Михаил Маркитанов (mikhael_mark) wrote,
Михаил Маркитанов
mikhael_mark

Categories:

Герой Гражданской войны, от которого не осталось даже фотографии

"От героев былых времён не осталось порой имён", - поётся в знаменитой старой песне. От человека, о котором я сегодня хочу рассказать, имя как раз осталось - Яков Антонович Пашкевич. Но вот из всех его фотографических изображений в хаосе Гражданской войны, увы, уцелело только одно коллективное фото.










Вот это фото. На нём - генерал В.З. Май-Маевский (крайний слева) делает смотр 2-му Корниловскому ударному полку в Ростове. А рядом с генералом, чуть-чуть правее и немного позади, стоит герой нашего рассказа - офицер-корниловец Яков Антонович Пашкевич.
Яков Пашкевич родился 5 (18) марта 1889 года в крестьянской семье, проживавшей в Минской губернии. Хоть предки будущего героя Гражданской войны и не блистали происхождением, но начальное образование Яков всё-таки сумел получить дома, стало быть, семья была грамотной. 21 января 1910 года, 20 лет от роду, Яков Пашкевич поступил на военную службу в Русскую Императорскую Армию, судя по всему - был призван на срочную службу. Отбыв солдатскую повинность, Яков Антонович решил связать свою судьбу с армией окончательно и поступил в Тифлисское военное училище, которое окончил в октябре 1914 года - уже вовсю шла Первая Мировая война. Учился молодой человек, судя по всему, прилежно, ибо произвели его по окончании училища не в прапорщики, а в подпоручики. По окончании училища он был направлен в 13-й Финляндский стрелковый полк, в рядах которого принимал участие в боях Первой Мировой войны. Несколько раз был ранен, удостоен за боевые заслуги ордена Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом и закончил Первую Мировую войну штабс-капитаном.

А дальше была революция. Судя по всему, Пашкевича в армию привлекли не только карьерные перспективы, но и искреннее желание служить Родине, многократно усилившееся в ходе боёв с немецкими захватчиками. В тот самый период, когда многие его собратья по классу бежали с фронта делить помещичью землю и оседали по деревням, не желая служить ни красным, ни белым, или же записывались в формируемые большевиками красногвардейские отряды для "защиты завоеваний революции" (а по сути - для узаконенного разбоя), Пашкевич присоединился как раз к той силе, которая наиболее ярко олицетворяла собой контрреволюцию, стала её своеобразным и грозным символом. Он влился в ряды Корниловского ударного полка. Дальнейший его путь был определён: как человек долга и безукоризненного патриотизма, он оставался в рядах Добровольческой белой армии до самой смерти.



Корниловцы штурмуют железнодорожную станцию.
Сцена из 2-го Кубанского похода




В рядах Корниловского ударного полка Пашкевич проделал Первый Кубанский Ледяной Поход, в ходе Второго Кубанского похода командовал пулемётной командой корниловского полка. В декабре 1918 года его производят в капитаны. В начале 1919 года новоиспечённый капитан, как опытный воин, руководит учебной командой полка. Но в мае 1919 года в связи с притоком новых добровольцев у белогвардейского командования зарождается мысль развернуть Корниловский ударный полк в двухполковую бригаду. Во главе 2-го Корниловского ударного полка решено было поставить Пашкевича. Доверие более, чем высокое, если учесть, что "именные" полки в Добровольческой Армии считались общепризнанной элитой. А Пашкевич на тот момент не был даже полковником. Напомню, что дефицита в штаб-офицерских и генеральских кадрах Добровольческая Армия не испытывала никогда.

15 июля 1919 года состоялось новое назначение Пашкевича. Белые войска в это время вели оборонительные бои против пытавшихся перейти в наступление красноармейцев - и одновременно сами готовили масштабное наступление на Москву. В Московском походе и в последующем отступлении армии Деникина Пашкевич бессменно командовал 2-м Корниловским ударным полком, принял участие во всех боях этого полка, в частности - в Орловско-Кромской операции. Особенно отличился Пашкевич 25 сентября 1919 года в бою у деревни Зиновьево. Пашкевича, по воспоминаниям сослуживцев, неизменно отличало стремление лично вникать в обстановку, самому контролировать ход боя и лично водить свои войска в атаку. Этот навык Пашкевича позволил корниловцам в тот сентябрьский день избежать разгрома: Яков Антонович вовремя заметил колонну красных, пытавшуюся обойти 2-й Корниловский полк, и во главе двух рот атаковал большевиков с фланга. Удар оказался для красных полностью неожиданным, не только сорвав их атаку, но и принудив к поспешному отступлению. Пашкевич в этом бою был тяжело ранен, но в ноябре 1919 года, по излечении, снова вернулся в родной полк. 8 октября 1919 года за боевые отличия Яков Антонович Пашкевич был произведён в полковники.



Корниловцы отступают от Орла





После эвакуации белых войск в Крым Пашкевич некоторое время командовал всей Корниловской ударной дивизией. Именно он, грамотно и чётко руководя войсками дивизии, прорвал оборону красных на Перекопе, что обеспечило врангелевцам выход в Северную Таврию. Сам Пашкевич был за этот прорыв награждён орденом Николая Чудотворца. После 28 мая 1920 года Яков Антонович снова возвращается в свой родной 2-й Корниловский полк, во главе которого участвует в разгроме корпуса Жлобы.

В июле 1920 года красные сосредоточили крупные силы у Александровска и Орехова. Корниловцам было приказано, не прекращая обороны своих прежних рубежей, перейти левым флангом в наступление, взять Сладкую Балку и совместно с конницей генерала Н. Бабиева разбить ореховскую группировку большевиков.







В обороне остался 1-й батальон 2-го Корниловского полка. В 6 часов утра 28 марта большевистская конница атаковала ослабленную оборону корниловцев. Атака была отбита, завязалась перестрелка. В ходе боя особенно отличился подпоручик Артём Бондарь, который на пулемётной тачанке прорвался в тыл большевикам и открыл по ним пулемётный огонь, вынудив к поспешному отступлению. Пашкевич, стремившийся всегда лично вникать в обстановку, примчался на звук выстрелов и спустился к сторожевому охранению своего полка, чтобы лично удостовериться, как далеко отогнан противник. Из кукурузы, в которой попрятались красные, полковника заметили и дали залп. От полученного ранения в голову Яков Антонович Пашкевич в тот же день скончался на руках сестры милосердия Екатерины Глик. Судя по всему, Пашкевич понимал, что рана смертельна, чувствовал, что умирает - он пытался помолиться. Но успел только перекреститься и прошептать: "Во имя Отца и Сына и Святаго Духа"...

В общем, даже в "аристократической", "классовой", по мнению некоторых неумных публицистов, армии Деникина сражались представители русского крестьянства, сражались с охотой и энтузиазмом. И не просто сражались, а добивались высоких постов в этой самой армии. А корниловцы, коих многие - опять же, не от большого ума - считают какими-то полуэсерами и чуть ли не поголовно масонами, имели в своих рядах людей, для которых Православие - не пустой звук. Во всяком случае, Яков Пашкевич жил и умер так, как подобает христианскому воину. Вечная ему и светлая память.
Tags: Белые, Гражданская война, История Отечества, Корниловцы, Неизвестных героев не бывает
Subscribe

Posts from This Journal “Корниловцы” Tag

promo mikhael_mark декабрь 26, 2019 12:52 8
Buy for 10 tokens
Как известно, одним из главных аргументов тех, кто категорически выступает против передачи храмовых зданий верующим, является ограниченность финансовых ресурсов у Церкви и отсутствие понимания "всей всемирно культурной ценности этих старинных памятников". В итоге, делается вывод,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments