правда, на этот раз им пришлось организовать самый настоящий теракт, в худших традициях народовольцев и эсеров.






Атаман Александр Ильич Дутов




Дутов, пожалуй, был самым необычным белоказачьим атаманом на Востоке России. Обычно со словом "атаман" связывают некую "фронду" против верховной власти адмирала А.В. Колчака, образ некоего "полевого командира", в период революционного хаоса установившего контроль над некоторой территорией, а затем творящий на этой территории террор и произвол. Атаман Г.М. Семёнов признал власть Колчака лишь летом 1919 года, атаман И.П. Калмыков - вскоре после этого, атаман Б.В. Анненков, формально признав Колчака верховным правителем, жёстко критиковал его и всячески уклонялся от отправки своих войск на запад, на общий с Колчаком фронт (справедливости ради надо признать, что Анненкову войска действительно были нужны в Семиречье, для борьбы с местными красными повстанцами). Дутов же был лоялен Колчаку искренне и всецело, в частности, принимал активные меры, чтобы урегулировать отношения Колчака с Семёновым. Дутов командовал армией на фронте во время весеннего наступления Колчака и даже имел по поводу этого наступления собственное видение. Впрочем, обо всём по порядку.
Александр Ильич Дутов родился 5 (17) августа 1879 года в Казалинске, в казачьей семье. Отец его был офицером Оренбургского войска, участвовал в туркестанских походах М.Д. Скобелева и вышел в отставку, украсив свои плечи генеральскими погонами. Мать также происходила из казачьего рода и охотно делила с мужем все тяготы походной жизни. Александр Ильич и родился в походе, на одном из привалов. Согласно семейному преданию, пересказанному в своём романе о Дутове писателем Валерием Поволяевым, однажды в палатку, где ютилась мать будущего атамана с маленьким сыном, заползла ядовитая змея, и не миновать бы мальчику беды, если бы на выручку не примчался отец, каким-то внутренним чутьём почувствовавший опасность.

Во время обучения отца в офицерской кавалерийской школе (1888 - 1889 гг.) малолетний Дутов жил в Петербурге, где посещал занятия в частных школах. В 1889 году он поступил в Оренбургский Неплюевский кадетский корпус 10-ти лет от роду, где звёзд с неба не хватал, но и в отстающих не ходил, равно как и не давал однокашникам себя в обиду. Окончив кадетский корпус в 1897 году, Дутов поступает в престижное Николаевское кавалерийское училище, откуда спустя два года выходит хорунжим в 1-й Оренбургский казачий полк.





Александр Ильич Дутов в подростковом возрасте

Здание Оренбургского Неплюевского кадетского корпуса. Современное фото.



Полк квартировал в Харькове. Именно там, в Харькове, молодой казачий офицер неожиданно для сослуживцев заинтересовался военно-инженерным делом и добился откомандирования сначала в Киев, для предварительного испытания при штабе 3-й сапёрной бригады, а затем - в Петербург, в Николаевское инженерное училище - сдавать экзамены на право прикомандирования к инженерным войскам. За четыре месяца Дутов подготовился к сдаче экзаменов за весь курс (!!!) училища и успешно сдал эти экзамены, после чего его направили в Киев, в 5-й сапёрный батальон. Обратим внимание: Александр Ильич, по сути, самоучкой получил одну из самых наукоёмких тогдашних военных специальностей, сумел официально подтвердить свою квалификацию и стал таким образом полноценным инженерным офицером. В 5-м батальоне его уже через три месяца назначили преподавателем батальонной сапёрной школы, а с 1903-го - ещё и телеграфной. То есть, Александр Дутов не просто стал высококвалифицированным военным инженером, но и затмил своими познаниями многих своих коллег по батальону. А ещё отметим важную черту: будущий атаман живо интересуется новинками в военном деле.

В тот же период, в 1903-м году, Дутов женится на Ольге Викторовне Петровской, потомственной дворянке Санкт-Петербургской губернии. От этого брака у него вскоре родится дочь.

1 октября 1903 года Дутов, как и многие его будущие коллеги по Белому Движению, поступает в Николаевскую академию Генерального Штаба. Окончить это престижное учебное заведение он не успел - вспыхнула Русско-Японская война, и Александр Ильич, как подобает боевому офицеру, предпочёл учёбе живую боевую деятельность во имя Отечества. Дутов участвовал в боях в составе 2-й Маньчжурской армии и был удостоен Ордена Святого Станислава 3-й степени.

Вернувшись с войны, Дутов возобновил учёбу и в 1906  году окончил Академию Генерального Штаба. Правда, лишь по второму разряду - без причисления к Генеральному Штабу и досрочного производства в следующий чин. Некоторое время он служил при штабе Киевского военного округа, куда был направлен для ознакомления со службой Генерального Штаба, а с 1909 года начал преподавать в Оренбургском казачьем юнкерском училище. Преподаватель из Дутова вышел действительно неплохой - во всяком случае, юнкера его любили. Одним из учеников Александра Ильича, в частности, был Григорий Михайлович Семёнов, будущий соратник Дутова по Белому Делу.





Оренбургское казачье юнкерское училище. Фото начала ХХ века.




Когда началась Первая Мировая война, Дутов несколько раз просил направить его на фронт. Однако начальство держало перспективного преподавателя в училище. Лишь в 1916-м году ходатайство Дутова было удовлетворено. В этот период русское командование предприняло формирование в составе кавалерийских дивизий пеших батальонов, предназначенных для позиционной войны. В казачьих полках формировались пешие сотни. Именно такую пешую сотню в составе 1-го Оренбургского наследника цесаревича Алексея Николаевича полка поручено было сформировать Дутову. С этой пешей сотней он принял участие в Брусиловском прорыве: форсировав Днестр,  казаки заняли оборону в австрийских окопах и в течение нескольких дней отражали атаки противника, следовавшие одна за другой. Дутов лично распоряжался обороной, несколько раз ему приходилось и самому принимать участие в рукопашных схватках, когда враг врывался в окопы. В ходе этих боёв Дутов получил три ранения (последнее - тяжёлое) и тяжёлую контузию, после которой частично оглох. Два месяца Александр Ильич провёл в госпитале, а после выписки получил назначение командиром своего 1-го Оренбургского казачьего полка.

Вскоре после этого полк был направлен на Румынский фронт, где поздней осенью и зимой, при крайне неблагоприятных погодных условиях, Дутов со своим полком сумел окружить и успешно разгромить полк германской пехоты. Командир корпуса Ф.А. Келлер, под командованием которого служил Дутов, давал Александру Ильичу такую аттестацию: «Последние бои в Румынии, в которых принимал участие полк под командой войскового старшины Дутова, дают право видеть в нем отлично разбирающегося в обстановке командира и принимающего соответствующие решения энергично, в силу чего считаю его выдающимся и отличным боевым командиром полка».





Фёдор Артурович Келлер, корпусной командир Дутова
в период Первой Мировой войны




Однако после Февральского переворота пути Дутова и Келлера разошлись. Келлер категорически отказался признать переворот, самозванному "временному правительству" не присягнул и вынужден был покинуть армию. Дутов же вскоре после переворота был избран делегатом от своего полка на 1-й Общеказачий Съезд, созыв которого инициировало "временное правительство" для того, чтобы "узнать нужды казачества". На этом съезде Дутова, как боевого и популярного среди рядовых казаков офицера избирают "товарищем" (заместителем) председателя Временного совета Союза Казачьих Войск. Основной задачей этот временный совет ставил созыв нового, 2-го Общеказачьего Съезда, более представительного, чем первый. Поскольку казачье движение в тот период ещё только нарождалось, его идейная платформа ещё не выкристаллизовалась, а популярные в дальнейшем в казачьей среде деятели ещё не успели набрать достаточно политического веса, то 2-й Съезд избрал председателем того, кто его готовил - Дутова. Вскоре Дутов становится председателем Совета Союза Казачьих Войск.

В этот период "временное правительство" весьма благосклонно отнеслось к Дутову. Керенский, возглавивший после нескольких политических кризисов кабинет, нуждался в поддержке казачества. С одной стороны, до недавнего времени казаки активно использовались царским правительством для подавления уличных беспорядков, так что в среде революционной демократии к казакам было резко враждебное отношение. Считалось хорошим тоном называть их "опричниками". Так что у Керенского, как у ставленника той самой революционной демократии, были все резоны опасаться ответной враждебности казаков. С другой стороны, "главноуговаривающий" не мог не понимать, насколько шатко его положение. Поэтому он остро нуждался в военной силе, готовой исполнить любой его приказ и подавить любые попытки сместить силовым путём его самого. Армия для этой цели не годилась - она находилась на фронте, да и отношения между правительством и офицерством были безнадёжно испорчены "демократизацией". И Керенский обратил внимание на нарождающееся казачье движение.

В результате именно при Керенском Дутов осуществил свою давнюю мечту - был причислен к Генеральному Штабу. "Министр-председатель" всячески демонстрировал своему тёзке в казачьем мундире своё полное доверие. Но когда в результате подлой провокации Керенского верховный главнокомандующий генерал Л.Г. Корнилов оказался вынужден в открытую выступить против правительства, Дутов неожиданно для Керенского поддержал Корнилова.








Керенский требовал от Дутова подписаться от имени Союза Казачьих Войск под правительственным указом, объявлявшим Корнилова - изменником Родины, а донского атамана Каледина - мятежником. Дутов, однако, знал фронт не понаслышке и понимал, что удержать его от окончательного развала можно только теми мерами, которые предлагает Корнилов. На Каледина же он и вовсе смотрел как на главного потенциального союзника в будущей борьбе за интересы казачества. Санкционировать от имени казачества расправу с этими двумя безукорнизненными патриотами и крупными военными специалистами Дутову не позволяла совесть. Имеются сведения, что Александр Ильич заявил в ответ на уговоры Керенского: "Можете послать меня на виселицу, но такой бумаги я не подпишу!"

Дутов к этому времени был уже достаточно популярен в казачьих кругах, и тронуть его Керенский не решился, хотя Александр Ильич всерьёз планировал обороняться, если вдруг придут его арестовывать. Но поддержка Корнилова в роковые августовские и сентябрьские дни добавили ему популярности в патриотических кругах - и 1 октября 1917 года Дутов был избран войсковым атаманом Оренбургского казачьего войска.

Примечательно, что полк Дутова - 1-й Оренбургский казачий - защищал во время Корниловского выступления ставку генерала А.И. Деникина, охранял последнего русского главнокомандующего Н.Н. Духонина и разгонял большевицкие выступления в Смоленске. Так что командир-профессор сумел воспитать своих подчинённых настоящими патриотами, верными долгу и присяге.




Александр Ильич Дутов
На атамане - аксельбанты генштабиста, полученные от Керенского.





Избрание Дутова оренбургским атаманом не осталось незамеченным в Петрограде. Керенский, скрепя сердце, утвердил Александра Ильича главноуполномоченным Временного правительства по продовольствию по Оренбургскому казачьему войску, Оренбургской губернии и Тургайской области с полномочиями министра, а также произвёл в чин полковника. 22 октября 1917 года Дутов планировал провести общую демонстрацию всех казачьих частей петроградского гарнизона. Атаман рассчитывал, что столь внушительная манифестация вооружённых казаков напугает изготовившихся к захвату власти большевиков, а заодно - сплотит станичников и позволит им взять под свой контроль все ключевые элементы городской инфраструктуры. Эта идея Дутова всерьёз напугала Ленина. Но Керенский под давлением революционной демократии не разрешил демонстрации, чем подписал себе приговор, 25 октября (7 ноября) 1917 года большевики взяли власть. А для Дутова началась новая, самая яркая страница его биографии.

Продолжение следует.

Tags: Белые, Вечная память, Гражданская война, Дутов, История Отечества, Казачество, Корниловское выступление, Первая Мировая война, Революция
Subscribe

Posts from This Journal “Казачество” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments