Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Герой Кубани Михаил Архипович Фостиков

"Есаул, есаул, что ж ты бросил коня? Пристрелить не поднялась рука?" - эти строчки из песни Олега Газманова, вероятно, помнит каждый, чьё детство или юность пришлись на конец 1980-х годов. Слова эти, вероятнее всего - о Новороссийской катастрофе, в ходе которой деморализованные, утратившие боеспособность казаки действительно отступали в полном беспорядке и эвакуировались - кто сумел - не только без своих боевых коней, но и без оружия. Многие же вообще не смогли эвакуироваться и были вынуждены положить оружие перед наступающими большевистскими войсками. Имелись, однако, среди казаков Юга России и те, кто не утратил боеспособности. И не смотря на то, что мест на кораблях, отходивших в Крым, им не досталось, они не только не складывали оружие и не бросали своих коней - но были полны решимости продолжать борьбу с большевиками. Об одном из таких героев белой Кубани мне бы хотелось сегодня рассказать. Правда, был этот человек не есаулом, а генералом, однако это обстоятельство нисколько не умаляет его подвигов. Достаточно сказать, что он, не сумев эвакуироваться в Крым, сумел на захваченной большевиками Кубани сколотить вокруг себя белопартизанский отряд в 25 тысяч человек, во главе которых продолжал воевать против большевиков и грузинских национал-сепаратистов вплоть до октября 1920 года, когда присланные Врангелем суда вывезли, наконец, в Крым остатки его воинства. Я говорю о Михаиле Архиповиче Фостикове.






Михаил Архипович Фостиков





Михаил Архипович Фостиков (1886 - 1966) - кубанский казак, генерал, участник Белого Движения на Юге России. Весной 1920 года создал из кубанских казаков партизанскую Армию Возрождения России, с которой вёл партизанскую войну против большевиков.
Родился Михаил Архипович 25 августа 1886 года в станице Баталпашинской Кубанского казачьего войска. Знатным происхождением будущий вождь белоповстанцев не блистал: отец его, простой казак, выслужил себе к концу жизни чин всего лишь вахмистра. Тем не менее, казаки были народом зажиточным и своим детям старались дать приличное образование. Михаил Фостиков окончил Ставропольскую гимназию, затем получил военное образование в престижном Александровском военном училище (в некоторых источниках ошибочно указывают Алексеевское училище). Свою военную службу он начал в 1908 году (в некоторых источниках ошибочно указывают 1907 год) в рядах 1-го Лабинского казачьего полка. В 1909 - 1912 гг. Фостиков принял участие в военной экспедиции в охваченную беспорядками Персию. Русское правительство предприняло эту экспедицию для защиты своих подданных, живших и работавших в соседнем государстве. Так Михаил Архипович получил своё боевое крещение.

Первую Мировую войну Фостиков встретил в чине сотника. Вместе со своим 1-м Лабинским полком он сражался на Кавказском фронте против турок,  занимал должность полкового адъютанта. В 1915 году переведён в Ставропольский (4-й Сводно-Кубанский) казачий полк, назначен командиром сотни. В начале 1917 года Фостиков командовал т.н. Конным отрядом особого назначения - личным конвоем великого князя Дмитрия Павловича в Персии. Вскоре после февральского переворота его командируют в Николаевскую академию Генерального штаба, он заканчивает ускоренный курс обучения. В Петрограде его и застало известие о захвате власти большевиками.

К новой самозванной власти Фостиков (а он к тому времени уже носил чин войскового старшины, равный по статусу подполковнику) отнёсся с нескрываемой враждебностью. И не только из-за предательской позиции, занятой большевиками в Первой Мировой войне. Фостиков воочию наблюдает хамское поведение революционных матросов на улицах прежней имперской столицы, не укрылись от него и бессудные расстрелы "представителей эксплуататорских классов", ставшие визитной карточкой большевистского режима. "Видеть расстрелы жителей города, грабежи стало невмоготу", - писал Михаил Архипович. И как только до него стали доходить смутные слухи о сосредотачивающихся на юге силах антибольшевистского сопротивления, Фостиков решает примкнуть к ним.




Михаил Архипович Фостиков




Кружным маршрутом, простаивая по нескольку дней кряду на станциях, под видом демобилизованного солдата Фостиков пробрался на юг. В Ростове Добровольческой Армии Корнилова он уже не застал - она ушла в Ледяной Поход - и проследовал на Кубань. На станции Кавказская Фостиков едва не попался: в его багаже при обыске большевистский патруль обнаружил погоны. Пока выясняли, чьи вещи, Михаил Архипович бросил в поезде багаж и ушёл пешком. Это спасло ему жизнь.

С мая 1918 года Фостиков вёл по станицам Баталпашинского отдела антибольшевистскую пропаганду, сколачивал антисоветские отряды. В конце концов ему удалось сформировать собственный 1-й Кубанский казачий полк, присоединившийся к партизанскому отряду А.Г. Шкуро. В ходе Второго Кубанского похода шкуринцы соединились с Добровольческой Армией (находившейся уже под командованием Деникина). Вскоре Фостикова произвели в полковники и направили в состав Второй Кубанской казачьей дивизии, которой командовал знаменитый впоследствии Сергей Улагай. Фостиков принял участие в освобождении от большевиков Ставрополя, получил под командование одну из бригад во 2-й Кубанской дивизии.




Андрей Григорьевич Шкуро



Сергей Георгиевич Улагай



Не менее насыщенным оказался для Фостикова и 1919 год. Под командованием генерала Петра Николаевича Врангеля Фостиков отличился во время Великокняжеской операции в мае 1919 года - казачья бригада, которой командовал Фостиков, первой вошла в станицу Великокняжескую. В вознаграждение доблести Фостикова Врангель ходатайствовал о производстве Михаила Архиповича в генералы - и это ходатайство было удовлетворено Деникиным. Однако почивать на лаврах новоиспечённый генерал не собирался - он принял участие в тяжёлом походе на Царицын и в штурме этого города, также завершившемся убедительной победой белых. За бои под Царицыном Фостиков был повышен в должности - он становится начальником 2-й Кубанской казачьей дивизии в корпусе Улагая.

Осенью 1919 года корпус Улагая перебрасывают из Кавказской в Добровольческую армию, в составе которой Фостиков со своей дивизией принял участие во всех боях во время осеннего отступления белых - в частности, в боях под Харьковом и в Донбассе. В октябре 1919 года корпус Улагая из-за понесённых им тяжёлых потерь был свёрнут в бригаду, командиром которой стал Фостиков. К декабрю 1919 года ему удалось вывести бригаду на соединение с 4-м Донским казачьим корпусом.

С началом нового 1920 года 2-й Кубанский казачий корпус белым удалось восстановить (под командованием генерала В. Науменко),и Фостиков снова получил под командование дивизию. 9 февраля 1920 года, командуя своей дивизией в бою у селя Красная Поляна, Фостиков был тяжело ранен и вывезен казаками в родную станицу. Это обстоятельство привело к тому, что стремительно развивавшееся наступление красных отрезало Фостикова от Добровольческой Армии, и в Новороссийск к моменту эвакуации он не попал.




Генералы В. Науменко (слева) и М. Фостиков




Фостиков, однако, не собирался прекращать борьбу против большевиков. После захвата Кубанской области большевиками он скрылся в Преображенском монастыре на реке Теберде.  И там, всё хорошенько обдумав и поправив здоровье после ранения, начал собирать сторонников. К концу мая из казаков Баталпашинской, Беломечетинской и Усть-Джегутинской станиц ему удаётся сформировать небольшой партизанский отряд численностью 98 человек. Это было немного - однако стоило отряду начать действовать, как к нему немедленно потянулись новые сторонники - казаки, недовольные большевистской властью. К 18 июня под командованием Фостикова собралось около пятисот человек, которых Михаил Архипович провозгласил Армией Возрождения России. В состав этой армии вошли:
 - 1-й Хопёрский полк при пяти пулемётах;
- 1-й Лабинский полк при двух пулемётах;
- Терский отряд;
- Кубанский пластунский батальон;

В новообразованной армии была введена строгая дисциплина. За бегство с поля боя, грабежи, изнасилования, неподчинения приказам и оскорбления религии полагалась смертная казнь. Казаки-белоповстанцы надели погоны, различавшиеся по полкам - при том, что большевики любого, пойманного с погонами, немедленно расстреливали. Пути назад не было.




Михаил Фостиков с казаками Армии Возрождения России.




Первый бой большевикам армия Фостикова дала 4 июля 1920 года между станицами Красногорской и Кардоникской. Два полка большевиков были наголову разбиты, добычей казаков стали 10 пулемётов и 400 винтовок. Эта победа воодушевила казаков. Повстанческое движение под командованием Фостикова начало шириться. К началу августа Фостиков освободил от большевиков станицы Баталпашинскую, Беломечетинскую, Зеленчукскую, Курсавку, Исправную, Отрадненскую, Удобную, Передовую и ряд других. В станицах восстанавливалось атаманское правление, осуществлялся сбор продуктов для армии, а главное - шёл приток новых добровольцев. Армия Возрождения России контролировала три отдела Кубанского войска - Баталпашинский, Лабинский и Майкопский, её численность достигла 25 тысяч человек.

Однако, и большевики не дремали. Тем более, что и численно, и качеством вооружения они превосходили казаков Фостикова. Против белоповстанцев были брошены силы пяти с половиной красных дивизий с большим количеством артиллерии и боевой авиацией. Несмотря на упорное сопротивления казаков, Фостиков со своими повстанцами в конце концов оказался оттеснён в Грузию, где последние 5 тысяч его сторонников едва не оказались в руках красных.

Дело в том, что национал-сепаратистское правительство Грузии, опасавшееся победы белых, вступило в соглашение с большевиками, соглашаясь выдавать им любых русских беженцев, которые оказались бы на территории Грузии. Фостикова по существу спасало только то, что остатки его полков отнюдь не утратили боеспособности. Арестовать казаков грузины не решались, хоть и крутились вокруг них, как стервятники.

Фостиков попытался связаться с Врангелем через бывших кубанских лидеров, обосновавшихся в Батуме. Однако кубанские политики, любившие много говорить о казачьих вольностях, но слабо себе представлявшие практику и расстановку сил, даже не попытались связаться с Врангелем и передать обращения Михаила Архиповича. Выручила... случайно попавшая в руки Фостикова советская газета, в которой сообщалось о признании Врангеля французами. Фостиков немедленно связался с французскими представителями в Батуме, которые и радировали Врангелю в Крым.

Пётр Николаевич немедленно распорядился снарядить на выручку Фостикову большой отряд кораблей под прикрытием подводных лодок. Корабли должны были доставить Фостикову оружие и боеприпасы, а если бы обнаружилось, что продолжение сопротивления Армией Возрождения России невозможно - эвакуировать всех людей и лошадей в Крым. Руководил "спасательной операцией" Владимир Александрович Григорков.




Пётр Николаевич Врангель




Грузины, однако, заявили, что к берегу русские корабли не подпустят и эвакуировать никого не позволят. Несколько дней прошло в бесплодных переговорах. Наконец, у Григоркова лопнуло терпение, и он, получив одобрение Врангеля, объявил грузинам, что не остановится перед применением силы.

Операцией по спасению Армии Возрождения России из грузинской ловушки руководил лично Фостиков. Возглавив десант из нескольких сотен казаков из отряда Улагая, он разоружил грузинских милиционеров и обеспечил прикрытие погрузки. Все казаки и их кони были вывезены врангелевцами из Адлера.

В Крыму войска Фостикова были преобразованы в Кубанско-Черноморский отряд, а сам Михаил Архипович получил чин генерал-лейтенанта и орден Святого Николая Чудотворца. В октябре 1920 года отряд Фостикова держал оборону на побережье Сивашского залива. После того, как эта оборона была прорвана красными, Фостиков организованно отвёл своих казаков в Феодосию, где бывшая Армия Возрождения России была погружена на суда. Гражданская война для Михаила Архиповича закончилась. Начинался период эмиграции.




Михаил Фостиков (справа) и донской генерал Фёдор Абрамов.
Лагерь на острове Лемнос.





Поначалу казаков из числа армии Врангеля разместили на острове Лемнос. Там все уцелевшие кубанские части были сведены в Кубанский корпус, командовать которым назначили Фостикова. Казаки, как и вся белая армия, надеялись, что союзники найдут способ перебросить их обратно в Россию. В головах не укладывалось, что недавние союзники императорской России признают большевиков и оставят белых без средств к существованию. Однако Первая Мировая война давно закончилась, и англичане с французами в русских белогвардейцах вовсе не были заинтересованы. В результате уже в 1921 году корпус Фостикова был переброшен в Югославию, где Михаил Архипович сдал командование. С этой минуты он был просто частным лицом.

Фостиков проживал в Белграде, работал учителем в сербских школах. Когда началась Великая Отечественная война, он отказался сотрудничать с нацистами. В 1945 году СМЕРШ несколько раз допрашивала Фостикова, однако состава преступления в его действиях не было даже по придирчивым советским меркам. 29 мая 1966 года он скончался в одной из больниц Белграда.




Михаил Архипович Фостиков в эмигрантский период.




Михаила Архиповича Фостикова неизменно отличало обострённое чувство ответственности, личная отвага, безукоризненный патриотизм и хорошие организаторские способности. В самых отчаянных обстоятельствах он не терялся и продолжал борьбу за свою Россию - православную, традиционалистскую, в которой казачество занимало подобающее ему место. Вечная ему и благодарная память!
Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Казачество, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

Posts from This Journal “Казачество” Tag

promo mikhael_mark december 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments