Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Category:

Кагул как убедительная точка

1 августа (21 июля старого стиля) 1770 года, 250 лет тому назад, состоялось сражение при Кагуле, в ходе которого русская армия фельдмаршала Петра Александровича Румянцева разгромила турецкие войска под командованием Иваззаде Халил-паши. Это была та самая 150-тысячная турецкая армия, появления которой Румянцев так опасался у Ларги.  Однако к Ларге эта армия не успела и спасти от разгрома крымского хана Каплан-Гирея не смогла. Теперь наступале её участь, хотя турки имели многократный перевес в силах. Победа Румянцева при Кагуле стала убедительной победной точкой в летней кампании 1770 года.






Сражение при Кагуле.





За эту кампанию Румянцев дважды нанёс поражение крымскому хану Каплан-Гирею - при Рябой Могиле и при Ларге. И хотя армия Крымского ханства не была полностью уничтожена, Каплан-Гирей предпочёл не искушать судьбу и увёл свои войска в сторону Измаила и Килии, где находились семьи его воинов. Но бывшие в сражении при Ларге янычары - те из них, кто избежал пуль русских егерей и картечи русских пушек - двинулись вниз по течению реки Кагул, туда, где стоял с основными силами Иваззаде Халил-паша.

Халил-паша полагал себя в полной безопасности - его силы многократно превосходили силы Румянцева. Вероятно, турок полагал, что русские вообще не отважатся атаковать. Румянцев после двух сражений с татарами имел под рукой 23615 пехотинцев, 3495 кавалеристов регулярных полков, 2896 казаков и 255 орудий. Противостоящая им турецкая армия насчитывала 50 тысяч одних только пехотинцев - больше, чем вся армия Румянцева, полная же численность турок составляла 150 тысяч бойцов. Кроме того, Халил-паша мог рассчитывать на 80 тысяч татар, которых оперативно мог бы подвести ему на подмогу дважды битый, но не разгромленный окончательно Каплан-Гирей. К слову, сам Каплан-Гирей слал ему письма, заверяя в полной поддержке и готовности действовать. Имеются сведения, что татарская армия в 80 тысяч бойцов, сосредоточившаяся близ озера Ялпуг, готовилась перейти Сальчу и атаковать русские обозы, зайдя Румянцеву в тыл.


Чтобы предотвратить соединение турок и крымского хана, Румянцеву оставалось только одно - атаковать Халил-пашу, тем более, что турецкий командующий сам искал боя. 28 июля армия Румянцева форсировала Кагул и заняла позиции у населённого пункта Гречени. Чтобы предотвратить атаку Каплан-Гирея с тыла, Румянцев выдвинул против озера Ялпуг отряды генералов Г. Потёмкина и И. Гудовича. Правда, тем самым его силы сокращались до 17 тысяч человек - зато татары надёжно нейтрализовывались.






Карта сражения при Кагуле





Накануне сражения, 31 июля,  турецкая армия Иваззаде Халил-паши расположилась в шести верстах от русских позиций, вблизи древнего Траянова вала. План турецкого командующего состоял в том, чтобы атаковать русские войска с фронта, связав их боем, а затем основными силами смять левый фланг русских и прижать их к Кагулу. В это время должны были перейти в наступление кавалеристы Каплан-Гирея, которому ставилась задача при первых звуках выстрелов форсировать реку Сальчу и смять тылы русской армии, довершив её уничтожение.

Румянцев, однако, был полководцем грамотным и турецкий план разгадал. Уступая противнику более, чем в 9 раз, имея крайне неудобную позицию (река Кагул и озеро Ялпуг полностью лишали его армию свободы манёвра), он мог бы  отступить на соединение со 2-й русской армией и дать бой гораздо большим числом и на более удобной позиции - никто бы не осудил его за это. Но Румянцев хорошо знал своих бойцов, понимал их психологию, а главное - был уверен в их выучке и в их готовности выполнить любой его приказ. И армия знала Румянцева: не забудем, что эта аримя недавно уже выиграла под его командованием два крупных сражения, солдаты верили Румянцеву безоговорочно. К тому же продовольствия у его солдат оставалось всего на два дня, да и турки могли атаковать отступающие русские войска.






Пётр Александрович Румянцев. Портрет на фоне атакующих войск.




И Румянцев принял единственное на тот момент рациональное, хоть и рискованное решение - не дать туркам воспользоваться своим численным превосходством, перехватить инициативу и атаковать первыми. В ночь на 1 августа русские войска перешли в наступление.

Пётр Александрович снова прибег к уже знакомой нам, дважды оправдавшей себя тактике - выстроил армию в пять каре, пространство между которыми занял кавалерией и артиллерией. Пехотное каре, до тех пор, пока сохраняет строй, является серьёзным препятствием для конницы, которую может поражать как плотным огнём, так и штыками. У турок же большую часть армии, как и прежде, составляла иррегулярная конница. Построение русской армии перед сражением выглядело следуюшим образом: в центре боевого порядка стояло самое большое каре генерала П. Олица, в рядах которого находился сам Румянцев. Справа от него находилось дивизионное каре генерала П. Племянникова, а крайний правый фланг занимало каре Баура. Левее Олица стояло каре Я. Брюса, а крайне левый фланг занимали войска генерала Н. Репнина.







Построение русских войск при Кагуле.
Пехота - в каре, артиллерия - на фасах каре, кавалерия - в интервалах между каре.






Такое построение позволяло русским войска атаковать турок сразу на всём протяжении фронта, не давая им перебрасывать резервы с одного участка на другой. Репнину же ставилась задача, взяв ещё левее и обойти правое крыло турецкой армии. То есть, Румянцев планировал усадить турок в такую же ловушку, какую турки планировали для него.

К Траянову валу русские войска подошли без особых приключений: турки не подавали признаков жизни. Столь же беспрепятственно бойцы Румянцева преодолели сам Траянов вал. Занималась заря. И в это время передовые солдаты русских войск обнаружили изготовившуюся к атаке турецкую конницу. Вся ложбина между гребнями высот, прилегающих к турецкому лагерю, была заполнена гарцующими всадниками.

Румянцев немедленно приказал артиллеристам генерала Мелиссино открыть огонь по вражеской кавалерии. Пушечные выстрелы, возвестившие о начале сражения, немедленно обнаружили перед турками появление неприятеля. В ответ турецкая  кавалерия в конном строю атаковала наступающие русские войска. Пехотные каре остановились, выставив перед собой штыки. Вскоре каре Брюса и Репнина оказались окружены. Особенно тяжело пришлось самому малочисленному каре - дивизии Брюса. Однако русские пехотинцы ружейным огнём при поддержке артиллерии отогнали турок. Турки отхлынули.






Пехота в каре представляла из себя, по сути, живую и подвижную крепость. Сомкнутый строй, ощетинившийся штыками во все четыре стороны, мог при этом отбиваться ещё и плотным огнём. Здесь главное было держать строй - ибо плохо обученная иррегулярная турецкая конница огня не выдерживала, а на штыки не лезла. С этой задачей бойцы Брюса и Репнина прекрасно справились.

После отражения первой атаки турецкая конница попыталась атаковать русскую кавалерию, гарцевавшую в интервалах между пехотными каре, и навязать ей бой в конном строю. На помощь кавалеристам из каре Брюса и Репнина были выделены два гренадерских батальона при шести артиллерийских орудиях, которым удалось отбить огнём и эту атаку.

Следующая атака турок пришлась на центральное каре Олица. Причём часть турок обрушилась на русские боевые порядки с фронта, а часть - обошла их по рву у Траянова вала и зашла Олицу в тыл. Однако, находившийся в каре Олица Румянцев сумел оперативно вызвать часть войск с пушками из резерва. Резервные войска открыли огонь вдоль рва, а каре Олица слегка сдвинулось влево и открыло огонь по лощине, вдоль которой атаковали турки. Опасаясь, что русские войска могут отрезать их от своего лагеря, турки поспешно отошли.



Так завершилась первая фаза Кагульского сражения. Все атаки турецкой кавалерии - главной ударной силы Халил-паши - были успешно отражены, турецкая пехота, занимавшая позиции в окопах, свою конницу не поддержала, а русские войска приблизились к турецким окопам на расстояние пушечного выстрела. Завязалась артиллерийская дуэль: турки имели в окопах 140 орудий.  Однако достаточно быстро сказалась лучшая выучка русских артиллеристов, которые сбили часть турецких пушек с позиций. Турки сконцентрировали основной огонь на каре Олица (напомню, оно было самым многочисленным и находилось в центре) и Племянникова.

По ходу сражения каре Племянникова приблизилось к турецким окопам вплотную, несколько выдвинувшись вперёд основных сил, и изготовилось атаковать укреплённый лагерь турок. Однако Иваззаде Халил-паша не был мальчиком в военном деле. Русское каре неожиданно было атаковано во фланг большой группой янычар, которых турецкий командующий заблаговременно спрятал в засаде. Атака была столь неожиданной и столь стремительной, что русские даже не успели дать залп. Строй Московского и Астраханского пехотных полков был смят и прорван, турки ворвались внутрь каре. Солдаты Племянникова в беспорядке отхлынули, ища спасения в каре Олица.



Янычары поднимаются в атаку




И тут на поле боя появился Румянцев. Сохранились сведения, что Пётр Александрович сказал своему адъютанту: "Теперь настало наше дело!" - фельдмаршал, по доброй русской традиции, заведённой с незапамятных времён, рассматривал себя в качестве последнего резерва. "Стой, ребята! Стой!" - голос русского командующего перекрывал шум боя. - "На вас смотрят ваши отцы и матери!" Появление командующего под вражеским огнём подействовало на русских солдат отрезвляюще: Румянцеву верили безоговорочно, за ним тянулся ореол его прошлых побед. В течение нескольких секунд Петру Александровичу удалось восстановить строй дивизии Племянникова, а гренадёры полка Озерова огнём остановили неприятеля. После этого Румянцев направил в атаку на янычар кавалерию Салтыкова и Долгорукова. Янычары строить каре не умели, поэтому атака русской кавалерии для них оказалась губительной. Началась отчаянная рубка. Генерал Баур также выслал в помощь Племянникову батальон егерей. Меж тем, Румянцев, остановив наступление турок, сам повёл бойцов Племянникова в контратаку. Обозлённые недавним конфузом, стремясь любой ценой реабилитироваться в глазах любимого командира, племянниковцы ударили в штыки столь яростно, что янычары побежали. Они пытались укрыться в окопах, но тут на них обрушился присланный от Баура егерский батальон под командованием М.И. Кутузова.




Именно решительность П.А. Румянцева в критический момент сражения при Кагуле
спасла положение.



Генерал Иван Петрович Салтыков. При Кагуле командовал кавалерией.





Тем временем отряд Баура ворвался в турецкий лагерь, а каре Репнина вышло туркам, как и планировал Румянцев в тыл и принялось громить вражеский лагерь своей артиллерией.  Турецкая оборона рухнула. Противник, бросая окопы, побежал. Русские егеря, вступив в турецкий лагерь, вели огонь между палаток, поражая вражеских солдат на выбор, избирая своими мишенями командиров. К трём часам дня сражение, едва не завершившееся поражением Румянцева, закончилось его безоговорочной победой. Напрасно Халил-паша, размахивая саблей, пытался остановить бегущих - турки поспешно отходили, бросая обозы и артиллерию.

В преследование Румянцев бросил корпус Баура, нагнавшего турок у Дуная, более, чем в 20 верстах от места сражения, и атаковавшего их отступавшие в беспорядке войска. Добычей Баура стали остатки турецкого обоза, 30 пушек и более тысячи пленных. Сам Иваззаде Халил-паша бежал в Измаил. Каплан-Гирей же, видя поражение Халил-паши, решил не искушать судьбу и отступил без боя. Примечательно, что в Измаиле местные жители попросили его не задерживаться - чтобы "не дразнить русских". Такой острасткой для турок обернулась победа Румянцева.


Медаль "За победу при Кагуле", учреждённая императрицей Екатериной "по горячим следам"
в 1770 году. Этой медалью были награждены все нижние чины - участники Кагульской битвы.




Общие потери турок при Кагуле составили 20 тысяч человек. Русские войска взяли на поле боя 140 исправных пушек и 60 знамён. Припасы турецкой армии также достались победителю. Потери русских войск составили 353 человека убитыми, 550 ранеными и 11 - пропавшими без вести. В кампанию 1770 года турки так и не смогли больше собрать новой армии, как не смогли и воспрепятствовать русским войскам занимать дунайские крепости. Уже 6 августа корпус Репнина занял Измаил, 19 августа пала Килия, осенью были заняты Аккеман, Браилов, Бухарест и Бендеры. И хотя до конца войны оставалось ещё четыре года, силы турок оказались серьёзнейшим образом подорваны.

_____________________________________
Материалы о сражении при Кагуле.
1) Статья Александра Самсонова на "Топваре".
2) Статья Дениса Беликова на сайте "Армейский стандарт".
3) Статья Майи Бирюковой на сайте "Российской газеты".
4) Материал на сайте "История РФ" - документы и воспоминания.

Tags: Век восемнадцатый, История Отечества, Россия vsТурция, Румянцев
Subscribe

Posts from This Journal “Румянцев” Tag

Buy for 10 tokens
То, чего я так боялся в прошлом году, увы, становится реальностью и приобретает конкретные очертания. Похоже, с нашими поездками на озеро Большое Унзово - окончательно и бесповоротно всё. Рейдерам, захватившим нижегородский НИИ Радиотехники (причём на безупречно законных основаниях захватившим -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments