Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Что на самом деле думал Григорий Семёнов о нацизме и фашизме?

Белоказачьего атамана Семёнова, арестованного советским СМЕРШем в Китае в августе 1945 года, сегодня зачастую ставят в один ряд с такими однозначными коллаборационистами, как П.Н. Краснов или А.Г. Шкуро. Выдёргивают из контекста какие-то его высказывания, якобы, в поддержку "держав Оси" во Второй Мировой войне. Между тем, Григорий Михайлович неоднократно заявлял, что теории фашизма и национал-социализма к российским условиям совершенно неприменимы, в силу чего увлечение этими теориями части эмигрантов вредно для Белого Дела и противоречит русским национальным интересам. Обстоятельства его ареста также таковы, что позволяют утверждать однозначно: в период Второй Мировой войны бывший диктатор белой Читы против своего народа не воевал. Что же касается оценки Семёновым нацизма и фашизма, то Григорий Михайлович сам весьма подробно осветил эту тему в своих мемуарах. Так что давайте просто предоставим слово ему.




Григорий Михайлович Семёнов



"Понятие о благе государства не должно разбивать его граждан на ряд независимых, зачастую враждебных друг другу группировок. Польза или ущемление общегосударственных интересов — понятия достаточно определенные для того, чтобы не вызвать подчас непримиримых толкований и разделения общества на враждебные и взаимно конкурирующие партии.

Как будто это положение опровергается тем, что Италия, а вслед за ней и Германия пришли к своему национальному возрождению только путем осуществления партийных программ. Это совсем не верно, потому что общеизвестен факт, что как Муссолини, так и Гитлер пришли к власти не революционным путем, а были выдвинуты на свои посты абсолютным большинством наций. При данных условиях разговор о власти партийной совершенно неуместен, потому что, когда нация объединена одним стимулом — выйти на путь своего благополучия, она не является партией, а единым национальным фронтом, базисом государственного благополучия. Недаром Муссолини как-то обмолвился, что фашизм — не для экспорта. Этим он подчеркнул, что фашистская доктрина имеет в основе своей чисто национальное, специфически итальянское движение и может быть свойственна только итальянцам. Принимая, однако, во внимание существующую между различными нациями некоторую общность интересов, несомненно, полезно использовать фашизм хотя бы в измененном виде и другим странам, организм которых требует некоторого обновления и укрепляющих средств на пути их нормального развития. Это уже не будет фашизмом как таковым, ибо, перенесенный на чуждую почву, он изменит свои формы, будучи приспособлен к национальным особенностям заимствующей его нации. Национал-социалистические принципы Германии сегодняшнего дня имеют некоторое сходство с итальянским фашизмом, но лишь только в конечных целях их стремлений, глубоко отличаясь от него как в сути их тактики, так и в основах государственного устройства, которые в корне различны в обеих странах.

Последнее обстоятельство весьма важно усвоить нам, русским, много отдающим энергии и времени спорам о будущем государственном устройстве национальной России. Вопрос о форме строя в основе государственных интересов, в первой стадии ликвидации советского режима по крайней мерс, решительно никакого значения не имеет. Как различные виды монархии, так и все виды республики имеют свои достоинства и недостатки. Идейность национально мыслящих людей не должна заключаться в чисто академическом вопросе о форме строя, а должна выражать стремление к национальному возрождению и благополучию своего народа. Необходимо только помнить, что политическая партийность и стремление подвести всех под одну мерку утвержденного партией образца всегда была, есть и будет вредоносной бациллой в здоровом теле всякого государства. Рассадником взращивания этой вредоносной бациллы разложения обычно является парламентаризм, тот парламентаризм, который принят в большинстве так называемых демократических государств и который не узаконил фактическое участие народа в управлении страной через своих выборных представителей, как должно было бы быть, а стал орудием борьбы и противодействия со стороны крайних элементов проведению в жизнь реформ, полезных государству в целях его нормального развития и совершенствования.

Парламентаризм и партийность служили и служат могучим стимулом для политической борьбы не только между различными партиями, входящими в парламент, но и против самой власти. Если учесть обычно ведущуюся предвыборную кампанию с продажей и куплей голосов и подкупом кандидатов, то всякому станет ясно, что система парламентаризма и принятые до сих пор условия существования политических партий в стране служат лишь причиной нарушения спокойствия, иногда даже приводящей к свержению существующего режима и к захвату власти аморальным элементом, которому эта власть нужна исключительно в личных целях и во вред интересам всего остального населения...

Государственное управление страной, в смысле своего морального авторитета, должно уподобляться храму, в котором не может быть места ни личным, ни партийным интересам. Если беспристрастно определить роль и значение любой политической партии в стране, то никто не может отрицать роль всякой партии как орудия в руках отдельных личностей и групп, но не представляемого ею населения, под вывеской которого партия только проводит своих кандидатов.

Существование политических партий так же нелепо, как узаконенное существование партизанских отрядов в стране для воздействия на правительство се в известном определенном направлении. Партизаны противодействуют правительству силою оружия, политические партии — силою печатного слова и агитации. В обоих случаях создастся развал и беспорядок, в обоих случаях забывается, что правительство существует для поддержания порядка и охраны интересов всего народа, но не для борьбы с ним... Все население страны, независимо от структуры се государстве много устройства, должно осознать общность долга перед родиной и защищать права своего класса или народности в рамках общегосударственных интересов.

Останавливаясь на необходимости правильной оценки положения России как страны с многообразным племенным составом и даже с расово различным населением, нужно признать, что до сих пор существовавшие и зародившиеся вновь политические доктрины — фашизм в Италии и национал-социализм в Германии — не подлежат копировке, ибо в целом ни то, ни другое в отношении России неприменимо. Мы можем и должны взять от них лишь то, что полезно, но ни в косм случае не должны слепо подражать иностранным образцам, чтобы не повторять наших ошибок в прошлом.

Фашизм гениально придуман, но только для Италии с ее однообразным, в отношении племенном и расовом, населением. То же можно сказать и про национал-социализм Германии.

Обе системы не отказались отдать дань парламентаризму, ибо без этого, очевидно, они не были бы приемлемы для масс. Но ясно, что, когда народы Германии и Италии оказались слиты своими вождями в единый монолит, партийный режим стал не нужен, и в обеих странах говорят теперь о воле народа, а не о воле партии, как в СССР.

Ведь не случайно Гитлер назвал свое движение «национал-социализмом», а не «фашизмом», и этим его решением, наверное, руководило глубокое понимание психологии своего народа его вождем. В Германии, как нигде, социалистические симпатии сильно развиты среди рабочих, и она, будучи страной фабрично-промышленного характера, представляет собою большую массу организованной рабочей армии, по преимуществу.

Что касается Италии, то это страна крупного землевладения и мелких арендаторов и сельскохозяйственных рабочих; в соответствии с этим Муссолини повел ее путем, несколько отличным от пути Гитлера, и это вполне понятно, так как пути фабричной Германии не могут совпасть с путями землевладельческой Италии.

Россия по природе своей совершенно не подходит ни под трафарет фашистской Италии, ни под мерку национал-социалистической Германии. Россия разноплеменна и расово различна в составе своего населения. В будущем она станет по преимуществу крестьянской страной, т. е. страной мелкого земельного собственника. Индустриальное развитие России, даже в тех гипертрофированных формах, кои приданы ему советским правительством, при нормальных условиях не будет служить в ущерб се естественному тяготению к земле как в силу больших земельных запасов, так и в силу психологии народа — землероба и скотовода.

Основная идеология новой российской государственности должна сочетать в себе узаконенность расово-племенного объединения всех народов, входящих в состав государства. Все эти народы должны иметь общий источник равных прав и обязанностей, одинаково формулированных доя всех составных элементов страны, независимо от их расового или племенного различия.


Россия для молодого поколения должна рассматриваться как университет, включающий в своих стенах всех жаждущих знания, без всяких ограничений. Для старшего поколения она должна являть собою поле деятельности в применении приобретенных знаний как каждой народности у себя дома, на своей территории, так и на общественно-государственных путях деятельности и служения одному и тому же Российскому государству.

При этом нужно различать значение слов «русский» и «российский». В то время как значение первого относится к чисто племенному порядку, второе слово относится к порядку географическому, территориальному, обозначающему принадлежность к одному и тому же государству, являющемуся союзом народов России под эгидой единой верховной власти" (конец цитаты; жирный шрифт мой - М.М.).




Семёнов Григорий Михайлович


Резюмируем.

1) Семёнов категорически отвергает пользу для государства многопартийной системы и парламентской демократии, небезосновательно полагая, что борьба за власть политических партий слишком часто и слишком быстро превращается в борьбу некоей честолюбивой группки людей против собственного государства и собственного народа. Порочной идее партийности Семёнов последовательно противопоставляет идею служения каждого человека в меру своих сил своему народу и своему государству - в полном соответствии с идеологией Белого Движения.

2) Именно с этой точки зрения Семёнов анализирует теорию и практику как итальянского фашизма, так и немецкого нацизма, отмечая, что соответствующие идеи способствовали национальной консолидации в Италии и Германии и как следствие - экономическому подъёму.

3) В то же время Семёнов находит идеи нацизма и фашизма для России совершенно неприменимыми, как в силу экономических особенностей России, так и - главным образом - в силу неоднородности национального и расового состава населения нашей страны. То есть, идея, способствовавшая общенациональному единству в Германии, Россию способна только ввергнуть в глубокий общественный раскол.  Семёнов ищет путей к единству во имя России не только всех общественных сил и классов, но и всех национальных элементов. Ему нужна идея, которая, не стирая и не уничтожая различий между народами, но давая каждому народу возможность самостоятельного культурного развития, в то же время направляла бы усилия каждого гражданина, независимо от национальной и расовой принадлежности, ко благу государства Российского. И в этом - его непреодолимое расхождение с нацизмом Гитлера и с теми из эмигрантов, что пленились нацистскими теориями.

Tags: Белые, Вторая Мировая война, Гражданская война, История Отечества, Семёнов, Эмиграция
Subscribe

Posts from This Journal “Семёнов” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments