Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Уходили мы из Крыма среди дыма и огня...

К столетию эвакуации врангелевской армии


16 ноября (3 ноября по старому стилю, принятому на территориях, контролируемых ВСЮР) 1920 года, 100 лет тому назад, армия генерала П.Н. Врангеля, по воле своего главнокомандующего в последние месяцы своего существования именовавшаяся просто Русской Армией, покинула Крым. Белогвардейцы покидали территорию России и уходили за рубеж не просто для того, чтобы спасти себя и свои семьи - они ещё надеялись сохранить свою армию, дождаться в эвакуации (о длительной эмиграции мало кому хотелось думать) начала массовых антибольшевистских восстаний в России - и вернуться назад с помощью союзников, чтобы стать организованным ядром борьбы с узурпаторами-безбожниками. Увы, союзникам уже была не нужна ни белая армия, ни сама антибольшевистская борьба. Первая Мировая война завершилась, Германия была разгромлена, революционные движения в европейских странах также шли на спад. А возрождения сильной России, о котором мечтали белые воины, никто на Западе не хотел.










В результате англичане и французы не только категорически отказались перебросить врангелевскую армию обратно в Россию (например, был план отправки её в Кронштадт, на помощь восставшим матросам), но и приняли все меры к распылению армии, оказавшейся в ловушке Галиполийского лагеря и острова Лемнос. Гражданская война на Юге России завершилась. Традиционно (в основном - благодаря советской историографии) дата 16 ноября 1920 года считается официальной датой окончания Гражданской войны в России. Это не совсем верно: на Дальнем Востоке ещё продолжали своё сопротивление соратники Каппеля и Семёнова, а на западе 5 ноября перешла в решительное наступление Русская Народная Добровольческая армия под командованием С.Н. Булак-Балаховича, 10 ноября, за день до того, как Врангель отдал приказ об эвакуации, Балахович взял Мозырь. И всё-таки главным, самым опасным для большевиков в 1920-м году был именно южный, врангелевский фронт. С поражением Врангеля Гражданская война окончательно оказалась оттеснена на периферию бывшей Российской империи, а разгром оставшихся белогвардейских формирований можно было смело считать лишь вопросом времени.

Последние бои врангелевской армии за последний клочок русской земли, остававшийся под её контролем, начались 8 ноября 1920 года с переходом красных войск Южного фронта (командующий - М.В. Фрунзе) в решительное наступление на Перекопские позиции. Позиции эти имели три полосы обороны, основной из которых являлся т.н. Турецкий вал - земляное укрепление, существовавшее ещё с XVIII столетия. Надо сказать, что белые на протяжении лета 1920 года активно укрепляли перекопские позиции, перетащили туда большое количество артиллерии из Севастополя, сняв пушки с севастопольских фортов и кораблей Черноморского флота, - вот только подготовить помещения для размещения бойцов не успели, слишком уж стремительно пришлось отступать из Северной Таврии под угрозой быть отрезанными от Крыма. Пришлось врангелевцам мёрзнуть в голой степи на открытых позициях. Причём многие из них не успели получить зимнее обмундирование, оставаясь в летних гимнастёрках на пронизывающем ледяном ветру.
Фрунзе был талантливым полководцем-самородком, творчески изучившим предыдущий опыт Гражданской войны. И для штурма Перекопа использовал белогвардейскую тактику, успешно применавшуюся генералом Каппелем во время боёв в Поволжье в 1918 году. А именно - атаковал укрепления Перекопа в лоб силами одной из лучших своих дивизий, 51-й дивизии В. Блюхера, с одновременным обходом с флангов, для чего 20-тысячный красный десант - 52-я и 15-я дивизии -  в 12-градусный мороз форсировал вброд Сиваш. В течение 8 - 11 ноября отчаянные атаки красных сменялись столь же отчаянными контратаками белых войск Кутепова и Барбовича. Особенно отличился 1-й Дроздовский стрелковый полк. Дроздовцы шли в атаку в полный рост, не пригибаясь, их наступление поддерживали несколько броневиков. На какой-то момент они вынудили красных попятиться и даже взяли до полутора тысяч пленных. Однако сбросить большевистские войска обратно в Сиваш измождённые предыдущими боями в Северной Таврии, а главным образом - холодами белогвардейцы так и не смогли. Фрунзе имел многократный перевес в силах: 200 тысяч бойцов, из них 40 тысяч человек - конницы. Силы же Врангеля не превышали и пятидесяти тысяч. В результате красные на протяжении всей Перекопской операции имели возможность маневрировать резервами (чем они, в частности, воспользовались для отражения атаки дроздовцев, выведя им в тыл значительные силы пехоты при броневиках. Белые вынуждены были отступить. К 4-м часам утра 9 ноября Турецкий вал был взят, белые отошли на Юшуньские позиции. Во второй половине дня 9 ноября красные начали штурм этих позиций.





Бои на Перекопских позициях.



В это время Врангель предпринял попытку переломить ситуацию и взять инициативу в свои руки, нанеся по красным удар кавалерийским корпусом Барбовича. Однако красные смогли засечь сосредоточение белой конницы к атаке с аэростата. После чего махновцы притворным отступлением заманили кавалерию Барбовича на пулемёты. Конный корпус одного из лучших генералов Врангеля оказался разгромлен.

На рассвете 10 ноября белые вновь попытались предпринять наступление, чтобы отбросить большевиков от Юшуньских позиций. Однако Фрунзе вновь применил манёвр, обеспечивший ему победу на Турецком валу: в обход белогвардейцам с фланга двинулась 51-я дивизия Блюхера, в то время как Латышская стрелковая дивизия вела бои с фронта. Опасаясь быть отрезанными, белые прекратили свои наступательные операции. К 11-му ноября Юшуньские позиции также оказались прорваны. Позициями белых на Чонгарском полуострове овладела 30-я стрелковая дивизия красных.

В тот же день 11 ноября Врангель издал приказ: "Русские люди! Оставшаяся одна в борьбе с насильниками, Русская армия ведет неравный бой, защищая последний клочок русской земли, где существует право и правда.

В сознании лежащей на мне ответственности я обязан заблаговременно предвидеть все случайности.

По моему приказанию уже приступлено к эвакуации и посадке на суда в портах Крыма всех, кто разделял с армией ее крестный путь, семей военнослужащих, чинов гражданского ведомства с их семьями, и отдельных лиц, которым могла бы грозить опасность в случае прихода врага.

Армия прикроет посадку, памятуя, что необходимые для ее эвакуации суда также стоят в полной готовности в портах, согласно установленному расписанию. Для выполнения долга перед армией и населением сделано всё, что в пределах сил человеческих .

Дальнейшие наши пути полны неизвестности.

Другой земли, кроме Крыма, у нас нет. Нет и государственной казны. Откровенно, как всегда, предупреждаю всех о том, что их ожидает. Да ниспошлет Господь всем силы и разума одолеть и пережить русское лихолетье" (конец цитаты).

Помня о Новороссийской катастрофе, Врангель распорядился подготовить всё необходимое к эвакуации сразу же после своего вступления в должность. В портах Крыма постоянно держалось необходимое для эвакуации количество судов. Поддерживался неприкосновенный запас угля, машинного масла и провианта. Прибывшие осенью 1920 года в Крым корабли союзников, доставившие белым зимнее обмундирование, также оказались весьма кстати.

Под прикрытием боёв на Перекопе Врангель распорядился грузить на суда лазареты и семьи офицеров, не объявляя пока об общей эвакуации. Тыл продолжал жить своей обычной жизнью. Правительство заседало, принимая решения, работали кинотеатры. Про корабли в порту распускались слухи, что они нужны для новой десантной операции. Лишь главнокомандующий знал страшную правду: продовольствия в Крыму хватит только до марта, а потом - голод. Эта угроза и вынуждала Петра Николаевича принять тяжёлое решение об оставлении полуострова. Положение осложнялось тем, что в Севастополе - главном порту белого Крыма - войск почти не было. Всё, что могло держать оружие, отправлялось на фронт, а те немногочисленные части, которые на фронт ещё не отправились, вынуждены были вести борьбу против красных партизан и банд "зелёных". Врангелю пришлось прибегнуть к помощи юнкеров Алексеевского военного  училища, которые и поддерживали порядок в городе.





Белый исход



Армия получила приказ оторваться от противника и организованно следовать к портам погрузки. Организованность не в последнюю очередь обеспечивалась уверенностью всех чинов армии, что необходимые для их эвакуации суда стоят в портах и Новороссийская катастрофа не повторится.

Погрузка войск и мирного населения, опасавшегося оставаться под игом большевиков, шла в пяти портах Крыма - Севастополе, Керчи, Ялте, Евпатории и Феодосии. 1-й и 2-й армейские корпуса направлялись на Евпаторию и Севастополь, остатки конного корпуса Барбовича - на Ялту, кубанские казаки во главе с генералом Фостиковым отходили на Феодосию, донские казаки и Терско-Астраханская бригада во главе с генералом Абрамовым - на Керчь.  Пехоту предписывалось для быстроты движения посадить на повозки.В соответствии с приказом Врангеля, мосты, туннели, склады, Севастопольский морской завод и Качинская авиационная школа со всеми имевшимися на её территории самолётами, оставляли неприкосновенными - их требовалось сохранить для будущей России. Не красной, разумеется: как Врангель, так и его офицеры ещё надеялись вернуться и продолжить борьбу.





Погрузка белых войск на корабли в Керчи.

Погрузка на корабли 1-го армейского корпуса.



На кораблях размещались впритирку. Всё лишнее имущество, вплоть до боеприпасов, сбрасывалось за борт - главное было вывезти людей. О многочисленных чемоданах с ценностями, а уж тем более - о роялях и кадках с пальмами, которые белые, якобы, тащили с собой, согласно утверждениям красных пропагандистов, речи не шло. Тем не менее, погрузка происходила в образцовом порядке. Поскольку "союзники" принимать белую армию отказывались, Врангель отдельным приказом разрешил остаться в Крыму всем, кому не угрожала непосредственная опасность. Паники не было. За порядком следили специально сформированные из юнкеров и казаков команды. Для прикрытия погрузки на всякий случай Врангель распорядился занять линию укреплений времён Крымской войны силами Алексеевского, Сергиевского артиллерийского и Донского атаманского училища, а также отдельными заставами от 1-го армейского корпуса. Впрочем, эта предосторожность оказалась излишней: красные совершенно не наседали.

Любопытно, что генерал Я.А. Слащов в этот завершающий период Белой Борьбы на Юге России пытался убедить Врангеля в необходимости десанта на Правобережную Украину. Слащов уверял, что армия полностью разложилась, что необходимо из тех, кто желает продолжать борьбу, сформировать кадры новой армии, посадить их на суда и отправить в десант. Однако эта операция отдавала явной авантюрой: суда необходимо было сохранить для эвакуации, любое их отвлечение от этой задачи немедленно породило бы панику и было чревато новой "новороссийской катастрофой". Желающим продолжать борьбу Врангель посоветовал формировать партизанские отряды для действий в тылу большевиков.

12 ноября красные заняли столицу Крыма Симферополь. В ночь с 13-го на 14-е ноября произошёл весьма красноречивый эпизод, о котором осталось упоминание в мемуарах Врангеля. Петра Николаевича вызвал к телефону ... революционный комитет города Евпатории, желая доложить об обстановке. "В городе полное спокойствие, - доложил представитель большевистского комитета. - Войска и все желающие граждане погружены на суда. Суда вышли в море. Власть принял революционный комитет". "Известно ли что-либо о войсках красных?" - полюбопытствовал Врангель. "Ничего не известно. Войск в городе никаких нет", - ответила трубка. "Благодарю Вас за сообщение", - сказал Врангель. - "Желаю всего хорошего". "Всего хорошего", - эхом отозвался представитель комитета. Русские люди, на протяжении трёх лет бывшие врагами, прощались по-человечески...

К 14-му ноября погрузка армии и беженцев в Севастополе завершилась. В 14-40 Врангель, произнеся проникновенную речь перед юнкерским караулом, приказал юнкерам грузиться, после чего отчалил от пристани и отправился на крейсер "Генерал Корнилов", на котором обошёл все порты, проверяя, как идёт погрузка. В Феодосии судов для казаков не хватало, поэтому часть их пришлось повернуть на Керчь. К 16-му ноября Врангель получил рапорты, что погрузка войск и беженцев во всех портах завершилась. Суда вышли в море. Франузский крейсер "Вальдек-Руссо" 21-м залпом салютовал флагу главнокомандующего, отдавая последние почести русскому флагу в русских территориальных водах.





Прощальная речь Врангеля перед войсками.



Всего Крым покидало 126 судов, на которых находилось 145 693 человека, из них примерно 29 000 - гражданские беженцы, остальные - чины Русской Армии. "Союзники" в конце концов сжалились - согласились принять врангелевцев, предоставив в их распоряжение лагерь в Галлиполи и остров Лемнос (на нём разместились казаки). Правда, взамен потребовали безвозмездно передать им все корабли русской эскадры. Ввиду безвыходной ситуации пришлось согласиться: скученность на кораблях и нехватка "отхожих мест" грозили повальной эпидемией дизентерии. Не хватало продовольствия и питьевой воды. И если бы Врангель отклонил условия "союзников", армию просто ждало бы медленное умирание в открытом море.

Образцовая эвакуация завершилась. Врангель вывез из Крыма всех, кто хотел. Конечно, не обошлось без эксцессов: в оставленных войсками портовых городах Крыма имели место случаи мародёрства: чернь громила склады, урезонить же грабителей было некому. Имели место и отдельные случаи самоубийств среди офицеров, которым не хватало терпения дождаться погрузки - "новороссийский синдром" давал о себе знать. Случались душераздирающие сцены в портах, где грузились казаки: эти сыны степей со слезами на глазах прощались со своими боевыми конями, которых, разумеется, разместить было негде. В пути был потерян эсминец "Живой" - его из-за неисправности тащили на буксире, трос лопнул, найти корабль так и не удалось. Но в целом армия сохранила организацию и дисциплину. И авторитет Врангеля оставался среди белогвардейцев чрезвычайно высоким. Эпопея Белого Юга закончилась - начиналась эпопея белой эмиграции.





Врангель на борту крейсера во время Крымской эвакуации

Белый исход


Эскадра идёт в никуда


Врангелевцы на кораблях во время Крымской эвакуации



Впоследствии Слащёв упрекал Врангеля, будто он "бросил клич: "Спасайся, кто может!"" - и тем самым погубил последние остатки морального духа армии. Мы уже видели, насколько справедливы данные обвинения. Врангель, напротив, изо всех сил старался сохранить порядок при эвакуации и в своих приказах твёрдо обещал, что судов хватит на всех и что армия прикроет посадку. Моральный же дух армии оставался ещё высоким во время Галлиполийского сидения, армия сохраняла дисциплину и была готова к новым боям, и лишь предательство "союзников" в некоторой степени этот дух действительно подорвало - к 1922 - 1924 гг.

Красные, овладев Крымом, одержали внушительную победу, ликвидировав главный фронт Гражданской войны. Однако им не удалось ни покончить с Гражданской войной полностью (война продолжалась до 1922 года), ни ликвидировать врангелевскую армию. Врангель провёл эвакуацию своих войск из Крыма в образцовом порядке и практически не понеся при этой эвакуации потерь. Он сохранил армию для дальнейшей борьбы против большевизма - и пусть предатели-"союзники" отказались перебросить эту армию обратно в Россию, антибольшевистское сопротивление продолжалось. Правда, уже несколько иными методами.
Tags: Белые, Врангель, Гражданская война, История Отечества, Крым
Subscribe

Posts from This Journal “Гражданская война” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments