Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Не мог понять в сей миг кровавый, на что он руку подымал...

Эти слова, посвящённые Лермонтовым убийству Пушкина, в полной мере можно отнести и к событиям, годовщину которых мы отмечаем сегодня. Восстание декабристов на Сенатской площади в Петербурге 14 декабря 1825 года в наше время трактуется неоднозначно. Кто-то по старой советской привычке продолжает видеть в декабристах героев, бескорыстно принесших себя в жертву ради освобождения народа от крепостного ига, кто-то бездоказательно (хотя и весьма убедительно) выискивает в восстании западный след, тем более, что несостоявшийся диктатор С.П. Трубецкой пытался укрыться в австрийском посольстве... Я не хочу сейчас вдаваться в выяснение вопроса, как оно всё было на самом деле. Мой рассказ - о человеке, пусть и непосредственно связанном с восстанием 14 декабря, но к декабристам никакого отношения не имевшем. И подло, выстрелом в спину убитом одним из них. О Михаиле Андреевиче Милорадовиче.

Милорадович
Парадный портрет графа Милорадовича



Вопреки расхожему мнению, большинство "друзей 14-го декабря", как называл декабристов император Николай Первый (кстати, оставивший об этом восстании любопытные мемуары) не были героями войны 1812 года. Они вообще в ней не участвовали, за очень редким исключением. Напротив, Милорадович - признанный герой Отечественной войны, уже к 1812 году считался в армии заслуженным человеком.
Он родился, как сообщает Википедия 1 октября 1771 года в семье герцеговинских сербов, поступивших на русскую службу ещё при Петре Великом. Михаил Андреевич приходился правнуком Михаилу Ильичу Милорадовичу, сподвижнику Петра I; отец Михаила Андреевича, Андрей Степанович, был Черниговским наместником. Был записан в гвардию, с семи лет за границей, в Германии и во Франции. Изучал с двоюродным братом Григорием французский и немецкий языки, арифметику, геометрию, историю, архитектуру, юриспруденцию, рисование, музыку и фехтование, военные науки: фортификацию, артиллерию и военную историю. Четыре года учился в Кенигсбергском университете, два года в Геттингене, затем для усовершенствования военных знаний отправился в Страсбург и Мец.
О начале его военной карьеры "Википедия" сообщает скупо: "

В апреле 1787 г. произведён в прапорщики. В чине поручика участвовал в русско-шведской войне 1788—1790 гг. 1 января 1790 произведён в поручики. 1 января 1792 г. — капитан-поручик. 1 января 1796 г. — капитан. 16 сентября 1797 г. — полковник того же полка, 27 июля 1798 г. — генерал-майор и шеф Апшеронского мушкетерского полка. Осенью 1798 г. со своим полком вошёл в пределы союзной России Австрии, весной следующего года был уже в Италии. Участвовал в Итальянском и Швейцарском походах; всегда шёл в атаку впереди своего полка, и не раз его пример оказывался решающим для исхода боя. Так, 14 апреля 1799 г. при селении Лекко последовал кровавый бой, в котором Милорадович обнаружил необычайную находчивость, быстроту и храбрость — отличительные свойства его дарований, развившихся ещё сильнее в школе русского полководца Суворова. Суворов полюбил Милорадовича и назначил его дежурным генералом, иначе сказать — сделал его приближенным к себе человеком, и не упускал случая предоставлять ему возможность отличаться на поле ратном.

Мушкетёрские полки 1799

По возвращении в Россию Милорадович со своим полком стоял на Волыни. В 1805 в составе сил антинаполеоновской коалиции возглавил один из отрядов, направленных на помощь австрийцам. За проявленные качества получил чин генерал-лейтенанта и другие награды. Принимал участие в сражении при Аустерлице. В русско-турецкой войне 1806—1812 — командир корпуса, который 13 декабря 1806 г. освободил от турок Бухарест, в 1807 г.нанес поражение туркам при Турбате и Обилешти. 29 сентября 1809 г. за победу при Рассевате был произведён в генералы от инфантерии. В апреле 1810 назначен Киевским военным губернатором. В сентябре 1810 г. уволен в отставку по прошению, но 20 ноября того же года вновь принят на службу и назначен шефом Апшеронского полка, а 12 декабря — киевским военным губернатором."
Некоторые более живые подробности об этом периоде обретаются на сайте "Русская монархия": "Важную роль в становлении Милорадовича как боевого командира имело его участие в Итальянском и Швейцарском походах А.Суворова в 1799 г. В самом начале Итальянского похода командир Апшеронского полка проявил находчивость, быстроту и презрение к смерти в бою при Лекко, и Суворов приблизил его к себе, сделал своим дежурным генералом. Милорадович усвоил суворовскую удаль, предприимчивость и доброе отношение к солдату, которые в дальнейшем принесли ему популярность и известность. В сражении при Нови войска под командованием Милорадовича и Багратиона внесли решающий вклад в победу, разгромив французские части, оборонявшиеся в центре позиции. Удар отряда Милорадовича предопределил разгром французских войск, оборонявших у озера Обер-Альп подступы к Сен-Готардскому перевалу.

Переход Суворова через Альпы
Знаменитая картина Сурикова "Переход Суворова через Альпы"


С походом через Сен-Готард связан один любопытный эпизод. При спуске с крутой горы в долину, занятую французами, солдаты Милорадовича заколебались. Заметив это, Михаил Андреевич воскликнул: "Посмотрите, как возьмут в плен вашего генерала!" - и покатился на спине с утеса. Солдаты, любившие своего командира, дружно последовали за ним.

Деятельное участие принял Михаил Андреевич и в боях за Альпами, способствуя выходу армии Суворова из окружения. За походы 1799 г. он был награжден орденами святой Анны 1-й степени, святого Александра Невского и мальтийским орденом." (http://rus-mon.narod.ru/bio/miloradovich.html).

"С 14 августа 1812 года, - пишет дальше "Википедия", - М. А. Милорадович в кампании против Наполеона Бонапарта, формирует отряд войск для действующей армии между Калугой и Волоколамском и Москвой, а затем с этим отрядом отправляется на войну. В Бородинском сражении командовал правым крылом I армии. Затем возглавил арьергард, сдержал войска французов, чем обеспечил отход всей русской армии. Главным качеством, снискавшим уважение среди своих солдат и противника, была храбрость, бесстрашие, граничащее с безрассудством. Его адъютант, поэт и писатель Фёдор Глинка оставил словесный портрет М.А. Милорадовича во время боя:

« Вот он, на прекрасной, прыгающей лошади, сидит свободно и весело. Лошадь оседлана богато: чепрак залит золотом, украшен орденскими звёздами. Он сам одет щегольски, в блестящем генеральском мундире; на шее кресты (и сколько крестов!), на груди звезды, на шпаге горит крупный алмаз... Средний рост, ширина в плечах, грудь высокая, холмистая, черты лица, обличающие происхождение сербское: вот приметы генерала приятной наружности, тогда ещё в средних летах. Довольно большой сербский нос не портил лица его, продолговато-круглого, весёлого, открытого. Русые волосы легко оттеняли чело, слегка подчёркнутое морщинами. Очерк голубых глаз был продолговатый, что придавало им особенную приятность. Улыбка скрашивала губы узкие, даже поджатые. У иных это означает скупость, в нём могло означать какую-то внутреннюю силу, потому что щедрость его доходила до расточительности. Высокий султан волновался на высокой шляпе. Он, казалось, оделся на званый пир! Бодрый, говорливый (таков он всегда бывал в сражении), он разъезжал на поле смерти как в своём домашнем парке; заставлял лошадь делать лансады, спокойно набивал себе трубку, ещё спокойнее раскуривал ее и дружески разговаривал с солдатами... Пули сшибали султан с его шляпы, ранили и били под ним лошадей; он не смущался; переменял лошадь, закуривал трубку, поправлял свои кресты и обвивал около шеи амарантовую шаль, которой концы живописно развевались по воздуху.

Французы называли его русским Баярдом; у нас, за удальство, немного щеголеватое, сравнивали с французским Мюратом. И он не уступал в храбрости обоим

»

Именно М. А. Милорадович договорился с Мюратом о временном перемирии при оставлении русскими войсками Москвы. В сражении при Малоярославце не дал французам сразу опрокинуть русские войска. При преследовании наполеоновской армии арьергард генерала Милорадовича превратился в авангард русской армии.

22 октября 1812 г. состоялось сражение под Вязьмой авангарда русской армии под командованием генерала Милорадовича и донского атамана М. И. Платова (25 тыс. чел.) с 4 французскими корпусами (всего 37 тыс. чел.), окончившееся блестящей победой русских войск, и в результате которого французы потеряли 8,5 тыс. чел. убитыми, ранеными и пленными. Урон русских составил около 2 тыс. чел.

Сражение под Вязьмой
Сражение под Вязьмой


Наибольшую известность и славу Милорадович приобрёл как один из самых опытных и умелых авангардных начальников русской армии, который успешно преследовал французов до границ Российской империи, а затем и в заграничном походе, участвовал во взятии Парижа. В битве под Лейпцигом он командовал русской и прусской гвардиями. За успешные действия своего корпуса в начале 1813 г. М. А. Милорадович первым получил в награду право носить на эполетах вензель Императора Александра I, а за умелое руководство войсками в заграничном походе 1 мая 1813. г. — титул графа Российской империи. В качестве девиза он избрал слова: «Прямота моя меня поддерживает» 16 мая 1814 г. назначен командующим пешим резервом действующей армии, 16 ноября — командующим гвардейским корпусом."

Ей вторит "Русская монархия", как всегда сообщая дополнительные подробности: "28 августа, через два дня после Бородино, Кутузов назначил его начальником арьергарда русской армии, и с этого дня отважный генерал стал стражем армии, а при необходимости - ее острием.

Командир русского арьергарда сумел вырвать согласие у маршала Мюрата, руководившего авангардом французских войск, на беспрепятственное продвижение русской армии через Москву. "В противном случае, - заявил Милорадович Мюрату, - я буду драться за каждый дом и улицу и оставлю вам Москву в развалинах". При переходе русских войск на старую Калужскую дорогу арьергард Милорадовича своими энергичными ударами по противнику, неожиданными и хитроумными перемещениями обеспечил скрытное проведение этого стратегического маневра. В горячих боях и стычках он не раз заставлял отступать рвавшиеся вперед французские части.

Когда под Малоярославцем корпуса Дохтурова и Раевского перекрыли путь французской армии на Калугу, Милорадович от Тарутино совершил столь стремительный марш к ним на помощь, что Кутузов назвал его "крылатым". Наполеон после неудачи под Малоярославцем вынужден был отступать по Смоленской дороге, и Кутузов поручил непосредственное преследование противника Михаилу Андреевичу. В сражении под Вязьмой (28 октября) авангард Милорадовича при поддержке казачьего отряда Платова нанес поражение четырем французским корпусам и занял город. На плечах французов он овладел Дорогобужем, а затем отличился в сражении под Красным, заставив французские войска повернуть по проселкам к Днепру. В Вильно (Вильнюсе) Александр 1 лично вручил отважному генералу алмазные знаки к ордену святого Георгия 2-й степени. По поручению царя Милорадович был направлен для занятия Варшавского герцогства, где он сумел почти бескровно вытеснить австрийцев и овладел Варшавой. Отечественная война 1812 г. сделала имя Милорадовича необыкновенно популярным и известным."

Затем были Заграничные походы. "После Лютценского сражения (апрель 1813 г.) он (Милорадович) в течение трех недель прикрывал отступление русско-прусских войск, не дав возможности Наполеону развить успех. В Бауценском сражении Милорадович стойко выдержал на левом фланге все атаки французских войск и не раз сам переходил в контратаки, восхищая наблюдавшего за ходом битвы Александра 1. Под командованием Барклая-де-Толли доблестный генерал успешно действовал в знаменитом сражении под Кульмом (август 1813 г.), где союзные русско-австрийские войска окружили и разгромили французский корпус Ван-дама.

После Лейпцигской "битвы народов", в которой Михаилу Андреевичу было доверено командовать русской гвардией, Александр I произвел его в графское достоинство. Девизом своего герба Милорадович избрал: "Прямота меня поддерживает". Кроме того, царь разрешил ему носить солдатскую георгиевскую награду - серебряный крест на Георгиевской ленте, сказав: "Носи его, ты - друг солдат". В 1814 г. Милорадович командовал гвардией и гренадерскими корпусами, участвовал в боях под Арси-сюр-Об, Бриенном, Фер-Шампенуазом, Парижем."

Об отношении Милорадовича к солдатам свидетельствует Максим Петренчук (http://vkurse.ru/article/r3101/): "Во время отступения в 1812 году он голодал вместе с солдатами, не пытаясь использовать свой чин, чтобы создать себе особое положение. «Провиантское дело было поставлено в русской армии в дни перед Бородином и во время отступления от Бородина к Москве из рук вон плохо, — писал академик Тарле.— Солдаты питались неизвестно чем, офицеры и генералы, у которых были деньги, бывали сыты, у кого не было денег голодали, как солдаты. «Наш генерал (Милорадович) не имеет сам ни гроша, и часто бывает, что он, после сильных трудов, спрашивает поесть. Но как чаще всего у нас нет ничего, то он ложится и засыпает голодный без упрека и без ропота». Так приходилось голодать на походе Милорадовичу, равному по чину Барклаю де Толли...»

Безропотно воспринимая походные невзгоды, Милорадович был смел и даже безрассуден в бою. Писатель Федор Глинка вспоминал, что в сражении военачальник выглядел так, «будто оделся на званый пир! Бодрый, говорливый... он разъезжал на поле смерти как в своём домашнем парке; заставлял лошадь делать лансады, спокойно набивал себе трубку, ещё спокойнее раскуривал ее и дружески разговаривал с солдатами... Пули сшибали султан с его шляпы, ранили и били под ним лошадей; он не смущался; переменял лошадь, закуривал трубку, поправлял свои кресты и обвивал около шеи амарантовую шаль, которой концы живописно развевались по воздуху». Презрение к смерти было своего рода визитной карточкой Милорадовича. Еще в суворовские времена, в битве при Басиньяно, он повел замешкавшиеся войска в атаку, схватив знамя и крича: «Солдаты, смотрите, как умрет ваш генерал». А во время Бородинского сражения Милорадович решил перещеголять французского маршала Мюрата, приказавшего подать ему шампанского прямо на поле боя. В ответ Михаил Андреевич полноценно отобедал в самом опасном месте, как будто не замечая свистящих вокруг ядер."



Немудрено, что такой генерал мог запросто указать своим солдатам на численно превосходящего противника и весело подмигнуть: "Ребята, я дарю вам этих французов!" - и враг бывал разбит. И немудрено, что по завершении Наполеоновских войн Милорадович был назначен командовать всей русской Императорской Гвардией.

Что же можно сказать о его убийце?



П.Г. Каховский происходил из рода обедневших дворян, своей семьи никогда не имел, в войне 1812 года не участвовал. Более того, имеются сведения (почерпнутые автором настоящих строк в советских - !!! - источниках, в книжках серии "Пламенные революционеры"), что юный Каховский во время французской оккупации Москвы промышлял мародёрством вместе с захватчиками. Оставим эти утверждения на совести советских историков. Но вот вам слова самого Каховского: "Народы Европы вместо обещанной свободы увидели себя утеснёнными, просвещение - сжатым. И судьба народов стала столь тягостной, что они пожалели время прошлое и благословляют память завоевателя Наполеона!... Мы, русские внутри своего государства кичимся, величая себя спасителями Европы. Иноземцы не так видят нас; они видят, что силы наши есть резерв деспотизму Священного Союза... Пруссаки не любят нас, они говорят: "Штыки ваши мешают взять нам обещанное, принадлежащее. Ваши военные формы, ваши приёмы, ваши манёвры душат нас!" ... Сняты золотые цепи, увитые лаврами, и тяжкие ржавые железные давят человечество" ("кн. "И дум высокое стремленье", М.: Советская Россия, 1980. - с. 80 - 82.). Прямо Виктор Суворов или Александр Яковлев какой-то заявился из нашего проклятого времени в благословенный XIX век, чтобы озвучить свои бредовые откровения устами Каховского. Каховский не говорит о России, его беспокоит судьба "народов Европы", о которых он не имеет ни малейшего реального понятия (в войне не участвовал!), но которые Россия, по его мнению, "угнетает"...

Пётр Каховский
Пётр Григорьевич Каховский

Каховский начал военную службу в гвардейском Егерском полку в 1816 году, но, как сообщает "Википедия", "за «шум и разные неблагопристойности… неплатёж денег в кондитерскую лавку и леность к службе» был разжалован в рядовые и в 1817 году отправлен на Кавказ, где за отличие в службе вновь произведён в юнкера. Дослужившись до поручика, в 1821 году Каховский по болезни получил отставку".

Каховский был патологический гордец. Мечтал о славе Брута, мнил себя освободителем России от "деспотизма". в тайном декабристском обществе он выступал за полное истребление царской семьи, но, когда непосредственно в день восстания ему было поручено совершить покушение на Николая Первого, неожиданно отказался. Прчина тривиальна: общество требовало от Каховского разыгрывать из себя фанатика-одиночку и сразу же после покушения бежать за границу. На такое самопожертвование он был не способен. Зато его способностей с лихвой хватило, чтобы подло, выстрелом в спину убить сподвижника великого Суворова, героя 1812 года, любимца солдат, пламенная речь и заразительный пример которого могли повредить успеху мятежа. Что значило для любителя порассуждать о России как об угнетательнице всей Европы, имя человека, все свои силы отдавшего ради спасения столь ненавистной ему России? Ничего.

Каховский убивает Милорадовича
Эта картинка, изображающая убийство Каховским Милорадовича, неточна. Во-первых, Каховский был близорук,
и попасть мог только практически в упор. Во-вторых, Милорпадович был ранен В СПИНУ. Так что реально всё выглядело вот так
Каховский убивает Милорадовича правильно


Говорят, что когда умирающему Милорадовичу сообщили, что рана нанесена ему пистолетной пулей, герой воскликнул: "О слава Богу! Это пуля не солдатская! Теперь я совершенно счастлив!" Последней мыслью умирающего генерала была мысль о чести любимой армии.

Могила Милорадовича
Могила М.А. Милорадовича



Закончить этот очерк также хочу словами с сайта "Русская монархия:"Михаил Андреевич имел открытое, обыкновенно веселое лицо, искренний, прямой характер. Он не был женат, но имел много друзей, его расточительность и щедрость не знали границ.". Царствие Небесное воину Христову!

Tags: Гроза 12-го года, Декабристы, История Отечества, Люди и судьбы, Наполеоновские войны, Политика, Православие
Subscribe

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments