Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Заднепровская операция: трагическая неудача генерала Врангеля

Позволю себе продолжить тему Заднепровской операции Врангеля. Как мы помним, операция поначалу развивалась весьма успешно, как "именные" Корниловская и Марковская дивизии, так и казачьи части успешно форсировали Днепр, перенеся боевые действия на его западный берег. Ни господствующее положение западного берега над восточным, ни удобные очертания русла реки, ни превосходство в артиллерии не помогли красным удержаться по линии Днепра, а их попытку развернуть наступление на левобережье пришлось оперативно свернуть, дабы наступающая группировка  не угодила в окружение. Однако командующий большевистскими войсками М.В. Фрунзе не собирался сдаваться - он понимал, что на Днепре, возможно, решается судьба всей Гражданской войны, что установление контроля Врангеля над правобережной Украиной означает существенное укрепление его позиций в целом - а значит, как минимум, война затягивается ещё на несколько лет.





Основные противники осенью 1920 года - генерал Пётр Николаевич Врангель (слева),
главнокомандующий Русской Армией, и командующий Южным Фронтом красных
Михаил Васильевич Фрунзе (справа)



Пока части 2-й Русской Армии переправлялись через Днепр и вели упорные бои против большевиков, Корниловская ударная дивизия Скоблина и Кубанская конная дивизия Бабиева, форсировав Днепр у Александровска, наступали в обход Никополя с северо-востока. Главным противником этих соединений стал кавалерийский корпус Г. Гая, на подмогу которому двигалась 1-я стрелковая дивизия красных. Скоблин решил, оставив в Орловке в качестве заслона 2-й Корниловский ударный полк, с 3-м полком и кубанцами Бабиева наступать на Анастасиевку, куда отступал Гай со своими кавалеристами, и разбить корпус Гая до соединения с пехотой. Однако Гай решил сам атаковать корниловцев. 9 октября 1920 года произошло встречное сражение у Орловки, в ходе которого корниловцы понесли тяжёлые потери. От окончательного поражения 9 октября корниловцев, попавших в клещи между красной конницей и броневиками, спасло своевременное прибытие на помощь казаков Бабиева. На следующий день сражение возобновилось. Корниловцы заняли оборону по высотам близ разъезда Орловка, красные пытались обойти их с флангов. Благодаря проявленной корниловцами стойкости и умелому маневрированию на поле боя, наступление большевиков удалось отразить. Красные потеряли один броневик, подбитый корниловской артиллерией. Примечательно, что 2-й Корниловский полк, принявший на себя основной удар Гая, на три четверти состоял из пленных красноармейцев. Тем не менее, ни бегства с поля боя, ни переходов на сторону противника зафиксировано не было.

В это время марковцы подверглись атаке красной конницы, пытавшейся охватить фланги переправившихся белогвардейцев и окружить дивизию. Марковцы, которым надлежало наступать на север для прикрытия тылов Корниловской и Кубанской дивизий, имели на своём правом фланге 85-ю пехотную бригаду и кавалерию Кацюка, стремившиеся отрезать марковцев от переправы, захватить броды и  тем самым полностью окружить "именные" части белогвардейцев, а на левом фланге, с запада - отброшенную от Днепра, порядком потрёпанную, но отнюдь не разгромленную 3-ю стрелковую дивизию красных. Начальник Марковской дивизии генерал Третьяков принял решение сначала обезопасить переправы, разгромив Кацюка и 85-ю бригаду, а затем обрушиться всеми силами на 3-ю дивизию.

Нанести поражение 85-й дивизии и Кацюку марковцы силами двух полков - 2-го и 3-го - смогли, но от преследования отступающего противника пришлось отказаться: 1-й полк, выставленный заслоном против красной 3-й дивизии, сообщил, что эта дивизия перешла в наступление и обходит его позиции, чтобы выйти к переправам. Третьякову пришлось в спешном порядке перебрасывать два других полка на помощь первому, и к вечеру наступление красных было отбито. Однако стало ясно, что красные, используя численное превосходство, с утра повторят свой манёвр на окружение, снова заставив Марковскую дивизию бестолково метаться между своими угрожаемыми флангами, не добившись реального успеха. Чтобы перехватить инициативу, Третьяков принял решение перейти к ночным действиям. Красные не ожидали, что утомлённые дневным боем марковцы не остановятся на отдых, и потому решение себя оправдало. В ночь с 9 на 10 октября марковцы выбили большевиков из селения Лукашевка и колонии Мариенталь, вынудив отступать на север. При этом были захвачены 2 орудия и 400 пленных. Утомлённые ночным боем и последующим беспорядочным отходом, красные весь день 10-го октября не тревожили марковцев. Лишь под вечер они попытались наступать на фронте Весёлая - Кронсвейд, но в ходе ночного боя были выбиты из этих населённых пунктов и снова отошли в беспорядке. Марковцы, наконец, получили возможность толком заночевать, остановившись в Малышевке.



Николай Александрович Третьяков.
В период Заднепровской операции -
начальник Марковской дивизии




Корниловцы 10-го октября атаковали Анастасиевку, к которой отошёл на ночлег конный корпус Гая. 1-й Корниловский полк атаковал селение, имея в резерве 2-й и 3-й полки, а конница Бабиева зашла большевикам с тыла. Стремительная атака корниловцев, чётко расписанная по батальонам, как на параде, оказалась для Гая полной неожиданностью - наступающие цепи белых красные обнаружили только тогда, когда первые роты корниловцев уже вступили в Анастасиевку. Красные заметались в панике и кинулись из селения... прямо на кавалеристов Бабиева. В итоге конница Гая понесла сокрушительное поражение, оставив белым 6 орудий, 3 броневика, тачанки с пулемётами, захваченных коней, брошенных хозяевами, никто не считал. Были отбиты и все пленные корниловцы, захваченные Гаем накануне. Гай со своими потрёпанными полками отошёл на Никополь.

Дорога на Никополь Корниловской и бабиевской дивизиям была открыта. Скоблин повёл свои войска вдоль железной дороги
 и у села Чернышевка наткнулся на пехоту большевиков. Это была 1-я стрелковая дивизия, запоздало прибывшая на помощь разбитой коннице Гая. Поскольку силы были равны, Корниловцы без труда нанесли 1-й красной дивизии одно за другим два поражения. При этом стоявший в резерве 2-й Корниловский ударный полк едва не подвергся атаке со стороны Бабиева - казачий полководец просто не ожидал такого стремительного наступления от белой пехоты. К счастью, недоразумение удалось уладить быстро и без жертва, и белые остановились на ночлег в Чернышевке. На следующий день, развивая успех, корниловцы подошли к Трём Могилкам, где подверглись атаке со стороны конницы Гая силой в 3 - 4 эскадрона при одном броневике. Огнём пулемётов и артиллерии белые без труда отогнали противника, а броневик захватили исправным: его экипаж растерялся, отбился от своих и не нашёл ничего лучше, как покинуть машину и спасаться бегством.



Корниловцы против красной кавалерии


Проверенный способ взаимодействия с казаками Бабиева корниловцы применили ещё раз - на подступах к Никополю, у селения Красногригорьевка. Наступающие в лоб корниловцы сбили с позиций большевистскую пехоту и вынудили её отступать прямо на конницу Бабиева, заходившую с тыла. В результате добычей белых стали 2 тысячи человек пленных.

Таким образом, в период 9 - 11 октября красные, пользуясь численным превосходством, предприняли ряд наступательных операций, стремясь окружить цветные дивизии белогвардейцев, отсечь их от Днепра и разгромить. Однако решимость и мужество элиты врангелевской армии сорвали эти планы, а белые командиры уже на второй день операции нашли способ захватить инициативу в свои руки и вынудить противника отступать, несмотря ни на его численное превосходство, ни на наличие конницы. 

11 октября Никополь был занят дивизией генерала Бабиева, вышедней на подступы к городу с северо-востока, и 42-м Донским полком, занявшим южные окраины. Красные поспешно отступили на север, конница Бабиева их преследовала. К вечеру того же дня дивизия Бабиева соединилась с конным корпусом генерала Науменко, перехватившего тылы никопольской группы красных. Три тысячи красноармейцев попали в плен к казакам, добычей Науменко и Бабиева стали также 8 орудий, 6 броневиков и бронепоезд. После этого Врангель распорядился объединить всю казачью конницу под командованием генерала Науменко. Бабиев объединил в своих руках конную группу в составе своей Кубанской дивизии, 1-й конной дивизии из корпуса Науменко и Терско-Астраханской бригады.





Рано утром 12 октября Бабиев во главе этой группы выступил на Апостолово, имея задачу разбить сосредоточившихся там красных, разрушить железнодорожный узел, после чего выйти в тыл Каховскому плацдарму, окружение которого было первой стратегической целью всей этой сложной операции. 

Между тем, 11-го октября на фронте Марковской дивизии конница большевиков совершила налёт на Бурвальдскую переправу у Хортицы и едва не захватила её. Положение спас спешно переброшенный в Александровск Дроздовский запасной полк. Красные, не приняв боя с дроздовцами, отступили. И хотя как такового боя дроздовцы-запасники не имели, командование 1-го армейского корпуса испросило у Врангеля разрешения преобразовать этот полк из запасного в действующий "за боевые отличия". Так в прославленной Дроздовской дивизии появился 4-й стрелковый полк.

Марковцы же, стоявшие в Лукашевке, надеялись, что с занятием этого населённого пункта активные боевые действия их дивизии завершились, задача выполнена, и теперь остаётся только удерживать оборону, пока 2-я армия замыкает кольцо окружения вокруг Каховского плацдарма. Однако конный разъезд марковцев неожиданно захватил в плен начальника службы связи Московской школы красных курсантов. Этот красный командир в своих показаниях был откровенен - отрапортовался перед начальником штаба марковцев Битенбиндером, как на плацу. Показал же он следующее. Оказывается, объединённые силы 3-й дивизии, 85-й бригады, конницы Кацюка и только что прибывшей бригады 46-й красной дивизии получили приказ развернуть наступление Мариенталь - Лукашевка, чтобы сковать боем марковские полки, в то время, как бригада красных курсантов численностью в 1500 человек вышла бы марковцам в тыл, к колонии Розенталь и отрезала их от Хортицы.

"И действительно, - пишет далее Битенбиндер, - в это время на фронте обнаружилось наступление густых цепей противника в направлении от хутора Петерса на Веселая - Лукашевка. Не имея вышеуказанных сведений о курсантах, мы бы, наверное, ввязались бы в решительный бой с наступавшим на нас с севера противником и были бы окружены курсантами, оставшись без тыла, т.е. без боевых припасов. Теперь же обстановка была для нас ясна". Оставив против наступающие красных заслоном 2-й Марковский полк (один полк против фактически трёх дивизий!!!), марковцы силами остальных двух полков обрушились на курсантов и в ходе встречного боя у деревни Широка смяли их. 2-й полк тем временем, не в силах остановить наступление многократно превосходящего противника, отошёл в направлении Хортицы - на одноимённую колонию и станцию Канцеровка. В итоге вся Марковская дивизия сосредоточилась к исходу 11 октября в одном месте.


Марковцы в бою



О каких-либо наступательных операциях силами Марковской дивизии больше не приходилось и думать: после всех боёв в дивизии оставалось всего около 600 бойцов, люди были утомлены до крайности. Поэтому белое командование приказало Корниловской дивизии, отделившись от Бабиева, двигаться на соединение с марковцами. Для генерала Скоблина встал вопрос выбора маршрута, по которому двигаться к Александровску. Идея переправы у Никополя на левый берег Днепра была с ходу отвергнута: перевозочных средств в районе Никополя было немного, красные же наверняка обнаружили бы переправу корниловцев и атаковали бы их в тыл, разгромив дивизию. В результате Скоблин принял безошибочное на тот момент решение - переправив у Никополя раненых, трофеи и пленных (дабы они не обременяли дивизию на походе и не были отбиты красными обратно), самому с боеспособными частями вернуться в район Хортицы старой дорогой, проложив себе дорогу силой, если красные попытаются остановить дивизию.

Красные, однако, помешать корниловцам не пытались. Их больше занимали казаки Бабиева, двигавшиеся на Апостолово, чем отступающая пехотная дивизия. К утру 13 октября корниловцы благополучно соединились с марковцами. Накануне весь день Марковская дивизия вела оборонительные бои. Третьякову пришлось держать два из трёх своих полков в Бурвальде, дабы прикрыть свой тыл. Поэтому прибытие корниловцев оказалось как нельзя кстати. 13 октября Третьяков решил силами двух своих полков совместно с корниловцами атаковать противника в направлении станции Канцеровка, чтобы отбросить красных от Днепра. В качестве заслона предполагалось оставить 1-й Марковский полк. Однако не успели белые развернуться к наступлению, как из первого полка пришло тревожное донесение:  полк был атакован многократно превосходящими силами большевиков и под их напором начал отступать. Вместо атаки пришлось 2-му и 3-му полкам марковцев спешно выправлять положение. Отбросить противника от переправ удалось только к вечеру, когда дальнейшее наступление из-за крайнего утомления войск уже стало невозможным.

14 октября 2-й Корниловский ударный полк предпринял наступление на колонию Кронсталь, имея в виду затем освободить от красных Арбузовку и Михайловку. Кронсталь и Арбузовка были успешно освобождены, после чего полк был вынужден выдвинуть к западу от Арбузовки 3-й и офицерский батальоны для отражения атак красной конницы, а 2-й и 4-й батальоны полка заняли оборону на высотах северо-восточнее Арбузовки для прикрытия флангов 1-го Корниловского полка и в течение нескольких часов отражал упорные атаки красных, наступавших от Токмаковки. В 15-00 корниловцы получили приказ с наступлением сумерек перейти на левый берег Днепра и сосредоточиться в Александровске. Аналогичный приказ получили и марковцы. Элита белых армий роптала: их отводили на исходные позиции, когда, казалось бы, все приготовления к успешному наступлению завершены. Что же случилось?

А случилось то, что наступление генерала Бабиева захлебнулось. Последним успехом казаков стало занятие Апостолова 12 октября. 13 октября у селения Шолохово бабиевцы натолкнулись на превосходящие силы красных - 2-ю Конную армию Миронова. Весь день казаки Бабиева вели бой, пытаясь выполнить задачу и прорваться в тыл Каховскому плацдарму. Однако Миронов, имевший приказ от Фрунзе любой ценой разгромить прорвавшихся за Днепр белогвардейцев (обратим внимание: не оттеснить, а именно разгромить, нанести им такое поражение, чтобы до конца войны эти белогвардейские части не беспокоили красное командование своим присутствием!), стоял намертво. К концу дня конная группа Бабиева (ошибочно именуемая в некоторых источниках корпусом) оказалась почти в окружении. Бабиев поднялся на возвышение, чтобы лучше видеть бой и наметить пути к выводу своих войск из столь опасного положения - и в это время разрывом большевистского снаряда был убит.   Спешно прибывший к месту сражения генерал Науменко принял командование, но вскоре был тяжело ранен и выбыл из боя. В результате, когда мироновцы перешли в наступление, казаки, оставшиеся без командования, не смогли оказать достойного сопротивления и покатились к Днепру. Их беспорядочное отступление вскоре захватило и всю 2-ю армию, командовавший ею генерал Драценко авторитета у казаков не имел (а возможно, что и сам растерялся). В итоге вместо выхода в тыл Каховского плацдарма главная ударная группировка белых откатилась на исходные позиции.



Красный командарм Филипп Кузьмич Миронов




После отступления 2-й Русской армии оставлять на правом берегу Днепра "цветные полки" означало отдать их на растерзание. Да и делать корниловцам и марковцам за Днепром уже было особо нечего - ведь их основная задача состояла в том, чтобы прикрывать и обеспечивать главный удар - в тыл Каховскому плацдарму. В ночь на 2 октября корниловцы перешли на Хортицу, а оттуда эвакуировались в Александровск. Марковцы прикрывали переправу. Необходимо было продержаться час - полтора, но красные развернули против Марковской дивизии порядки в 7 стрелковых цепей, которыми и двинулись в наступление, пользуясь отсутствием у белых артиллерии (вся артиллерия была своевременно отправлена за Днепр, чтобы не досталась большевикам). Третьяков бросил 1-й и 2-й Марковские полки в отчаянную контратаку на штыках. Первые цепи красных не приняли боя и отхлынули, но под напором цепей, наступавших сзади, снова перешли в атаку. Несколько раз Третьяков поднимал свои полки в штыковую - и время было выиграно. После чего Марковская дивизия вброд переправилась через Хортицу.

Наведённые белыми сапёрами мосты пришлось разрушать под огнём красных. Помогла сосредоточенная на Хортице марковская артиллерия. Её огонь вынудил большевистскую пехоту отойти. Марковская инженерная рота вынуждена была работать по грудь в ледяной воде, но свою задачу выполнила - северный понтонный мост через Днепр был разобран и притянут к Хортице, южный - сожжён.



Марковская артиллерия ведёт огонь по красным



Заднепровская операция закончилась неудачей. Белые не достигли поставленной цели - выхода в тыл Каховскому плацдарму с последующим его взятием. Основную вину за поражение принял на себя генерал Драценко. Однако, по размышлении зрелом, виноват он только в том, что не сумел остановить свои войска, в беспорядке отступившие под ударом конницы Миронова. Главная причина поражения белых крылась в численном превосходстве их противника и в возросшем боевом мастерстве Красной Армии, которое, в сочетании с этим численным превосходством, заранее обрекало операцию на неудачу. Боевой дух красных также оказался выше: если белые рассчитывали, по большому счёту, лишь на затягивание войны (надеясь на массовые крестьянские восстания против большевиков), то красные понимали, что их победа в Заднепровской операции станет прологом к победе во всей войне. Потому и требовал Фрунзе от Миронова уничтожить прорвавшихся белогвардейцев даже ценой собственной гибели. Свою роль сыграл также тот факт, что наиболее морально стойкие и наиболее мотивированные части белогвардейцев обречены были действовать на второстепенном направлении.

Могло ли врангелевское командование, используя нахождение на правом берегу Днепра марковских и корниловских полков, разработать новую операцию и перехватить инициативу? Возможно, и могло бы, но для этого требовалось время, а времени-то красные своим противникам и не дали. К тому же войска Фрунзе перешли в наступление на северо-восточном фланге белого фронта, угрожая прорвать оборону сильно ослабленной 1-й Русской армии Кутепова. В этих условиях Врангель счёл более целесообразным вернуть корниловцев в подчинение Кутепову.

Наконец, марковцы открытым текстом обвиняли в поражении командующего 1-м армейским корпусом генерала П. Писарева, который на протяжении всей операции находился в Александровске, даже не попытавшись лично возглавить собственные войска. Кроме того, Писарев зачастую осыпал марковцев несправедливыми упрёками, а процессом их подготовки к операции совершенно не интересовался. Эти обвинения можно было бы признать справедливыми... если бы не свидетельства противоположного характера из уст корниловцев. К Корниловской дивизии Писарев проявлял подчёркнутое внимание, лично  познакомился с каждым командиром полка или батальона, присутствовал на молебне за победу Корниловской дивизии. Трудно сказать, за что генерал-алексеевец так невзлюбил Марковскую дивизию (всё же он мог бы быть более справедливым к её начальнику и бойцам), но несомненный факт, что наступление корниловцев играло в операции существенно большую роль - чем и объясняется повышенное внимание Писарева именно к этой дивизии. Марковцы же, по сути, прикрывали тылы основной ударной группировки - потому и остались обделены начальственным вниманием.

Tags: Белые, Врангель, Гражданская война, Заднепровская операция, История Отечества, История Украины, Казачество, Корниловцы, Марков и марковцы
Subscribe

Posts from This Journal “Заднепровская операция” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment