Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Гарри Поттер и уроки Рождества. Часть 7.

Как уже стало в моём ЖЖ традицией, январские праздники - самое время вернуться к рождественским сценам в "Гарри Поттере". В прошлый раз мы говорили о Рождестве в 6-м томе - "Гарри Поттер и Принц-Полукровка", а значит, теперь мы вплотную подошли к финальному, 7-му тому поттерианы - "Гарри Поттер и Дары Смерти". К тому, в котором - внимание!!! - автор и издатели обещали в аннотации "раскрыть все волшебные тайны". И надо сказать, что наилучшим образом раскрыть все свои тайны Роулинг удалось именно в рождественских сценах.





Рождественские сцены в 7-м томе - это прежде всего приключения в Годриковой Впадине.
И примечательно, что Гарри и Гермиона оказываются здесь у стен местной церкви.





Но прежде, чем мы начнём предметный разговор, самое время вспомнить о том, что Рождество в западноевропейской традиции - это в первую очередь семейный праздник. Гарри же очень не хватает семьи. Его родителей, как всем хорошо известно, убил лорд Вольдеморт, когда мальчику был всего год. Тема тоски главного героя по семье очень ярко показана в первом томе поттерианы - и неожиданно к этой же теме Роулинг возвращается в финальном томе. Гарри, у которого никогда не было семьи, рвётся навестить могилы родителей в Годриковой Впадине.
И вот там, на могиле Джеймса и Лили Поттеров, Гарри видит неожиданную эпитафию - в виде цитаты из Апостола Павла: "Последний же враг истребится - смерть". Примечательно, что на том же самом кладбище в Годриковой Впадине покоятся и останки членов семьи Альбуса Дамблдора - его матери Кендры и сестры Арианы. Гарри видит и их захоронение, и на нём тоже красуется библейское изречение - на сей раз евангельская цитата: "Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше".

Дамблдор - любимый наставник Гарри, именно он возглавлял борьбу против тёмного лорда Вольдеморта, именно он в шестой части давал Гарри необходимые для будущей борьбы наставления. За время своей учёбы в Хогвартсе Гарри привык, что именно Дамблдор всегда расставляет все необходимые "точки над i", именно Дамблдор объясняет ему смысл тех ситуаций, с которыми он сталкивается, ведёт его по жизни. По сути, отношения Гарри и Дамблдора - это не столько отношения ученика и учителя, сколько отношения духовника и духовного чада, Дамблдор преподаёт Гарри самую сложную науку, не имеющую никакого отношения к волшебству - науку жизни. И вот, память о Дамблдоре, равно, как и тесно связанная с Рождеством память о собственной семье, приводит Гарри туда, где он встречает... библейские цитаты.




Гарри и Гермиона на могиле Джеймса и Лили Поттеров.




Композиция всей поттерианы таким образом закольцовывается. В первом томе, точно так же в рождественские дни Гарри обнаруживает зеркало Еиналеж, в котором видит свою семью - и это воспоминание о семье становится для него источником серьёзного искушения и оборачивается первым уроком самой настоящей духовной брани. И в последнем томе тоска по семье приводит его к некоему уроку, который снова надо усвоить. Но это уже оказывается урок чистого, беспримесного и ничем не завуалированного христианства. А поскольку в книгах Роулинг рождественские страницы неизбежно оборачивались уроком не только для главного героя, но и для читателей, то в сцене на кладбище начинает отчётливо проступать главный замысел автора - путём создания остросюжетной фантастической эпопеи обратить читателя в итоге к христианству, представить ему то, что пытается внушить ему Церковь во-первых не скучным, а во-вторых - жизненно необходимым. Не случайно Роулинг в одном из интервью открытым текстом заявила, что именно в этих двух библейских эпитафиях и резюмируется весь смысл поттерианы. Не случайно и то, что кладбище, на котором происходит эта встреча Гарри с совершенно не знакомой ему христианской традицией, находится в ограде церкви, и приходит на него Гарри под звуки богослужебных гимнов, прославляющих Рождество Спасителя.

Конечно, история Спасителя Христа уникальна, и повторить его подвиг никто не в силах. Конечно, именно Христос Своей Искупительной Жертвой и последующим чудесным Воскресением дарует нам ту самую победу над "последним врагом - смертью", которую обещает эпитафия на могиле Джеймса и Лили. Но ведь тот же Апостол Павел, который изрёк эти слова о "последнем враге", учил и следующему: "Подражайте мне, как я Христу". То есть - христианин всё же призван в меру своих сил и способностей подражать Христу в своей жизни - своей собственной любовью, своей собственной жертвенностью. Отнюдь не случайно фраза о "последнем враге" оказывается на могиле Лили - матери, пожертвовавшей жизнью во имя своего сына и давшей ему тем самым защиту от враждебной магии. Да, Лили мертва, как с горечью констатирует оказавшийся на кладбище и не знакомый с христианством Гарри. Но своей смертью она дала ему самому возможность жить, она и доселе незримо хранит его. И к тому же самому в итоге оказывается призван и Гарри: его сердце - не с мирским существованием и связанными с ним благами, его сердце - с друзьями и наставниками по Хогвартсу, оно исполнено любви настолько, что готово принести себя в жертву, как это в своё время сделала Лили. И этого оказывается достаточно, чтобы в данном, конкретном случае смерть снова оказалась ниспровержена, а тот, кто нёс её другим людям, кто ценой чужой смерти поддерживал своё существование, выворачивая наизнанку евангельские призывы и наполняя апостольские поучения смыслом, противоположным изначальному, именно перед этим жертвенным порывом оказывается в очередной раз бессилен, так ничего и не поняв из собственной ошибки 1981 года. Так перед Гарри мысль о необходимости самоотречения для победы над врагом раскрывается на своей предельной глубине. А мы, в полном соответствии с воспитательным замыслом Роулинг, раз за разом превращавшей рождественские сцены в уроки, должны постичь последний и самый важный урок - урок необходимости искать ответа на свои вопросы в Библии и в целом - в христианской традиции. Гарри на Рождество 1997 года возвращается домой, пусть этот дом и разрушен. И домой же должна вслед за ним вернуться расхристанная Европа - в тот дом, которым служила для неё Церковь и в котором тоже многое порушено, но дом от этого домом быть не перестаёт.




Кадр из фильма "Гарри Поттер и Дары Смерти, часть 1":
Гарри и Гермиона у развалин дома Поттеров.



Печальное воссоединение семьи: Гарри (с Гермионой) у подножия памятника семье Поттеров,
который волшебники установили в Годриковой Впадине, спрятав от маглов.
Стоит заметить, что это - редкий пример корректной иллюстрации к данному эпизоду в книге:
Гарри и Гермиона перемещаются в Годрикову Впадину под оборотным зельем,
приняв облик пожилой магловской четы.



А что же аскетика? - спросите, вероятно, вы. Ведь в двух предыдущих частях (см. здесь и здесь) на Рождество Гарри преподаются серьёзные уроки, связанные именно с аскетическими вопросами, которые Роулинг анализирует средствами своего фантастического мира вполне на взрослом уровне. Конечно, идея самопожертвования в подражание Христу, несомненно, связана с аскетикой, ибо требует предельного самоограничения, но всё же? Ведь повод принести себя в жертву христианину не всегда может предоставиться, но всегда каждый христианин призван ко спасению. Давайте посмотрим, что происходит с Гарри.

Главный герой Поттерианы стремится в Годрикову Впадину, стремится повидать место, где погибли его родители, навестить их могилы, на которых прежде он ни разу не был. Однако, как сам он, так и Гермиона прекрасно осознают всю опасность такого визита. Лорду Вольдеморту прекрасно известно, где погибли родители Гарри (ведь именно он - их убийца), он неглупый человек и понимает, что Гарри рано или поздно придёт навестить могилы родителей. А значит будет ждать. И потому Гарри старательно придумывает причины, которыми можно было бы обосновать необходимость этого визита. То ему кажется, что Вольдеморт непременно должен был спрятать в Годриковой Впадине один из своих горокраксов - Гарри знает, что его враг сентиментален и не менее самого Гарри влюблён в школу Хогвартс, где обрёл в своё время настоящий дом. А значит, Годрикова Впадина будет привлекать его внимание как место, связанное с Годриком Гриффиндором, одним из основателей школы. К тому же именно там, в Годриковой Впадине, Вольдеморт едва не погиб. Конечно, доводы, притянутые за уши и пришитые белыми нитками, но Гарри так хочется в них верить. К тому же о Годриковой Впадине, о том, что произошло там в 1981 году, знал Альбус Дамблдор. А значит, вполне мог оставить в этом селении предназначенный для Гарри меч.

В итоге Гарри таки находит в Годриковой Впадине кое-кто, но только совсем не то, что ожидает. Вместо престарелой Батильды Бэгшот, давней знакомой Дамблдора, Гарри ожидает спрятанная в её умершем теле змея Вольдеморта Нагайна. Ни горокракса, ни меча Гарри в Годриковой Впадине, разумеется, не находит, только сам едва не попадается в руки лорда Вольдеморта. Вдобавок, Гермиона, помогавшая ему вырваться из дома Батильды, устраивает взрыв, в результате которого Гарри лишается своей волшебной палочки. В надежде обрести оружие, которое помогло бы ему уничтожать горокраксы, Гарри теряет своё последнее оружие, лишается и того, что имеет. Данная сцена прямо-таки вопиёт об истолковании. За что же юный Поттер был наказан столь сурово?




Нагайна под видом Батильды встречает Гарри Поттера в Годриковой Впадине.



Разумеется, не за то, что доверился мнимой Батильде. Зло узнать под маской доброй вообще очень нелегко. И уж конечно, мальчишка, не закончивший школы, вряд ли мог бы разоблачить иллюзию, наведённую таким мастером чёрной магии, как лорд Вольдеморт. Но вот своим походом в Годрикову Впадину без особой на то необходимости Гарри подставил под удар не только себя - зная, между прочим, что ему доверено секретное задание повышенной важности, и от его жизни зависит судьба всей волшебной Англии! - но и свою верную подругу Гермиону. Никаких реальных оснований для похода в Годрикову Впадину у него не было - он это вынужден признать сам. Ему хотелось там побывать - и он придумывал причины для этого визита. Конечно, Гарри двигала любовь к родителям - благое, святое чувство. Но вот время для того, чтобы дать этому чувству волю, Гарри выбрал неподходящее.

Вот урок аскетики, который мы должны вынести из рождественских сцен седьмого тома. Самое благое и святое чувство, самое возвышенное движение нашей души может оказаться греховным, если мы позволим ему овладеть нашей волей в недолжное время. А за грех, если он доведён до практики и вовремя не раскаян, наказание может последовать жёсткое и неожиданное. Именно это происходит с Гарри: допустив ошибку, он чудом избегает смерти и лишается волшебной палочки (что многократно усиливает опасность,  в которой он находится - как и наша жизнь, и наша душа после греха оказываются в несоизмеримо большей опасности, чем это было до греха). Поэтому даже за своими благими помыслами мы должны непрерывно следить и постоянно спрашивать себя: а точно ли то, что я сейчас собираюсь совершить, уместно? Нет ли у меня более важных обязанностей, которые мне надлежало бы исполнить прежде? А не подставлю ли я под удар этим своим, якобы, благим поступком кого-то другого?



Гермиона спасает Гарри в доме Батильды.



Наконец, рождественские сцены 7-го тома поттерианы снова заставляют читателя вспомнить о рождественской радости и Рождественском Чуде - казалось бы, совершенно неуместных в условиях открытого господства лорда Вольдеморта и устроенного им террора. Однако именно в Рождество происходят самые неожиданные чудеса, и именно они подкрепляют и в героях, и в нас веру в грядущее торжество Добра. Тем самым композиция вновь закольцовывается: как в первом томе Гарри, обретший в Хогвартсе настоящий дом, именно на Рождество 1991 года впервые получает настоящие подарки и впервые же сталкивается с настоящим чудом - в виде мантии-невидимки, некогда принадлежавшей его отцу и возвращённой Дамблдором, так и в финальном томе, когда и Дамблдор и Хогвартс остаются лишь далёким воспоминанием, Гарри снова получает неожиданный подарок. И снова сталкивается с чудом.

Во-первых, на руинах родительского дома Гарри видит многочисленные надписи, оставленные разными волшебниками и волшебницами, в прежние годы посещавшими развалины Годриковой Впадины. В этих надписях - слова моральной поддержки Гарри и пожелания ему. И звучат они, словно рождественские поздравления от незнакомых людей, согревая душу главного героя.

Во-вторых, спустя несколько дней после побега из Годриковой Впадины, Гарри снова воссоединяется с Роном, некогда предавшим и бросившим своих друзей. До недавнего времени Гарри чувствовал, что всё, связывавшее его с Роном, разрушено навсегда предательством друга, он не желает ни слушать, ни признавать очевидного: срыв произошёл у Рона под воздействием горокракса. Однако Рон не просто неожиданно возвращается - он возвращается именно тогда, когда в нём особенно есть необходимость, возвращается, когда Гарри грозит гибель и помочь ему некому. Возвращается  - и спасает. Восстановление некогда рухнувшей дружбы становится главным и самым приятным рождественским подарком для Гарри, ибо для него друзья намного важнее всего остального.



Рон спасает Гарри



Возвращение Рона - само по себе чудо, произошедшее вопреки не только законам нашего реального мира, но и вопреки законам мира волшебного. Гарри и Гермиона по понятным причинам тщательно скрывают место своей стоянки. После нескольких трансгрессий в разных направлениях Рон неизбежно должен был бы потерять их следы. Однако в рождественское утро, тщетно пытаясь починить палочку Гарри, Гермиона упомянула Рона по имени - и это её слово почувствовал подаренный Дамблдором делюминатор. С помощью которого Рон и добрался до своих друзей.

Однако это чудесное и совершенно неожиданное возвращение Рона сопровождалось и ещё одним столь же неожиданным подарком. Именно Рон помог Гарри выловить из заледеневшего озера тот самый меч Годрика, ради которого Гарри предпринял своё бесполезное и опасное путешествие в Годрикову Впадину. Конечно, меч в озере, как потом выясняется, оставил Снейп по поручению Дамблдора, но ведь не вернись Рон к своим друзьям, не найди он их при помощи делюминатора, не окажись в нужном месте в нужное время - Гарри не только не добрался бы до меча, но и сам наверняка бы погиб.



Гарри следует за патронусом-ланью


Ещё одна иллюстрация, изображающая спасение Гарри Роном. Рядом с Роном - меч Годрика.



От кого же получает Гарри все эти неожиданные подарки? Конечно, многое предвидел и предусмотрел Дамблдор (на которого как раз в это время Гарри начинает здорово сердиться из-за его прошлого) - именно Дамблдор подарил Рону делюминатор, предполагая, что этот прибор окажется ему полезен, именно Дамблдор подал Снейпу идею с передачей меча Гарри. Многое сделал и Снейп, с риском для жизни пробравшийся в лес и подавший Гарри сигнал своим патронусом. И всё же ни Дамблдор, ни Снейп не могли быть наверняка уверены, что Рон именно так вовремя окажется на берегу того замерзшего озера в лесу Дин. Не мог Дамблдор быть до конца уверенным и в том, что Рон сумеет найти Гарри и Гермиону под защитными чарами. Тем более Снейп, запуская своего патронуса-проводника, не мог знать, что за серебристой ланью наблюдает не только Гарри и к каким последствиям приведёт эта лишняя пара глаз. Так что счастливую встречу Гарри и Рону в рождественские дни 1997 года устроил Тот, кто несравненно могущественнее любого волшебства и знает несравненно больше любого профессора. Тот, в чьей власти находится мир, ибо мир - Его творение. Тот, кто родился две тысячи лет назад в Вифлееме Иудейском. 
Tags: Гарри Поттер, Культурология, Миссионерство, Православие, Православное воспитание детей, Рождество
Subscribe

Posts from This Journal “Гарри Поттер” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

Posts from This Journal “Гарри Поттер” Tag