Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Командир несчастливой "Утки"

Среди белых офицеров, оказавшихся после эвакуации врангелевской армии из Крыма в изгнании, было немало людей, по-настоящему талантливых. Вот только одно имя.







Монастырёв Нестор Александрович (1887 - 1957) - русский морской офицер, подводник, участник Белого Движения на Юге России. Ветеран Первой Мировой войны. В эмиграции стал достаточно известным писателем и историком флота.

Нестор Монастырёв родился 16 ноября 1887 года в Москве, в семье присяжного поверенного, дед будущего белогвардейца был православным священником. В 1906 году Нестор окончил Морской кадетский корпус, в 1909 - Московский университет, в 1914-м - офицерский класс подводного плавания, являясь, таким образом, разносторонне образованным человеком. В годы Первой Мировой войны Нестор Александрович служил мичманом на минзаге "Великий князь Алексей", затем, в 1915-м году, перевёлся на подводную лодку "Краб" минным офицером. В декабре 1916 года Монастырёв получил чин лейтенанта и был награждён Георгиевским оружием и золотым портсигаром за боевые отличия. В сентябре 1917 года молодой офицер получил назначение командиром подводной лодки "Скат", однако в новом качестве проявить себя не успел - грянула Октябрьская революция.

Как морской офицер, Монастырёв достаточно насмотрелся на произвол революционных матросов, на их зверства над ставшими в одночасье беззащитными офицерами. Его самого большевики заочно приговорили к смерти, но лейтенант успел скрыться. Поэтому, хотя лично его смерть миновала, вопрос: "На чьей стороне быть?" - для него не стоял. Тем более, что в результате заключённого советской властью предательского Брестского мира большая часть Черноморского флота (в том числе - и подводная лодка "Краб", на которой когда-то служил Монастырёв) достаётся немцам. Сам же Нестор Александрович примыкает к Белому Движению.

В апреле 1919 года Монастырёв назначается минным офицером подводной лодки "Тюлень" в составе деникинского флота, с конца мая 1919 года и вплоть до эвакуации врангелевских войск из Крыма - командир подводной лодки "Утка". В апреле 1920 года Монастырёв приветствовал назначение главнокомандующим генерала П.Н. Врангеля, так как его имя было популярно в армии. В то же время Нестор Александрович отдавал себе отчёт, что положение Крыма критическое и удержать его без помощи союзников по Антанте не удастся. "Наша несчастная крошечная армия больше не могла держаться, и генерал Врангель, понимая это, отдал приказ готовиться к эвакуации", - писал Монастырёв, комментируя положение осенью 1920 года.





Нестор Александрович Монастырёв
Ещё фото с Н.А. Монастырёвым см. здесь




Известно, что подводная лодка "Утка" под командованием Монастырёва приняла участие в операции по спасению казачьей Армии Возрождения России под командованием М.А. Фостикова. Именно "Утка" приняла на свой борт связного от Фостикова, от которого врангелевским морякам и стало известно место расположения армии и её катастрофическое положение. Тогда же, в октябре 1920 года Монастырёв был произведён в капитаны 2-го ранга.

В ноябре 1920 года Монастырёв вместе с Русской Армией Врангеля покинул Крым. Он тяжело переживал разлуку с Родиной, но служить большевикам не собирался. "Корабли и пароходы выходили в море, начав долгий путь трагической русской эмиграции. Даже море присмирело, как бы желая дать нам последнее утешение на нашем крестном пути. Малым ходом «Утка» стала выходить из гавани. Все, кто мог, вышли на верхнюю палубу. Последний раз сверкали для нас золоченые купола и кресты русских церквей… Прощай, Родина, прощай, моя Отчизна! Прощай, Севастополь, колыбель славного Черноморского флота!" - писал он.

Подводная лодка "Утка" прибыла в Босфор первой. По требованию местных союзнических властей лодка была вынуждена поднять французский флаг. Французы брали русский белый флот под своё "покровительство", но в обмен на снабжение чинов Русской Армии, моряков Черноморского флота и членов их семей требовали передачи им кораблей. Русская эскадра проследовала в Тунис, в порт Бизерта, ставший её последним пристанищем и могилой.


Русские корабли гниют в Бизерте. Скоро их порежут на металлолом -
и от русского белого флота останется только память.


Моряки Русской эскадры в Бизерте первое время продолжали нести службу,
как ни в чём не бывало, сохраняя дореволюционный служебный уклад.
Они надеялись, что скоро вернутся в Россию и продолжат борьбу.



В Бизерте Монастырёв основал "Бизертинский морской сборник", став его бессменным редактором. "Сборник печатал воспоминания моряков-эмигрантов и их исторические труды, несколько статей написал туда и сам Монастырёв. Сборник публиковал также уникальные документы, находившиеся в распоряжении Русской эскадры в Бизерте и других морских организациях, что делало его бесценным научным источником по истории Первой Мировой и Гражданской войн. После того, как в 1924 году Франция установила дипломатические отношения с СССР, а корабли Русской эскадры в Бизерте пошли на слом, Монастырёв с семьёй поселился в Тунисе, в Табарке, в домике с видом на море. Нестор Александрович продолжил писать, издал целую серию научных монографий и статей, а также три книги воспоминаний. Монастырёв также сотрудничал с белоэмигрантским журналом "Часовой" в Париже и с Исторической комиссией Общества бывших русских морских офицеров в Америке. Своими усилиями Монастырёв создал в Бизерте музей русского военно-морского флота, помимо прочих экспонатов включавший в себя модели многих кораблей времён Первой Мировой войны, в частности - всех подводных лодок Русской эскадры. Кормовой флаг "Утки" он сохранил, как священную реликвию. До конца своих дней Нестор Александрович носил на голове морскую фуражку, за которую получил от тунисской молодёжи прозвище "командор". Впрочем, сам "командор" предпочитал уединение и семейный уют.

Монастырёв был женат. Его избранницей стала Людмила Сергеевна Енишерлова, военврач, служившая при белых в Севастополе, в Морском госпитале. До конца Крымской эпопеи она числилась в составе ВСЮР и Русской Армии, а затем - в списках чинов Русской эскадры в Бизерте. После расформирования эскадры ей предложили работу в Тунисе - её опыт морского врача оказался востребован французами. Несмотря на работу, в доме Людмила Сергеевна поддерживала уют. Там всегда было много хороших книг, звучало пианино.






Людмила Сергеевна Монастырёва,
жена Н.А. Монастырёва и его соратница
по Белому Движению.
Фото взято здесь.


Нестор Александрович Монастырёв скончался от инсульта 13 февраля 1957 г. в своём доме в Табарке, окружённый всеобщим почитанием русской белой эмиграции далеко за пределами Туниса. Супруга ненадолго пережила своего избранника - 25 сентября того же года не стало и её.
Tags: Белые, Врангель, Гражданская война, История Отечества, Крым, Люди и судьбы
Subscribe

Posts from This Journal “Белые” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment