Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Идти на сближение!

8 - 9 сентября (28 - 29 августа старого стиля) 1790 года, 130 лет тому назад, русская эскадра под командованием адмирала Фёдора Фёдоровича Ушакова нанесла поражение превосходящей в силах турецкой эскадре в сражении у мыса Тендра. Морское сражение у Тендры стало очередной жемчужиной в копилку побед Ушакова, кроме того, оно имело важное практическое значение, окончательно лишив турок всякой надежды высадить в 1790 году десант в Крым. Кроме того, турецкий флот запирал выход в Чёрное море судам русской Лиманской флотилии, которая не могла по этой причине оказать содействие русской сухопутной армии на Дунае.






Ушаков наблюдает за морским сражением между русским и турецким флотами.




Силы турецкой эскадры составляли 14 линкоров, 8 фрегатов и 23 более мелких корабля. Эскадра Ушакова, как я уже говорил, имела меньшие силы: 10 линкоров и 6 фрегатов (упоминаемые в дореволюционных источниках 5 линкоров - либо опечатка, либо сознательное занижение собственных сил для повышения значимости победы). Количество более мелких судов разнится в источниках: если Александр Самсонов говорит о 17 кораблях, то Вячеслав Кондратьев (vikond65) называет несколько большую цифру в 20 кораблей, но в любом случае это меньше, чем у турок. Преимущество османского флота становится ещё более значительным, если мы посмотрим на соотношение сил в артиллерии: у турок 1400 пушек, у Ушакова - 836.
Турецкий командующий Гиритли Хуссейн-паша, потерпевший поражение в Керченском бою, но не потерявший при этом ни одного корабля, не оставлял надежды всё-таки выполнить приказ султана и высадить десант в Крыму. Пока же его эскадра вытянулась вдоль северного побережья Чёрного моря от мыса Тендра до Гаджибея (совр. Одесса), мешая галерной флотилии выйти из лиманов на помощь своим сухопутным войскам. Хуссейн не торопился: он понимал стратегическое значение своей позиции и выжидал удобного момента для перехода в наступление.

Ушаков несколько раз возбуждал вопрос о необходимости вывести флот в море и атаковать турок, чтобы освободить выход из лиманов. Но Потёмкин вёл с Турцией мирные переговоры и поэтому разрешения не давал. Лишь 25 августа (старого стиля), когда окончательно стало ясно, что переговоры провалились, Ушаков смог вывести свои корабли в море. 28 августа (8 сентября) он обнаружил у мыса Тендра турецкий флот и дал приказ идти на сближение. Эскадра Ушакова двинулась на противника на всех парусах, не меняя походного порядка - в трёхкильватерном строю. Это было нарушением устоявшихся норм линейной тактики - но позволяло сэкономить время, не тратя его на перестроение. А Ушаков стремился атаковать неприятеля врасплох.

Хоть у турок и было преимущество в численности, но Гиритли Хуссейн-паша уже испытал на себе силу ушаковского удара, и прямого сражения с русским флотом он опасался. Поэтому турецкий адмирал, едва заметив приближающиеся корабли Ушакова, немедленно подал команду сниматься с якорей и уходить к Дунаю. Удирали турки столь поспешно, что флагманский корабль и ещё несколько линкоров сильно оторвались от собственного арьергарда. Ушаков это вовремя заметил - и подал команду отсечь и окружить арьергард.







К чести турецкого флотоводца стоит сказать, что  он не бросил свои корабли в беде, а приказал сделать разворот и вернуться. Теперь, когда стало ясно, что турки от боя более не уклоняются, Ушаков приказал разворачивать свою эскадру в линию. При этом, как и в Керченском проливе, Ушаков вывел из линии три фрегата - "Иоанн Воинственник", "Иероним" и "Покров Богородицы", приказав им быть в резерве. Остальная же часть эскадры, стремительно сблизившись с противником, не давая ему опомниться и выстроить линию баталии, открыла огонь, сосредоточив его на флагманских кораблях турок. В результате флагманский корабль Хуссейн-паши и вице-адмиральский "Капитание" получили сильные повреждения, снизившие их ход и манёвренность.

В три часа дня оба флота, выстроившись в линию, пошли параллельными курсами, причём Ушаков со своей эскадрой имел наветренное положение, что нивелировало преимущества турецких кораблей в скорости. Через два часа боя строй турецких кораблей оказался расстроен, Ушаков же на своём флагманском линкоре "Рождество Христово" врезался в гущу неприятельских судов, поражая их огнём с обоих бортов. Введение в действие резерва окончательно расстроило турецкую эскадру. Она в беспорядке отходила к Дунаю, русские преследовали турок до наступления темноты. Лишь ночь прекратила сражение.



Сражение у мыса Тендра. Картина художника Александра Блинкова,
написанная в 1955 году.
На картине мы видим сильно повреждённый турецкий линкор,
отбивающийся от двух русских кораблей, берущих его в "клещи".






Тем не менее, и в темноте оба флота продолжали движение. Турки рассчитывали, что под покровом темноты им удастся оторваться от преследования, уйти к своим берегам и привести израненные корабли в порядок.  Поэтому турки шли без огней и постоянно меняли курсы. Оторваться, однако, им не удалось, и на рассвете Хуссейн-паша обнаружил русские корабли в непосредственной близости от себя. Турецкая же эскадра была в беспорядке раскидана по поверхности моря. Более того: русский фрегат "Амвросий Медиоланский" оказался среди турецких кораблей. На счастье его капитана, корабли стояли без флагов, и турки посчитали "Амвросия" за своего. Когда вся турецкая эскадра подняла флаги и снялась с якорей, "Амвросий Медиоланский" некоторое время следовал с ними, постепенно отставая, и наконец очутился среди своих, после чего, наконец, поднял флаг. Так находчивость капитана М.Н. Нелединского спасла корабль от пленения.

Меж тем турецкие корабли, получившие сильные повреждения, никак не могли оторваться от преследования. Первым был атакован 74-пушечный вице-адмиральский "Капудание". В 10 часов утра первым сблизился с "Капудание" и открыл по нему огонь фрегат "Святой Андрей". Вскоре к нему присоединились два линкора -  "Святой Георгий" и "Преображение Господне". Турки упорно сопротивлялись. Лишь подоспевший на выручку своим кораблям линкор "Рождество Христово" с Ушаковым на борту, сумел брандкугелями поджечь неприятельский корабль, после чего "Капудание" выбросил белый флаг. С охваченного пламенем линкора удалось снять, по разным источникам, от 17 до 120 человек, включая вице-адмирала Саид-бея и его штаб. После чего турецкий линкор взлетел на воздух, утянув с собой 680 членов экипажа.



Финал сражения у мыса Тендра:
охваченный пламенем "Капудание" стремительно уходит на дно.




Примерно в это же время русские корабли настигли 66-пушечный линкор "Мелеки-Бахри", потерявший накануне своего капитана. Турки, своими глазами видевшие печальную участь "Капудание" и деморализованные гибелью командира, без сопротивления спустили флаг. Впоследствии "Мелеки-Бахри" вошёл в состав русского Черноморского флота под названием "Иоанн Предтеча". 560 турецких моряков были взяты в плен.

Кроме того, в ходе двухдневного сражения турки потеряли три мелких судна - бригантину, лансон и плавбатарею. Остальные турецкие корабли, хоть и сильно повреждённые, успели скрыться.





Портрет адмирала Ф.Ф. Ушакова на фоне сражения у мыса Тендра.
На заднем плане мы видим охваченный огнём "Капудание" и шлюпку,
в которой русские моряки везут снятых с него турецких офицеров.




Победа Ушакова у мыса Тендра стала первым морским сражением в Русско-Турецкой войне 1787 - 1791 годов, в ходе которого русский флот сумел нанести противнику потери в кораблях. Турки лишились одного линкора затонувшим и другого - захваченным, были также выведены из строя три более мелких судна. Потери в личном составе турецкие источники оценивают в 5,5 тысяч человек (русские источники тут более скромны, осторожно называя цифру в 2 тысячи), из которых 700 человек - пленными. Русские потеряли 21 человека убитыми и 25 человек ранеными.

Угроза десанта на Крымском побережье в 1790 году окончательно отпала. Хотя Хуссейн-паша и увёл большую часть своего флота к турецким берегам, флот этот получил сильные повреждения, которые уже не успевал устранить до конца навигации. Приближался сезон штормов. Черноморские лиманы оказались очищены от турецкого флота, что развязало руки Лиманской галерной флотилии Дерибаса, сыгравшей свою роль впоследствии при штурме Измаила. Так крупная победа Ушакова на море стала прологом к ещё более крупной победе Суворова на суше.

Наконец, победа при Тендре, в отличие от предыдущих морских баталий русского флота, была одержана не в бухте, гавани или проливе, а в открытом море, где эскадры противников могли свободно маневрировать. И тем самым обогатила русское военно-морское искусство.

Ушаков в очередной раз продемонстрировал своё умение отказаться от шаблонных тактических приёмов, когда того требуют интересы победы. Если в Керченском проливе он впервые создал резерв из кораблей, то при Тендре эта находка была дополнена ещё одной: эскадра Ушакова вступила в бой в походном строю, не перестраиваясь, чтобы добиться быстрого сближения с неприятелем. Использовал Ушаков и ещё один новый на тот момент тактический приём, пусть и не им изобретённый - прорезывание строя вражеской эскадры, что позволяло вести огонь сразу с обоих бортов. Результаты превзошли все ожидания.
Tags: Век восемнадцатый, История Отечества, Россия vsТурция, Ушаков
Subscribe

Posts from This Journal “Ушаков” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments