Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Юбилей уссурийского атамана

5 сентября 1890 года, 130 лет тому назад, родился Иван Павлович Калмыков (1890 - 1920) - участник Белого Движения на Востоке России, атаман Уссурийского казачьего войска. По странному стечению обстоятельств, погиб он тоже в сентябре - только тридцать лет спустя, в 1920 году, и точная дата его гибели не установлена. Калмыков вошёл в историю Гражданской войны как один из самых жестоких белогвардейских командиров. Барон А. Будберг аттестовал его как человека, "способного завернуть населению такой режимчик, что оно восплачет по большевикам". Известный русский географ, исследователь Сибири В.К. Арсеньев честил Калмыкова "иродом поганым". И даже адмирал Колчак признавал злоупотребления уссурийского атамана. В то же время это был религиозный фанатик, не расстававшийся с Библией и постоянно державший в своих апартаментах готовый походный аналой для молитв. И жестокость Калмыкова была не жестокостью самодура, утверждавшего свою власть, но суровой беспощадностью рыцаря-крестоносца, всласть насмотревшегося на зверства богоборцев и железной рукой восстанавливавшего Божескую справедливость - по крайней мере, так, как он её понимал.






Атаман Иван Павлович Калмыков.


Иван Калмыков родился в станице Грозненской Терского казачьего войска в семье местного торговца и потомственной терской казачки, что позволило ему в дальнейшем регулярно твердить о своём казачьем происхождении, хотя казаком по законам Российской империи Калмыков считаться не мог. Бедность отца заставила его отправить сына на учёбу в Александровскую миссионерскую духовную семинарию, располагавшуюся в селении Ардон (ныне - в Северной Осетии). Однако Калмыков, хоть и был человеком искренне верующим, богословием особо не интересовался, и учился спустя рукава. Зато отличался озорным нравом, за что ему не раз попадало от преподавателей. Иван тоже старался не оставаться в долгу, и однажды, разозлившись на очередное накаание, сильно боднул головой наставника.


Лишь отчаяние отца, опасавшегося, что сын так и не выйдет в люди, заставило Калмыкова взяться за ум, и учёбу он, к вящему удивлению наставников, закончил одним из лучших. Правда, принять духовный сан и тем более - стать миссионером Калмыкову не позволили - сказался тот случай драки с учителем. Впрочем, такой исход вполне устраивал Калмыкова, втайне мечтавшего о военной службе. В 1909 году, по направлению атамана станицы Грозненской, Иван Калмыков был принят в Тифлисское юнкерское военное училище.

В военном училище Калмыков был не в пример более усерден в науках - во-первых, здесь он учился тому, о чём мечтал сам, военному делу, а во-вторых - понимал, что окончить училище и служить в армии - его последний шанс найти своё место в жизни и избежать нищеты. Поэтому училище он окончил по первому разряду. В 1912 году Калмыков получил свой первый офицерский чин - подпоручика - и так как его казачье звание никем не признавалось, был направлен в 3-й Сибирский сапёрный батальон. Правда, сапёрная служба не особо его привлекала, да и требовала от офицеров глубоких математических знаний, а Калмыков математики не любил. Поэтому в 1913 году он подал рапорт о переводе в Уссурийский казачий полк. Уссурийские казаки были не против принять в свои ряды нового офицера, но Калмыков допустил ошибку - желая подстраховаться, написал прошение не только на имя войскового атамано, но и на высочайшее имя. Это было сочтено вопиющим самоуправством - и Калмыкову в переводе отказали. К счастью, молодого офицера поддержал его бывший батальонный командир, подсказав немного выждать и написать новое прошение. На этот раз Калмыков предоставил бумагам идти своим чередом и получил то, чего хотел: 20 января 1914 года он был зачислен в Уссурийский казачий полк и переименован из подпоручиков в хорунжие.



Уссурийские казаки в начале ХХ века





Когда разразилась Первая Мировая война, Калмыков с полком был направлен в действующую армию. Сражался Иван Павлович на Северо-Западном фронте, и сражался хорошо. Пользуясь своим маленьким ростом, он неоднократно ходил в разведку, ловко пробираясь в любую лазейку, столь же ловко прячась за малейшим естественным укрытием. Этому способствовал приобретённый им за время службы в тайге опыт охотника. Особенно успешно удавались ему операции, связанные с захватом противника в плен. В 1915 году (с его зачисления в полк прошёл всего год!) Калмыков получил производство в сотники, спустя два года получил следующий чин - подъесаула.

11 июня 1915 года Калмыков отличился в бою при деревне Лелайцы. Когда превосходящие силы немцев окружили 1-й Нерчинский полк, Калмыков во главе сотни Уссурийского полка сумел пробиться к ним на подмогу. Появление сотни Калмыкова оказалось столь неожиданным для немцев, что они отступили, несмотря на своё численное превосходство. 1-й Нерчинский полк был спасён от разгрома. С 6 августа 1915 года Калмыков командовал полковой пулемётной командой, 17 сентября того же года под фольварком Зосино был ранен, по излечении - вернулся в строй. За бои Первой Мировой войны Калмыков удостоился Ордена Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом и Георгиевского оружия с надписью "За храбрость". О последнем награждении имеются сведения, почерпнутые из наградных документов. 17 декабря 1916 года Иван Калмыков командовал двумя с половиной сотнями своего полка и удерживал оборону на гребне Пояна-Кирияк, прикрывая отход 12-й румынской пехотной дивизии. В тот день немцы неоднократно предпринимали атаки на казаков, стараясь сбить их с гребня, чтобы окружить румын. Но Калмыков удержал позиции, позволив румынам избежать окружения.


Уссурийские казаки - участники Первой Мировой войны.
Фото взято здесь.



А потом грянула революция. В деятельность офицеров стали бесцеремонно вмешиваться солдатские комитеты. Тех, кого подозревали в симпатиях к "старому режиму", беспощадно изгоняли из полков, а то и просто линчевали. В числе прочих был вышвырнут со службы и Калмыков. С одной стороны, это прекрасно его характеризует - видимо, человек был твёрдых убеждений, революционными веяниями не увлекался. С другой - боевой офицер, всего несколько месяцев тому назад за реальные боевые заслуги удостоенный георгиевского оружия, был изгнан из полка, словно какой-нибудь набедокуривший школьник. Калмыков себя в обиду давать не привык - так что его последующие жестокости во многом следует объяснять оскорблением, пережитым в 1917 году. Оскорблением не только за себя - за всё незаслуженно униженное боевое офицерство.



Иван Калмыков в задумчивой позе.
После Февральской революции 1917 года ему было о чём пораздумать.
Впрочем, судя по Георгиевском кресту на груди, это фото было сделано
несколько позднее - в 1919 году.




Меж тем, в Приморье Калмыкова встретили как героя. Уже 10 октября 1917 года Войсковой Круг Уссурийского казачьего войска избрал Калмыкова войсковым атаманом. Правда, это решение Круга не всем казакам пришлось по нутру. Узнав, что большевистским агитаторам удалось привлечь на свою сторону часть казаков и составить против него заговор, Калмыков с группой сторонников отступил на КВЖД, где на станции Пограничная объявил о создании Особого Казачьего отряда, во главе которого и развернул борьбу с местными большевиками. Оружием его щедро снабжали японцы. Сам Калмыков, по свидетельству историка П. Зырянова, жил как монах, в тесной каморке с железной кроватью и Библией, и принимал в свой отряд решительно всех, кто желал драться с большевиками, вплоть до беглых красногвардейцев. Захваченных в плен большевиков он расстреливал беспощадно - для Ивана Павловича борьба против революции носила религиозный оттенок. Столь же беспощадно Калмыков карал и своих за злоупотребления и непослушание - крестоносное казачье воинство должно было оставаться на высоте своей религиозной миссии.


5 сентября 1918 года Калмыков со своим отрядом, при поддержке чехословаков генерала М.К. Дитерихса и 12-й японской дивизии занял Хабаровск, выбив оттуда красных. 17 сентября 1918 года Иван Павлович был провозглашён начальником Хабаровского гарнизона. 22 октября 1918 года Войсковой Круг Уссурийского казачьего войска за особые заслуги в борьбе с большевиками присвоил Калмыкову вне очереди чин генерал-майора и снова утвердил в должности войскового атамана.



Начальник Хабаровского гарнизона И.П. Калмыков на своём штабном автомобиле.




В марте 1919 года Калмыков за свои боевые заслуги был награждён атаманом Семёновым Орденом Святого Георгия 4-й степени. Тогда же Калмыков признал, наконец, над собой власть Верховного Правителя Колчака. Калмыков последовательно занимал должности командира Особого Уссурийского отряда, Уссурийской отдельной бригады, Сводной Уссурийской отдельной дивизии. Последнее назначение состоялось уже после падения белого Омска.

Войска Калмыкова контролировали Транссиб на участке от Никольска-Уссурийского до Хабаровска, где калмыковцы вели беспощадную борьбу с красными партизанами. Американский генерал Грейвс, недовольный действиями Калмыкова, утверждал впоследствии, что калмыковцы истребили больше мирных жителей, чем большевики. Поскольку Грейвс, по сути, занял пробольшевистскую позицию, немудрено, что Калмыков его не жаловал - не стоит удивляться поэтому и агрессивной неприязни американца к атаману. Однако Калмыков действительно замешан в бессудных расправах над населением и в многочисленных грабежах. В отличие от Колчака, стремившегося водворить на контролируемеой  территории строгий порядок и законность, Калмыков предпочитал действовать "по законам военного времени", казня людей по первому подозрению в пробольшевистских симпатиях (что, разумеется, оправдать ни в малейшей степени нельзя). Калмыков вообще имел буйный нрав, в подчинённых ему частях вовсю процветало рукоприкладство. В то же время - и на этот счёт имеется свидетельство А.В. Колчака - Калмыков жёстко пресекал на Транссибе торговлю наркотиками, которой активно промышляли как китайцы, так и местные жители, и которая наносила серьёзный ущерб имиджу Белого Движения и боеспособности белых войск. Чаще всего захваченных наркоторговцев калмыковцы просто расстреливали на месте, объявляя большевистскими агентами.



Калмыков и калмыковцы у эшелона.

Иван Калмыков (отмечен крестиком) с группой ближайших соратников


В конце мая - начали июня 1919 года Калмыков провёл против красных партизан масштабную операцию, получившую название Хорско-Кшинской. По итогам операции несколько крупных отрядов красных были разбиты, а Полетинская и Кшинская волости полностью очищены от красных партизан. Вдохновлённый успехом, Калмыков наметил ещё более масштабную операцию против партизан, санкционированную представителем Колчака - оренбургским атаманом А.И. Дутовым, для каковой цели Калмыков объявил всеобщую мобилизацию казаков по всему Уссурийскому войску. Опасаясь окончательного разгрома, красные партизаны предприняли попытку покушения на атамана, но, благодаря бдительности казаков хабаровского гарнизона и мужеству калмыковского шофёра, покушение провалилось, а большевистская диверсионная группа погибла почти в полном составе - выжили только два человека. Калмыков лично принял участие в этом бою: трусом атаман не был, и, когда было нужно, умел подать личный пример воинской доблести.

В ноябре 1919 года Калмыков со своими казаками участвовал в подавлении антиколчаковского мятежа Р. Гайды (что, между прочим, служит серьёзным доводом против обвинений белоказачьих атаманов в сепаратизме и анархизме). Затем в феврале 1920 года, после выдачи Верховного Правителя на расправу большевикам, наступление красных партизан с одной стороны и оппозиционных белым приморских "земцев" - с другой вынудило Калмыкова отступить со своей дивизией на китайскую территорию. Под давлением приморских земцев китайцы разоружили отряд Калмыкова, а сам атаман оказался под арестом по обвинению в убийстве представителя шведского Красного Креста. Калмыкова также обвиняли в обстреле китайской канонерской лодки на Амуре и в присвоении 56 пудов золота из российского золотого запаса. Калмыков от дачи показаний отказался, заявив, что даст показания только русскому посланнику или другим представителям законного русского правительства. Надо сказать, что русские дипломаты ходатайствовали об освобождении Калмыкова, на что китайские власти ответили отказом.

13 июня 1920 года Калмыкову удалось бежать из-под ареста, и он укрылся в русском консульстве. Но 25 августа его убежище было обнаружено. Арестованного Калмыкова китайцы под конвоем отправили в Пекин. В районе местечка Ильяши атаман вновь попытался бежать, ранив при этом китайского офицера, и был застрелен конвоирами. Японцы, прежде щедро снабжавшие Калмыкова оружием для борьбы против большевиков, принимать участие в его судьбе отказались - арестованный, лишённый вооружённого отряда атаман был им более не нужен.



Атаман Иван Павлович Калмыков.
Пожалуй, самое известное его фото.

Tags: Белые, Вечная память, Гражданская война, История Отечества, Казачество, Колчаковцы
Subscribe

Posts from This Journal “Колчаковцы” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments