Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Григорий Семёнов - об иностранной интервенции

Интересны размышления белого атамана Григория Михайловича Семёнова об интервенции. Интересны - и актуальны, поскольку до сих пор находятся умники, пытающиеся отождествлять интервенцию с оккупацией, а белогвардейцев выставляющих марионетками иностранных захватчиков. Между тем... Впрочем, читайте. Слово непосредственному участнику событий.





Атаман Григорий Михайлович Семёнов. Фото 1920 года.




"Каждая нация проводила свою программу, и интервенция не только не принесла пользы национальной России, но и оказала ей непоправимый вред, усилив большевиков и внеся развал в дело снабжения и железнодорожного транспорта в тылу национальных армий.

Для русских националистов вмешательство союзников и интервенция, предпринятая ими, имели бы смысл, если бы союзники подкрепили ими свои требования к агентам германского Генерального штаба, засевшим в Кремле, о немедленной передаче власти национальным русским элементам и оставлении территории России, как страны, находившейся в известных договорных обязательствах к противогерманской коалиции. Это было бы вполне честно в отношении национальной России, которая была вправе рассчитывать на лояльность союзников, ввиду колоссальных жертв, принесенных ею на пользу общего дела, и вполне оправдало бы интервенцию в глазах национально мыслящей России.


Если бы наши союзники вели определенно меткий курс своей политики в отношении России, то послевоенный кризис во всех странах был бы давно изжит, ибо продолжающаяся фактически и поныне изоляция России из мирового экономического общения является безусловной и основной причиной мировой депрессии последних десятилетий. Пора наконец понять, что большевики органически не могут стать на путь свободного экономического сотрудничества с другими странами, ибо это положит конец их власти в России и заставит отказаться от утопической идеи мировой революции, которая в нашу эпоху, при всех обстоятельствах, возродиться не может. Поскольку интервенция была бы обоснована в достижении изложенных целей, она получила бы совершенно другое значение и последствия. Совершенно иная судьба постигла бы и национальные группировки, возникшие на протяжении всей территории Сибири и преждевременно вызванные к жизни вооруженным конфликтом, возникшим между чехами и советской властью" (конец цитаты).

И немного далее: "В результате факта участия военнопленных в Красной армии явилось решение союзников послать экспедиционный корпус в Сибирь. Интервенция эта не имела должного успеха сначала вследствие трений между представителями союзнического командования в Сибири, а затем ввиду капитуляции центральных держав и прекращения войны.

С момента заключения перемирия согласованные действия держав в отношении большевиков прекратились, и французское правительство немедленно вступило в секретные переговоры с большевиками о признании их де-юре взамен согласия с их стороны на создание лимитрофов вдоль западной границы России. Переговоры эти велись в строго секретном порядке, и фактическая перемена фронта правительством Франции была доказана лишь недостойными и предательскими действиями генерала Женена в Сибири, выдавшего красным Верховного правителя адмирала Колчака, и не менее предательским отношением французского правительства к генералу барону Врангелю, после того как миновала надобность в его содействии борьбе поляков против большевиков. Эти два исторических предательства служат лучшим показателем той закулисной игры по разложению русского противокоммунистическогофронта, которую вела Франция в угоду большевикам" (конец цитаты).






Атаман Г.М. Семёнов и чины его штаба с американскими офицерами.





На фото Семёнов позирует рядом с американцами со вполне дружелюбным видом. Но в целом отношения Семёнова (как и белогвардейцев в целом) с американцами не сложились. Семёнов писал: "Американцы своим безобразным поведением всегда вносили беспорядок, вызывая глубокое недовольство населения. За исключением некоторых отдельных лиц, как, например, майор Боррос, который отлично понимал наши задачи и гибельность коммунизма и душою был с нами, большинство американцев во главе с генерал-майором Гревсом, открыто поддерживали большевиков, включительно до посылки одиночных людей и группами с информацией и разного рода поручениями к красным. Их незнакомство с существовавшим в России положением было настолько разительно, что они совершенно искренне изумлялись, почему русские так упорно сопротивляются власти "самой передовой и прогрессивной партии", предпочитая ужасы царской деспотии просвещенному правлению коммунистического интернационала. Я полагаю, что причиной этому был весьма низкий моральный уровень американских солдат, посланных в Сибирь, и недостаточная дисциплина в американской армии. В большинстве своем солдаты американских частей, осуществлявших интервенцию, являлись дезертирами Великой войны, набранными в концентрационных лагерях на Филиппинах, и представляли собою почти исключительно выходцев из России, бежавших или от преследования закона, или от воинской повинности. Из России они не вынесли ничего, кроме ненависти к бывшему своему отечеству и государственному устройству его, поэтому понятно, что все их симпатии были на стороне красных. Нас же, русских националистов, они считали сторонниками старого режима и потому относились к нам с такой же ненавистью, с какой они относились и к национальной России. Я не знаю, кто такой был генерал-майор Гревс, но образ его действий, несомненно своевольных - потому что трудно допустить, чтобы правительство инструктировало Гревса открыто и постоянно во всем противодействовать русским националистам, - указывает на то, что по своему моральному уровню он недалеко ушел от своих солдат. Несомненно одно: что та неприязнь, которая осталась у нас, русских, в отношении американцев, должна быть отнесена нами не на счет американского народа, но на личный счет генерал-майора Гревса, преступный образ действий которого восстановил против американцев весь национально мыслящий элемент Сибири".









С японцами отношения у Семёнова сложились не в пример теплее - героическая этика японской армии импонировала отважному казаку. К тому же японцы - в отличие от своих американских коллег - реально дрались против большевиков и не раз выручали семёновские войска. Семёнов писал: "Впервые мы встретились с союзниками в самом начале октября 1918 года, когда 7-я дивизия Императорской японской армии под командой генерал-лейтенанта Фудзий прибыла в Забайкалье. Конные части О. М. О. совместно с японскими кавалерийскими частями под общим руководством Генерального штаба капитана Андо форсировали переправы через широко разлившийся Онон, мост через который был взорван красными. Там снова было закреплено то братство по оружию, которое является залогом грядущего братского союза двух великих наций, и там мы, русские националисты, хорошо узнали японцев и научились ценить и уважать их. Представители японского командования всегда стремились поддерживать порядок в пределах занятой ими зоны и строго следили за тем, чтобы никакие антинациональные группировки не смогли организоваться и проявлять себя за их спиной".

И в другом месте своих мемуаров: "
При штабе находился батальон японских добровольцев, в количестве до 600 человек, который представлял собою подвижной резерв и бросался обычно на атакованный участок фронта, заменяя пехоту из добровольцев-китайцев, доблесть которых после трехмесячных непрерывных боев оставляла желать много лучшего.

Японский батальон был создан по инициативе капитана Куроки, который командировал сотрудников своей миссии, гг. Анжио и Сео Эйтаро, в южную Маньчжурию для привлечения добровольцев из числа резервистов. Они успешно справились с поставленной им задачей, завербовав на службу в отряд несколько сот человек, только что окончивших службу солдат. Батальоном командовал доблестный офицер капитан Окумура. Японский батальон в короткое время заслужил репутацию самой крепкой и самой устойчивой части в отряде, и люди, составлявшие его, приучили нас, русских офицеров, солдат и казаков, смотреть на японцев как на верных и искренних друзей национальной России, которые верность своим обязательствам ставят выше всего на свете, выше даже собственной жизни. Таким образом, в степях сурового Забайкалья зародилась дружба и братство русских и японских солдат, которые были закреплены тяжелыми потерями, понесенными отрядом в этот период непрерывных боев с превосходными силами противника...

Немедленно после увода Шелковым броневиков японские добровольцы заняли позицию на нашем левом фланге, и когда красные, обнаружив исчезновение броневиков, повели энергичное наступление на наш фронт и захватили командующую Атамановскую сопку, сбив с неё наши китайские части, Генерального штаба майор Такеда, замещавший выехавшего в Японию капитана Куроки, лично принял командование и повел свой батальон против наступающих красных. Батальон, понеся крупные потерн, все же занял обратно сопку и захватил пленных и пулеметы, восстановив таким образом положение и дан возможность частям отряда продержаться на занятых ими позициях до обратного прихода броневиков, которые через несколько дней, по настояниям иностранных консулов, были возвращены в отряд. По постановлению Георгиевской думы, состоявшей из старших офицеров - георгиевских кавалеров, майор Такеда за свой подвиг был награжден орденом Св. Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени, образца, установленного для чинов О. М. О." (конец цитаты).

_______________________________________________________

Резюмируя, можно сказать, что для Семёнова вопрос отношения к интервентам решался в прямой зависимости от готовности этих самых интервентов действовать в национальных интересах России и от их непосредственного участия в боях против большевиков. И если таково было отношение Семёнова, которого многие белогвардейские мемуаристы считали "японской марионеткой", готовой торговать национальными интересами России, то что говорить об общепризнанных лидерах, таких, как Колчак, Деникин или Врангель.

Tags: Белые, Восток - Запад, Гражданская война, История Отечества, Семёнов, Союзники
Subscribe

Posts from This Journal “Восток - Запад” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments